ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

новые научные статьи: демократия как оружие политической и экономической победы в услових перемензакон пассионарности и закон завоевания этносапассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  прогноз для России на 2020-е годы 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Не знаю, как вас благодарить, – смущенно пролепетала девушка, и слезы выступили у нее на глазах.– А вы помогите такому же страннику. Это и будет наилучшей благодарностью, – посоветовал пастор и улыбнулся: – Таким образом, цепочка добрых дел во славу Божью не прервется!– И помолитесь за наших солдат, – попросила женщина, собиравшая корзинку для Эйприл. – Пусть они победят этих янки и спасут нашу родину!Эйприл пообещала, что непременно так и сделает, и вскочила на лошадь. Еще никогда в жизни она не испытывала такой благодарности, и к кому? К людям совершенно незнакомым.
Уже в сумерках Эйприл подъехала к заброшенному амбару. Он стоял чуть поодаль от дороги в окружении густых кустов и вьющегося виноградника. Дверь криво висела на ржавых петлях и была похожа на перекошенный от смеха рот. Эйприл боязливо заглянула внутрь и тут же отскочила, успев заметить, как что-то невидимое беззвучно скользнуло в темноте. Пожалуй, лучше твердая голая земля в качестве ночного ложа, чем эта таинственная, полная опасностей темнота.Отдохнув несколько часов, Эйприл снова двинулась в путь, хотя чувствовала себя очень усталой. Все тело ломило после долгого дня, проведенного верхом на лошади.Ближе к вечеру она заметила, что окружающий пейзаж становится знакомым. Значит, уже недалеко до дома. Эйприл решила ехать помедленнее – ей не хотелось появляться в Пайнхерсте до темноты. Да и кобылке надо дать отдохнуть.Над землей уже сгустились вечерние сумерки, когда Эйприл добралась до ручья, который струился в роще совсем рядом с ее домом. Девушка спряталась в кустарнике и стала наблюдать за тем, что происходит в поместье.По всей видимости, дневные труды были окончены. Над домиками, в которых жили рабы, струился дымок. Работники уже вернулись с полей и готовили себе ужин.Эйприл подождала, пока наступит полная темнота, и лишь затем подкралась к дому. Она хотела разобраться в обстановке как можно лучше, а потом найти укромное местечко и спрятаться там до приезда дяди Джеймса. Может быть, ее приютят родственники Олтона. Когда они узнают всю правду, то вряд ли откажут ей в крове. Вообще-то самым разумным было бы отправиться к ним немедленно, но Эйприл – так тревожилась за отца…Теперь от парадного входа ее отделял лишь цветущий зеленый газон. Все выглядело очень спокойно. Даже слишком спокойно. Свет горел лишь в комнате отца и в его кабинете. Остальные окна были темными.Глубоко вздохнув, Эйприл бросилась через газон к дому. Добежав до стены, она присела на корточки и прислушалась. Из дома не доносилось ни звука. «Я только одним глазком посмотрю, все ли в порядке с отцом, и сразу уйду отсюда, – убеждала себя Эйприл. – Разумнее всего спрятаться у Мозли. Но прежде я просто обязана выяснить, что с отцом!»Очень осторожно, почти крадучись, девушка поднялась по широким мраморным ступеням и очутилась на крыльце. Прижавшись к стене, она еле заметными шажками начала продвигаться вперед, пока не оказалась у окна гостиной. Заглянув внутрь, Эйприл похолодела: за дубовым столом отца сидела Ванесса, перед ней были разложены какие-то бумаги.Ванесса явно чувствовала себя здесь хозяйкой. Эйприл с удивлением отметила, что сестра одета в роскошное вечернее платье лилового цвета, рукава и воротник которого были оторочены изящным розовым кружевом. Вообще-то Ванесса не жаловала всякие рюши и оборочки, предпочитая – в тех случаях, когда ее заставляли надеть платье, – самые простые фасоны. Лучше всего она себя чувствовала в бриджах и рубашке.Но настоящий шок Эйприл испытала, когда увидела напротив сестры… Зика Хартли! Водрузив ноги в сапогах на край стола, он попыхивал длинной сигарой. В руках негодяй держал стакан бренди. «Похоже, он тоже чувствует себя здесь как дома!» – с гневом подумала Эйприл.Их разговора она не могла расслышать, а увидела вполне достаточно. Теперь надо поскорее выяснить, что с отцом. Эйприл спустилась с крыльца и подкралась к задней двери, моля Бога лишь об одном: чтобы ее никто не заметил. Вот только заглянет в окно отцовской комнаты и тут же отправится к Мозли.Эйприл стала на цыпочках подниматься по ступенькам. Было так темно, что приходилось двигаться по памяти. Когда она достигла второго этажа, в нос ударил неприятный запах затхлости. Интересно, сколько слуг сбежало из дома? Наверное, много. Ванесса всегда была очень груба с неграми.Тоненький лучик света пробивался в щелочку между дверью и полом. Трясущимися пальцами Эйприл взялась за ручку и слегка повернула ее. Дверь немного приотворилась. Отец лежал на кровати. Глаза его были закрыты. Грудь мерно вздымалась и опускалась – должно быть, спал. Кажется, с ним все в порядке.Но тут Эйприл внимательнее рассмотрела лицо Картера Дженнингса, и слезы бессильной ярости выступили у нее на глазах. Чувствовалось, что даже сейчас, во сне, этот человек страдает.Потрясенная увиденным, Эйприл не сразу поняла, что сжимает стеклянную ручку с такой силой, что рискует раздавить ее. Она обязана помочь отцу. Обязана! Этот человек, превратившийся в собственную тень, не заслужил такого обращения, какие бы грехи он ни совершил в прошлом.– Привет, Эйприл!Эйприл замерла, затем медленно обернулась. Внезапно холл озарился тусклым желтым светом.На лице Ванессы торжествовала зловещая улыбка. Ее синие глаза мерцали в свете фонаря, который держал Зик Хартли. Он не улыбался.– Добро пожаловать домой, драгоценная сестрица! – подчеркнуто вежливо произнесла Ванесса.Эйприл в страхе огляделась по сторонам. Куда бежать? Да и можно ли убежать от них? Но нельзя же сдаваться без боя!Зик передал фонарь Ванессе, а сам сделал шаг вперед и прошипел сквозь стиснутые зубы:– Нам есть о чем с тобой потолковать, девочка!Эйприл поняла, что снова погружается в тот кошмар, которым после того злополучного бала стала ее жизнь… Глава 12 Эйприл яростно отбивалась, но Зик, заломив ей руку за спину, поволок по лестнице. Вскоре они очутились в кабинете. Ванесса сидела за письменным столом отца и молча наблюдала за тем, как Зик грубо швырнул Эйприл на стул и сунул под нос стакан бренди. Девушке стоило больших усилий не выплеснуть его в нагло улыбающуюся физиономию сестры.– Какой сюрприз! – Ванесса скрестила руки на груди. – Когда Уит доложил, что видел, как ты крадешься к дому, я решила ничего не предпринимать, а просто сидеть и ждать. Хотелось выяснить, что у тебя на уме. – Она бросила осуждающий взгляд на Зика. – Надеюсь, кто-нибудь наконец объяснит мне, как ты здесь очутилась? Я-то считала, что из монастыря тебе не вырваться!– А разве Зик не сказал тебе, что вместо того чтобы отвезти меня в монастырь, он проиграл меня на скачках Рэнсу Таггерту? – В голосе Эйприл звенел гнев. – Все это время я была пленницей этого дикаря в его логове у горы Чеаха!Ванесса удивленно подняла брови, но через секунду согнулась в приступе дикого хохота.– Да неужели? Тогда ты вряд ли жалеешь, что не попала в монастырь! Зная Рэнса – а кому его и знать, как не мне? – я уверена, что с ним тебе было гораздо интереснее, чем с монашками! Надеюсь, ты получила удовлетворение от его общества?– Я не желаю говорить об этом! – Эйприл поднялась со стула, но Зик грубо швырнул ее обратно. – Не смей меня трогать, ублюдок! – крикнула девушка.– Ну-ну, не будь такой чувствительной, Эйприл! Как видишь, я здесь полная хозяйка и не позволю тебе вмешиваться в мои дела.– Я не уйду отсюда!Ванесса и Зик обменялись быстрыми взглядами и уже вдвоем разразились оглушительным хохотом. Эйприл молча наблюдала за ними.– Но у тебя нет выбора, – отсмеявшись, проговорила Ванесса. – Жаль, что отец сейчас спит. Тебе надо посмотреть на папочку, когда он бодрствует. Тогда ты убедишься, как он беспомощен и покорен. Отец не может сам встать с постели, и Бьюфорду приходится поднимать его и сажать в кресло. Он даже не может есть сам – его надо кормить с ложки!– У него был еще один удар? – с тревогой спросила Эйприл, подаваясь вперед и вцепившись в спинку стула. – Что ты с ним сделала, Ванесса?– Увидев меня, он, естественно, пожелал узнать, как я здесь оказалась. Пришлось сказать отцу, что он тебя изнасиловал, и ты, не вынеся такого унижения и позора, сбежала из дома. Услышав это, отец закричал, а затем потерял сознание. Наверное, как ты говоришь, у него действительно был удар или что-нибудь в этом роде…– Ах ты, бессердечная дрянь!Эйприл вскочила так стремительно, что Зик не успел удержать ее, и выплеснула Ванессе в лицо бренди. Опомнившийся Зик подскочил к девушке и нанес такой удар, что она покатилась по полу. Затем он поднял Эйприл и снова бросил ее на стул.– Вы за это заплатите – оба! – не помня себя, закричала она. – Как вы могли так поступить?– Заткнись! – Глаза Ванессы грозно сверкнули, она с такой силой вцепилась в стол, что побелели костяшки пальцев. – Пайнхерст теперь мой! Конечно, война осложнила ситуацию, но я уверена, что в один прекрасный день это поместье снова станет лучшим в округе. И я не намерена выпускать его из рук!– Да оглянись вокруг, Ванесса! Все приходит в упадок. Неужели ты всерьез полагаешь, что сумеешь возродить Пайнхерст? Почему бы тебе не уйти и не дать мне возможность позаботиться о папе? В своем теперешнем состоянии он долго не протянет. Зачем ты продолжаешь его мучить?– А разве он не мучил меня все эти годы, когда обвинял в смерти нашей матери? Старый осел! – Ванесса была вне себя от ярости и не скрывала этого. – Разве ты не понимаешь, что я хочу отомстить вам обоим? Наконец-то ты у меня в руках, драгоценная сестрица, и никто и ничто меня не остановит! Когда наши добрые соседи узнали, что сделал с тобой отец, они все в один голос похвалили меня за то, что я вернулась домой ухаживать за ним. По их мнению, мистер Дженнингс совершенно сошел с ума. А меня они превозносят за то, что я, как истинная христианка, простила его – ведь в свое время отец выгнал меня из дома!.. – Она перевела дух, подошла поближе и доверительно сообщила Эйприл: – А насчет нашего полного разорения ты не права. Рабы уже обработали поля для весеннего посева. В этом году я рассчитываю на хороший урожай хлопка. А даже если он почему-либо не уродится, мы сумеем продержаться до весны. Ведь я продала всех папочкиных лошадей, и очень выгодно продала!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74
Загрузка...
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    
   
новые научные статьи:   принципы идеальной Конституциисхема идеальной школы и ВУЗаключевые даты в истории Руси-Россииполная теория гражданских войн и  национальная идея для русского народа
загрузка...

Рубрики

Рубрики