науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Ц Жаль, ее нет, и папе целоваться не с кем. А как ты думаешь, это здорово?
Ц Тебе-то что! Ц почувствовала Анька ответственность старшей за нравс
твенность младшей. Ц Ну-ка домой, расцеловалась! Шагом марш!
Ц Отстань! Ц взвизгнула ущипленная Танька. Ц Сама ты шагом марш, приши
бейка! Ой, дождик, бежим!
По крыше рыжиковского сарая ударили теплые летние водяные дробинки. Две
пары тапочек прошлепали по мокнущему кирпичу к веранде. Худая Танька уве
ртывалась от плотной, скорой на расправу Аньки, почему-то болезненно реа
гировавшей на клички «унтерша» и «пришибейка».
Размельченные капли брызгали в щели сарая. Доктор Рыжиков никак не мог п
ошевелиться, связанный чужими тайнами. В том числе и тайной дочери Валер
ии, не ночующей дома. Валерия, тот выросший сюрприз, который поднесла свои
м родителям юная одноклассница доктора Рыжикова после того дождливого
медового дня. Когда он давно был на фронте, не гадая и не думая, что стал отц
ом, наравне с бородатыми «батями». Отцом, которого ее родители в память о т
ом сюрпризе еще долго называли только «он» и «хулиган». И пускали на свой
порог только для того, чтобы высказать все как губителю ее судьбы и красо
ты, якобы увядшей от раннего материнства! Для них, но не для него!
Так и узнаешь, что творится в твое отсутствие. Оказывается, просто некому
варить утром овсяную кашу, в которую он свято верил. И девки, видимо, переб
иваются хлебом с колбасой. Ночуя дома, доктор Петрович лично к семи тридц
ати утра варил эту бурду на воде Ц в одной руке ложка, в другой книга. Для с
пящих девок это позвякивание ложки и побулькивание массы было ненавист
ным предвестником неотвратимого пробуждения. Они, в отличие от доктора П
етровича, ни в грош не ставили значение для развивающихся девичьих орган
измов овсяной каши «геркулес» (на воде). Они любили колбасу.
Без него эта обязанность возлагалась на старшую дочь. И вот тебе на! Жизнь
ю пользуйся, живущий. Может, Валера Малышев ему уже и не будущий родственн
ик, а настоящий? Пока он тут в сарае вор вором. Глаза слипались… Когда-то он
умел не спать по три ночи. Теперь это кончилось. Сам не заметил как. Наверн
ое, как кончается молодость. Тоже незаметно. Недоспав, доктор Рыжиков ход
ил теперь в летаргии, и выручали только заседания. Но завтра заседаний не
было. Только одна операция. И пять часов сна ему были нужны позарез. Пожалу
й, даже шесть. Но, допустим, он заявится. Что тогда? Эта дурочка будет пойман
а. Высокомерная Валерия. Гордая и недоступная. Как ледниковая вершина. Ка
к ледяной склон, к которому каждый раз снова и снова подступает атлет и ки
бернетик Валера Малышев. Чтобы завоевать улыбку или взгляд. И поймана.
Даже зайцу противно быть пойманным. А гордой вершине подавно. Она, вершин
а, на свое имеет право. Если бы даже это была посторонняя вершина, доктор П
етрович вообще философски смотрел бы, какая сейчас над ней крыша. Но верш
ина была своя. И то-то и оно. Тот самый двухлетний сюрприз. Гордая и пойманн
ая своя вершина Ц как это грустно! Если в дом. А если обратно в больницу Ц
промокнешь как суслик. И рыжая Лариска в дежурке бог знает что решит. Куда
же тогда?
Дождь приударил стеной и промыл все насквозь. Капли сочились за шиворот.
Запахло мокрым деревом и молодой сиренью. Никто не прибежал спасаться. В
ремя шло. Дождь только сначала был теплый. С сыростью в сарай проникал хол
од. Он отпугивал от ночевки здесь с Рексом. Доктор Рыжиков сидел и думал, к
ак ему быть. Во-первых, с гордой вершиной, во-вторых Ц с Туркутюковым. Во-в
торых, с Рексом, во-первых с гордой вершиной. Во-первых, с архитектором Бал
ьчурисом, во-вторых Ц с Туркутюковым. Во-первых, с гордой вершиной…

12

Один механик электронного концерна в ФРГ слухом отличает шумы, которые н
е улавливает ни один прибор. Слышали? Он там работает акустическим дегус
татором. Пришлось ему застраховать свои уши в агентстве Ллойда на полмил
лиона долларов…
Обритая голова Туркутюкова представляла собой нечто ни на что не похоже
е. Может быть, на высоту военных лет, изрытую траншеями и воронками. Вечеро
м он уснул, убаюканный бромом, люминалом, хлоралгидратом, демидролом, сед
уксеном или черт-те чем еще, а также спокойным лицом доктора Рыжикова, мон
отонно рассказывающего про наиболее яркие воздушно-десантные операци
и второй мировой войны. Во сне он даже взлетел, только не на своем «дугласе
», а на реактивном «МИГе», думая, что так помогла операция.
Неохотно проснувшись, он опять увидел широкое и доброе лицо доктора Рыжи
кова, беззаботно говорившего о каких-то не имеющих отношения к делу заст
рахованных ушах. Вокруг сновали какие-то люди в зеленых пижамах со шприц
ами и склянками. Пока ему делали укол, Туркутюков успел услышать, что, по п
оследним данным, исходя из анализа множества электроэнцефалограмм, кро
кодилы, когда они спят…
И снова провалился в теплую мягкую вату.
Потом сквозь эту вату к нему снова пробились слова доктора Рыжикова, объ
яснявшего, что если бы у него были три парня, а не три девки, то он всех троих
обязательно бы спровадил в… Рязанское воздушно-десантное училище. Про
них бы сняли фильм «В небе только Рыжиковы». Туркутюков начал сердиться,
что ему не дают спать и будят каждые пять минут, да еще недосказывают что-
то начатое. «А где вы родились?» Ц вдруг спросил доктор Рыжиков. Туркутюк
ов чуть шевельнул губами: «В Ростове». Ц «А на какой улице?» Ц почему-то п
ристал доктор. «На Арнаутской», Ц ответил Туркутюков недовольно. «А где
сейчас живете?» Ц «В Калинине…» Ц «А уехали оттуда давно?» Ц «Зимой…»
Ц «Зачем?» Ц «От фотографов…» Ц «А война когда началась?» Удивившись я
вной глупости этого вопроса, Туркутюков назвал год и добавил: «Сами не зн
аете?»
Все это доктор Рыжиков угадывал скорей по шевеленью губ, но в общем был до
волен. «Ну, хорошо. А как вы себя чувствуете?» Ц «Хорошо… А что крокодилы?»
Ц «Какие крокодилы?» Ц «Которые спят…» Ц «А-а… Снов не видят. Оказалось
, крокодилы спят без снов. Понимаете?» Ц «Понимаю… А когда операция?»
В общем, ему уже было давно все равно. Никакого страха или нетерпения. Толь
ко ватное равнодушие.
Ц А уже, Ц вдруг сказал доктор Рыжиков. Ц Сделали…
Ц За пять минут? Ц не удивился бедный летчик.
Ц За шесть часов, Ц уточнил доктор Рыжиков со всей присущей ему приветл
ивостью. Ц Ну, теперь спите.
С облегчением радости Ц не операции, а разрешения спать Ц Туркутюков с
нова канул.

13

И очень хорошо, что проспал все на свете. А то бы его очень обидело, что докт
ор Рыжиков начал это священнодействие с настоящего оскорбления, то есть
иголкой и ниткой пришил к его многострадальному бритому темени кусок ст
ерильной бурой простыни. Вряд ли кто перенес бы таковое издевательство с
покойно, тем более больной с ярко выраженным эпилептическим комплексом.

Ц На первый взгляд, это, конечно, варварство, Ц пробормотал доктор Рыжи
ков, выряженный в столь же бурый и мятый халат вместе с такой же жеваной ша
почкой. Он оправдывался перед трагическим взглядом Аве Марии Козловой, п
робившимся между ее зеленой шапочкой и марлевой маской. Ц Так делают то
лько аспиды нейрохирурги. Всю остальную честную братию это почему-то шо
кирует. Не пойму, почему. Лучше раз пренебречь дипломатией, чем сто раз пра
вить поле и дергать себя и сестру… Ну как там, заинтубировали? О! Сейчас то
лько начнут! Вам бы кота за хвост тянуть, братцы кролики…
Аве Мария работала в бригаде реаниматологов-анестезиологов, или, по-рус
ски выражаясь, воскресителей-усыпителей, в подчинении Коли Козлова. Там
она его и полюбила за удаль и талант основателя. «Не забывайте, Маша, Ц по
вторял ей доктор Рыжиков в трудные минуты жизни, Ц он Ц основоположник.
Его имя будет золотыми буквами выбито в истории нашего города вместе с и
менами других первопроходцев. Например, основателями водопровода, трам
вая, главной аллеи, театра…» Как всегда Аве Мария смотрела трагически, не
понимая, шутит он или серьезно. Сейчас над марлевой повязкой ее глаза ста
ли еще трагичней, хотя Коля Козлов был как никогда хорош Ц трезв, деловит
, весел, умен как черт.
Начав отслаивать бритую щетинистую кожу от запущенных рубцов и трещин ч
ерепа, доктор Рыжиков тяжко вздохнул: «Ох, нелегкая это работа… из болота
тянуть бегемота…» Рубцы туркутюковской головы спрессовались в окамене
вшую породу, в которой, кажется, можно было найти отпечатки древнейших ры
б и птиц. Шустреньким остроконечным ножницам этот материал был непосиле
н.
Ц От такого скальпа и апачи отказались бы, Ц снова обидел доктор Рыжико
в Туркутюкова, когда жалкий клочок истерзанно-красной, с прорехами, увеш
анной блестящими зажимами, кожицы отделился от черепных надолб. Ц А это
прийдется выковыривать прямо с костями. Коля! Вы здесь самый высокий, поп
равьте, пожалуйста, лампу. Что-то в глазах зарябило. Сильва Сидоровна, у ва
с есть куперовские ножницы? Самые острые? Уф… Братцы кролики, дайте на чем
сидеть! Я ведь контуженный…
Коля Козлов, мелькая из-под зеленой пижамы тельняшкой, задрал над всеми р
уки и стал наводить лампу точно в цель. Кто-то пододвинул крутящийся музы
кальный стул и стал его крутить, прилаживая под зад доктора Рыжикова. Он г
оворил: «Выше, ниже…» Ц пока наконец не приладился, после чего тяжко вздо
хнул: «Эх, рвануть бы этот железобетон динамитом…»
К счастью, Туркутюков проспал и это рацпредложение.
Гудела и сипела аппаратура, нагнетая в него смесь кислорода и азота, то ес
ть обычный воздух, если так можно выразиться в присутствии медицины. Ког
о-то второстепенного от этого гудения начало клонить в сон.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики