науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Под самое утро диктующий вдруг задумался и совсем не по программе сказал
:
Ц Только не дай бог вам, конечно, увидеть все это, Сулейман… Нет, возвраща
йтесь в чистую стоматологию, пока не поздно… Ноль процентов смертности,
от пациентов одни благодарности… Самое сложное Ц зуб вырвать… Впутает
есь не в свою функцию, потом всю жизнь на меня зуб точить будете.
В глазах у Сулеймана было большое терпение, дающее доктору Рыжикову выск
азать все. Высказать Ц и все равно покориться.
Ц А самое трудное, Сулейман, к чему нельзя привыкнуть никогда, это рисков
ать чужой головой, когда своя в безопасности. Ц Он сообщил это как самую
большую тайну бытия.
Ц Извините… Ц улыбнулся Сулейман усталой бессонной улыбкой. Ц Для не
которых это самое большое удовольствие.
Ц Это только при больной психике, Ц совсем без осуждения сказал доктор
Петрович. Ц Это ненормальные люди, их надо лечить…
Ц Ай, никакие они не больные, Ц у Сулеймана проскользнула даже нотка ра
здражения таким всепрощением. Ц Они как раз очень нормальные, вас еще ле
чить хотят… Вернее, им выгодно, чтобы таких больных, как вы, побольше было
для их здоровья. Извините… Я вот не видел, чтобы кто-нибудь, как вы, так част
о свою голову подставлял.
Ц Я, Сулейман… Ц Доктор Рыжиков еще раз пристально посмотрел на зелено
ватое лицо Сулеймана и наконец решил доверить ему тайну своей жизни. Ц Я
вообще живу не по праву. Раз в братскую могилу попал, но это-то со многими б
ывало. А другой раз просто моя смерть досталась другому. И я теперь живу за
него.
Кажется, Сулейман отнесся к этому серьезно. И доктор Рыжиков выложил все
до конца:
Ц Он был у нас самый красивый парень и на аккордеоне играл. А родом из Нов
ороссийска. У них на Черном море все музыкальные. Мы так и думали, что посл
е войны будет играть в джаз-оркестре Леонида Утесова. Собирались коллек
тивное письмо писать, чтоб приняли. «Дорогой и многоуважаемый Леонид Оси
пович! Пишут вам бойцы четвертой роты второго воздушно-десантного батал
ьона такого-то гвардейского воздушно-десантного полка, такой-то гварде
йской воздушно-десантной дивизии. Мы все очень любим слушать зажигатель
ные песни в исполнении Вашего джаз-оркестра. И у нас есть для Вас приятная
новость. В нашей роте в первом взводе…» А нас он будет по контрамаркам про
пускать. Все уже обговорили. И если в брошенном блиндаже или в разбитом ма
газинчике где аккордеон находили, сразу ему, на пробу. А аккордеонов там, в
Европе, было тьма. Аккордеоны и велосипеды. Мы идем, остатки роты, и, бывало
, все на велосипедах, до следующего КПП. Ну, там ссаживают, велики Ц трофей
ной команде, бывало, и аккордеон заберут, мы до следующего склада топаем, т
ам снова седлаем… Но это так. Ему уже награда шла, Слава второй степени. Эт
о за Балатон, когда немцы нам всыпать хотели. Танковая армия СС прорывала
сь, а у нас артиллерия с тягачами отстала, снег с дождем, все раскисло, лежи
м в ячейках и богу молимся. Под рукой только пэтээры да гранаты. А «королев
ского тигра» ничем подручным не возьмешь, не такой орешек… Вот один, здор
овенный такой, вылез нам на окопы и начал утюжить. Помесил как следует, пот
ом встал, фыркает. Может, водитель ориентировку потерял, ему по щелям весь
батальон из чего только возможно садит… Потом люк в башне открылся, офиц
ер в черном высунулся, заозирался. Ну, этого тут же и подстрелили. А люк отк
рытый. И тут Юрка из окопчика выскочил. Недаром у него фамилия такая Ц Ско
родумов. Так быстро, мы моргнуть не успели. В одной руке граната, другой хв
ать за буксирный крюк, за поручень, и сзади ему на спину Ц прыг! В люк грана
ту, а сам кубарем вниз, в свой окоп. В танке ка-ак грохнет! Целая серия взрыв
ов, да каких! Боезапас, видно, рванул. Башню оторвало, бросило набок, «тигра
» горит так красиво, с черным столбом… На остальных это даже подействова
ло, начали пятиться, будто здесь ух какая оборона. А тут один Юрка с гранат
ой. Мы после боя к нему побежали, будто никогда не видели. Посмотреть, что з
а человек. Смотрим Ц ничего, такой же, как и все. Грязь с аккордеона соскре
бает, смеется: «Чуть-чуть бы Ц и аккордеон раздавил бы, собака…» Вот был к
акой парень. А потом шли на Вену, это в Австрийских Альпах. Слоеным пирогом
. Знаете, как это? По одной дороге мы наступаем, по другой, соседней, немцы от
ступают, по третьей мадьяры навстречу Ц сдаваться целыми полками… Очен
ь неспокойно, за каждым поворотом неожиданность, часто и мы немцев опере
жали, только оглядывайся… Идем, вокруг дозоры выставляем: и впереди, и сза
ди, и по сторонам… Вот заночевали в одной горной деревушке, утром построи
лись, ротный дозоры назначает. А нас всего кот наплакал… Вот… Меня Ц в гол
овной. Рыжикову Ц продвигаться впереди колонны, метров за двести Ц три
ста, ушами не хлопать, чуть что Ц прыгать в кусты, открывать огонь, чтобы р
ота услышала… Потом: «Тьфу, ты же у нас глухой, контуженый! Сам влипнешь и р
оту загубишь. Скородумов, пойдешь вместо Рыжикова! То же самое, уши не разв
ешивай!» Ну, он пошел. Утро в горах туманное, противное. Каждый куст шевели
тся, каждый камень что-то прячет. Роту со скалы, со стенки, не то что граната
ми, камнями закидать можно. Он пошел, только мне сказал: «Тогда бери, тезка,
мой аккордеон, понеси, а мне свою гранату дай, у меня нет». Я ему дал гранату
. Мы все по последней гранате на пузе носили, чтобы в плен не попасть. Десан
тников, если излавливали, страшно пытали. Бедные ребята могли конечной з
адачи и не знать, а из них ее выламывали. Вместе с костями… Юрий Смирнов, на
пример, тоже был в десанте, только в танковом. Поэтому так над ним зверство
вали, к кресту гвоздями прибивали… Плена мы очень боялись. Дал я ему грана
ту, он говорит: «Вернусь Ц отдам, не бойся». И… километра три мы за ним прош
ли, тихо было. Потом впереди Ц бах! Граната… Мы пригнулись и от камня к кам
ню, перебежками, вперед, за поворот. А там, Сулейман, уже все. Юркины остатки
под откосом и три немца дымятся. И еще следы Ц раненые уползали. Видно, пр
ыгнули сзади из-за камня, с ног сбили. Хотели утащить или засаду нам устро
ить. А он успел кольцо дернуть… у моей гранаты, которое я должен был… Вмест
о меня. Понимаете, Сулейман?
Сулейман только опустил глаза, не вправе что-нибудь сказать.
Ц Аккордеон к нему в могилу положили. И больше нам аккордеоны были не нуж
ны. Так он и погиб за меня, а я живу за него. Не по праву. И у него ни родных, ни б
лизких, сирота из детдома. Как Матросов. Да и как многие. Так что и доложить
ся некому, что я, мол, за него. Как жаль, что я могу представить его лицо, а вы у
же не можете. Это значит, что со мной он умрет еще раз, навсегда.
Ц А вы нарисуйте, Ц посочувствовал Сулейман.
Ц Пробовал, Ц виновато сказал доктор Рыжиков. Ц Не такой уж я художник.
Это надо настоящий талант иметь, лицо человека Ц самое неуловимое… Вот
дошли бы до Вены Ц сфотографировались, а то все в обход да в обход… Я не за
болтал вас, Сулейман?
За стеной осень с глухими завываниями переходила в зиму. Ночь Ц в утро. Чь
я-то жизнь Ц в смерть. Но и чье-то небытие Ц в жизнь. Приходила и уходила б
оль. И надо было нести службу на этом рубеже.
Ц А мы разве все не такие? Ц подумав, спросил Сулейман, едва знакомый док
тору Петровичу персидский мальчик с красиво удлиненной черной, без седи
нки, головой и грустными тысячелетними глазами, наверно, от бессонной но
чи. Ц За кого столько людей погибло, чтобы кто-то жил? Извините…
Это он сказал, чтобы облегчить ношу доктору Петровичу. И доктор Рыжиков э
то вполне понял. Он совсем проникся и достал из стола потертую ученическ
ую тетрадку, отнятую у Аньки с Танькой. Вид у него был такой, будто сейчас о
н прочитает Сулейману стихи, которые давно пишет втайне от всех. Но это бы
ли не стихи. Это был длинный список каких-то людей. Фамилия, имя, отчество, в
озраст, адрес, подробные примечания против каждого. Часть списка уже поб
лекла от давности написания, часть чернела свежей рыжиковской каллигра
фией.
Ц Вот… Ц чисто по-рыжиковски вздохнул он, как перед поднятием только ч
то скатившегося сизифова камня. Ц Если хотите, Сулейман, влезть в это дел
о по уши, то должны знать и это. Сколько людей терпит боль… Только вокруг, в
нашем городе… Вы скажете: все равно они старые, давно с ней свыклись. А им м
ногим только за сорок, самый разгар жизни. И еще сколько терпеть… А даже ес
ли старые? Их жизнь уже не повторится, вот в чем штука. Никогда, понимаете? И
надо ее поддержать изо всех наших сил. К сожалению, слабых. Боль Ц это бол
ьшая несправедливость. Огромная. У одних ее нет, а на других свалилась и не
си. Она и человека искажает, и весь мир для него. Ну, мы уже об этом говорили…

Ц Не всех только, Юрий Петрович, Ц тихо сказал Сулейман. Ц Моя мама при
самой большой боли улыбалась, когда видела нас… И говорила: «Как хорошо м
не здесь с вами! Хорошо, что вы здоровые и веселые, дети, мне больше ничего н
е надо».
Теперь их посетила маленькая, иссушенная страшной болезнью азербайджа
нская женщина, давшая миру, который мог и не подозревать об этом, высочайш
ий урок терпения боли. Ее лицо и тихий голос еще жили в представлении Суле
ймана, а значит, витали сейчас здесь, как и разорванный Юрка Скородумов.
Доктор Рыжиков помолчал сколько надо, признав этим молчанием, что может
и человек быть сильнее боли. И осторожно, не спугивая чувств Сулеймана, ск
азал:
Ц С кого же начинать, как вы думаете? С тех, кому больнее или кто пройдет бы
стрее?
Например, в одной аптеке служил старичок фармацевт. В бытность фельдшеро
м на Воронежском фронте ему на редкость аккуратно срезало осколком авиа
бомбы макушку черепа.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики