науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Оставался день последний. Вечером поезд доктора Рыжикова уходил в сторо
ну фронта. Школьный друг обегал последние комиссии. Подружка трудилась в
горзагсе. С утра зарядил дождь, по улицам растеклись грязи, спасительног
о гулянья не предвиделось. Пришлось начинать семейную жизнь. Была голуба
я кровать с никелированными шариками, которая мучительно скрипела, чуть
на ней шевельнешься. Были пугливые холодные руки и синие пупырышки на ко
же. И желание снова вернуться за ту черту, где все так понятно и просто: алл
ея, танцплощадка, шепот на скамье.
Остаток времени доктор Рыжиков, как более хозяйственный, стирал подружк
ино постельное белье, а жена-одноклассница с обиженным лицом читала на д
иване «Анну Каренину». Доктор Рыжиков исподтишка посматривал на нее с со
страданием и испугом, мучаясь, все ли сделал как полагается или что-то нап
утал.
После отпуска и переформировки генерал-майор снова осматривал свое вои
нство, и когда проходил рядом, доктор Рыжиков почему-то решил доложить:
Ц Товарищ генерал, ваше приказание выполнено!
Генерал от такой неожиданности даже запнулся в своем ходе вдоль строя. С
лыхано ли Ц приказание выполнено! Он поискал глазами подателя этого дер
зкого писка и, конечно, его не узнал. То ли податель в отпуске действительн
о разъелся, то ли генерал в последнее время слишком много приказывал. Поэ
тому доктор Рыжиков взялся напомнить:
Ц Насчет жениться, товарищ генерал!
Комдив уставился в испуганно-счастливое лицо.
Ц Так… Ну и что?
Взгляд генерала сурово и неподкупно еще что-то требовал.
Ц Вы приказали, товарищ генерал, я женился…
Ц Я?! Ну, тогда молодец. Я понял. Молодец. Теперь и умирать не страшно, верно,
боец?
Ц Так точно, никак нет, не страшно! Ц с энтузиазмом согласился боец, не оч
ень понимая в свою очередь, почему это раньше было страшно, а теперь должн
о быть не страшно. И почему, собственно, все вокруг хихикают в кулак, комба
т исподтишка кажет кулак и лишь один генерал хмуро смотрит сквозь всех к
ак бы в какую-то даль. Как будто и не рад, что его приказы выполняются с полу
слова.
Не все из подробностей у него повернулся б язык рассказать жене архитект
ора Бальчуриса. Но, может, ей интересно было бы знать, что комдив вообще лю
бил поговорить с солдатами. Особенно перед высадкой. Наденет солдатские
ватник и шапку, подсядет, заведет компанию… Раз даже старшина попался. По
дходит к роте, а там какой-то охламон консервами НЗ обедает. Взрезал банку
и как ни в чем не бывало даже других угощает. Старшина по спине его хвать: «
Под трибунал захотел?» Он только что на построении запретил прикасаться
к сухому пайку. А то сожрут, черти, все до вражеского тыла. «Я вас, таких-сяк
их, зря двойной порцией каши кормлю?!» А солдат повернулся Ц старшина чут
ь не умер. Солдат оказался комдивом.
Теперь-то доктор Рыжиков знал, куда, в какую даль смотрел сквозь него и ск
возь строй десантный генерал-майор и почему хмурился, когда все хихикал
и. Смотрел он сквозь время, а видел впереди еще полвойны. И ничего особо ра
достного в этой половине для рахитичного молодожена и его юной жены он н
е видел. Просто ничего.
Почему доктор Рыжиков сейчас захотел рассказать то, о чем никогда не рас
сказывал? Кто знает… Скорее всего он не решился бы на это, останься здесь е
ще жена архитектора Бальчуриса. Но когда ушла Ц тянуло рассказать. Ночь
и усталость, внезапное дежурство, похищение больного, вина за давнюю уда
чу Ц много чего есть на свете, чтобы поколебать самого стойкого.
С печальным, почти детским вздохом самый стойкий уже был готов принять к
ак неизбежность свой заветный единственный сон про войну. Но святое отно
шение к дежурству, еще со времен караулов, взяло вверх. Он прошел по постам
. Неслышно останавливался возле палат, вслушивался, не тяжко ли кому. Заше
л к своим. Привычно открыл форточку, чтобы закрыть на обратном пути, вынул
мячик из руки спящего лейтенанта и переложил под подушку, подоткнул одея
ло футбольному тренеру, легким движением ладони снял храп бедолаге кран
овщику.
Обследовав свой коридор и осторожно заглянув в листок с процедурами пер
ед спящей за своим столом дежурной сестрой, он обошел ее и снова двинулся
на четвертый этаж, в заповедник. Там, как в другом царстве, прокрался по мя
гкому импортному ковру между пальмами и пейзажами маслом. Среди многих о
динаковых дверей с рельефным матово-зеленым стеклом (а не убого покраше
нным масляной краской, как в родной хирургии) он снова нашел ту, возле кото
рой, стоял вечером. Снова прислушался Ц и снова ничего тревожного. Во сне
припадки случаются реже, но он все-таки боялся отойти.
С той ночи, как больного без документов, имени и адреса, но с жуткими эпиле
птическими судорогами, сняли с проходящего поезда, доктор Рыжиков стара
лся лично его и укладывать спать, и поднимать по утрам, чтобы быть более ил
и менее спокойным за начало и конец дня. Пришлось еще много писать по разн
ым городам, чтобы найти концы и родственников, вытребовать историю, опов
естить о нахождении сбежавшего, как оказалось, от своей мнительности бед
няги… Единственное, на что доктор Рыжиков не решился, Ц отправить его об
ратно на прежнее место. Хотя за одноместную палату для иногороднего боль
ного его довольно-таки грызло экономное начальство. С припадками возилс
я он один, при поддержке и помощи суровой и прямой медицинской монахини С
ильвы. Она являлась тут же Ц с полотенцем, шприцами, резиновыми бубликам
и. Дверь запиралась изнутри, и пугливые больные менялись в лицах, проходя
мимо. На больных плохо действуют даже чужие стуки и стоны.
Откуда взялось, что он еще и Герой Советского Союза, доктор Рыжиков знать
не знал. Но сразу все изменилось. И неудобный иногородний мгновенно оказ
ался в лучшей «одиночке» заповедника. Может, это и справедливо, может, тол
ько он и оправдывал наличие этого размалеванного коридора… Так что спор
ить было не с чем.
Доктор Рыжиков и не спорил. Он стоял и прислушивался.

7

Утром можно было подумать, что он с этого места не сходил. Но он побывал у с
ебя, благополучно сдал дежурство и даже получил какую-то бумажку, в котор
ую сейчас и вчитывался, прежде чем открыть дверь.
«Прошу разобраться, с какой целью врач Рыжиков Ю.П. не выпускает меня из па
латы и систематически приходит срисовывать и измерять мою голову в целя
х тайного эксперимента… Меня фотографируют как экспонат для показа, нес
мотря на мое тяжелое положение… Это не кончается, несмотря на мои жалобы
и обещания выпустить меня, пока меня здесь не нашли… Требую разобраться,
почему со мной проводят эксперименты…»
Предстояло писать на это объяснительную, и доктор Рыжиков со вздохом спр
ятал бумажку в карман. Время растекалось, как неуловимая ртуть из разбит
ого градусника.
Не резко открыл дверь.
Ц Можно вас потревожить?
Зашторенная мгла скрывала кого-то, кто тенью метался по комнатке.
Ц Пришел поздравить с новосельем. Подарки принимаете? Только надо смот
реть на свету.
То, что он услышал в ответ, походило на бульканье с зажатым носом: буль-бул
ь-буль… Другому бы потребовался переводчик, но он уже успел изучить этот
язык.
Ц Нет, Ц сказал он, Ц я один. Никто подглядывать не будет. Ц И включил св
ет.
Больной повернулся к нему лицом.
Но лица у него не было.
Вместо лица Ц нечто срезанное или, точнее, вмятое наискосок. Бесформенн
ый, безносый и безскулый, безлобый комок. Только неизвестно как примости
лись глаза. Очень испуганные от вспыхнувшего света. Синеватая, пористая,
мертвенная кожа. Мы бы с вами упали, а доктор Петрович как ни в чем не бывал
о сказал, и даже с завистью:
Ц О, у вас здесь комфорт! Мягкая мебель, полировка. Правильно сделали, что
переехали. Вот вам от всех нас… И развернул большой альбом Бидструпа, от к
оторого самый мрачный рот сам растягивался до ушей.
В ответ ему что-то пробулькало.
Ц На той неделе, Ц дал он ответ на ответ. Ц Вы сейчас готовы на «хорошо»,
а будете на «отлично». Все идет прекрасно. Живете в комфорте… Ц Повторив
про комфорт, он пощупал в кармане бумажку и хотел было добавить, что «у нас
», конечно, такого не дадут. Но решил не жаловаться. Ц А вам десантники не г
оворили про нашу традицию? Веселая была традиция. Если эшелон шел на фрон
т, а на разъезде паслась коза, ее забирали с собой. А к столбу прилепляли за
писку: «Прощай, бабка! Ушла добровольцем в десантные войска…»
Снова «буль-буль-буль».
Ц Да, Ц согласился доктор Рыжиков. Ц Это вы правы. Теперь об этом думаеш
ь иначе. Что старушка Ц вдова, что немец хату спалил, что коза последняя…
А в девятнадцать перед боем… Но все равно десантники хорошие ребята… Ког
да-то вы их спасли, а теперь, и они вам помогут. Это ведь и есть фронтовая вз
аимовыручка, правда?
Чуть более проникновенное бульканье, как бы с нотками признательности.

Ц Ну и отлично, Ц сказал доктор Рыжиков. Ц Хотите теперь новости? Вот в
Америке, в штате Огайо, в одном округе шерифом назначили женщину, Кэтти Кр
эмбли. Рост 186 сантиметров, вес 110 кило. Ничего себе Кэтти, не правда ли? Как бы
вы, подчинились такой участковой?
Не успел больной сообразить, как быть, подчиняться ли, как дверь открылас
ь и возникло новое, пока еще полузнакомое для нас лицо.
Ц О чем вы тут секретничаете? Юрочка! Это не меня ты называешь участковой
? Я могу рассердиться!
Несмотря на обещание рассердиться, голос был самый игривый, а выражение
Ц сладчайшее. То и другое в основном типично для заведующей заповеднико
м Ады Викторовны. Особенно в момент выпускания яда.
Ц Юрочка, не забывай про режим! В нашем отделении режим Ц святая святых!
Сначала процедуры, потом эксперименты!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики