науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Жена успела убежать, а железу д
осталось. Железо не выдержало стычки с крохотным, величиной с копейку, ес
ли не со спичечную головку, очагом ярости в голове человека. Какой-нибудь
грамм вещества, на пальцах разотрешь Ц и без следа. А сколько понаделал г
рохоту! Сколько оставил металлолома!
Покончив с этой созидательной работой, муж сам попал под районный автобу
с, слишком быстро и внезапно выскочив под его фары. И теперь как из тумана
возвращался в этот мир с трещиной в черепе, ушибами мозга, переломом ключ
ицы, разными вывихами, ссадинами, синяками. И первое, что услышал над собой
как сквозь вату, Ц знакомо бубнящее, много раз повторяемое: «жена», «жен
ы», «жену», «женой»…
Ц Подавать или не подавать? Ц спрашивал кто-то еще невидимый с робкой н
адеждой.
Ц Подавать! Ц отвечал кто-то с обиженным хрипом. Ц А то как нас Ц так ср
азу, а как их Ц так…
Ц Да вы что, мужики, оборзели? Ц вмешивался кто-то рассудительный. Ц Су
диться с женами, детьми, родителями Ц тьфу, слизь какая…
Ц Главное Ц квартиру держи! Ц стоял на своем хриплый. Ц Они за квартир
у ноги поперебивают… Бьют в кость!
Сквозь пелену боли и мути новичок начинал разбираться в картине. В нее вх
одили люди, чем-то похожие друг на друга, хотя в сущности разные. Похожими
их делали бинты и серые сиротские халаты. Самым выдающимся был один Ц с о
чень гордым и высокомерным видом. Прямая шея, подбородок, надменно задра
нный вверх, поворот всем туловищем при разговоре… Вот что делает с челов
еком корсет шейного гипса, тем более с человеком обиженным. А обид тут был
о поверх горла. Это был тренер футбольной команды, который отрабатывал н
а тренировке удары головой и свихнул шею. Команда приезжала в гости и дав
но уехала, оставив тренера в больнице. И давно нашла нового тренера. Еще ра
ньше в другом месте тренер развелся с женой и оставил квартиру. Поэтому о
н был особенно непримирим в том, что касалось жены или жен. А гипсовая креп
ость возводила эту непримиримость в сущую гордыню.
Другой, который за жену заступался, лежал на кровати с перевязанной лево
й рукой. В отличие от тренера, он добродушно улыбался и всем своим видом вы
ражал душевный мир. Это был крупный белокурый парень, а может, и мужчина ле
т сорока, красивый своим сильным спокойствием, подтянутый и внимательны
й. В отличие от тренера, он терпеливо давал каждому договорить, не перебив
ал и не отмахивался. Трудно было поверить, что три месяца назад его привез
ли сюда в раздробленном состоянии после прыжка с поезда на полном ходу. О
н работал лейтенантом милиции и догонял двух человек по всесоюзному пои
ску. Еще более удивительно, что после этого прыжка, судя по всему, уже полу
чив травму, он тут же на откосе вцепился в преступника и вел с ним борьбу. Е
го пырнули ножом в живот и в руку, он продолжал крутить противника. Второй
испугался и убежал, бросив товарища на произвол судьбы. Того так и нашли с
вязанным возле потерявшего сознание лейтенанта. Лейтенанта оперировал
и раз пять, в том числе три Ц доктор Рыжиков. После реанимации и сборки ра
здробленного черепа он полмесяца ночевал в изоляторе с лейтенантом. «Та
ких десантников мы старухе не отдаем», Ц приговаривал он, а когда лейтен
ант впервые открыл глаза, сказал ему: «С возвращеньицем…» В борьбе за спа
сение живота и головы как-то забыли про руку, а когда спохватились Ц упал
и. Перерезанные в запястье нервы и сухожилия скрючили ладонь в неподвижн
ый комок. Ни один палец не шевелился Ц чистая инвалидность. Теперь потре
бовалась и белошвейка Лариска. Восемь часов они с доктором Рыжиковым раз
бирались в этом окровавленном кружеве Ц ниточка к ниточке, жилка к жилк
е. «Хорошо, что рубцы молодые, Ц похвалил доктор Рыжиков, всегда находивш
ий во всем что-нибудь хорошее. Ц Помните, Лариса, руку Ломова? Больше двад
цати лет рубцам, спаялись, как вулканическая лава из древнего вулкана… А
тут Ц как по маслу, истинное наслаждение…» Лейтенант, под местным обезб
оливанием, добродушно улыбался и косил глазом на вспоротую руку, выискив
ая, какое же там обнаружено удовольствие. Но хорошо, что ничего не видел, з
акрытый низкой ширмочкой из простыни. А то бы ни за что не поверил, что смо
жет этой рукой еще когда-нибудь скрутить преступника. «Это рука закона,
Ц объяснял участникам операции доктор Рыжиков, у которого от многочасо
вого сидения в напряженном наклоне задубела спина. Ц И мы не вправе оста
вить закон одноруким. Он для нас старается и не щадит себя. Мы тоже должны
постараться». Через неделю после операции он принес лейтенанту теннисн
ый мячик и сказал: «Сожимте-ка». Лейтенант не смог шевельнуть ни одним пал
ьцем. «Вот и начинайте, Ц приказал доктор Рыжиков. Ц С этой минуты тольк
о жмите и жмите. Теперь все зависит от вас…» И лейтенант жал и жал.
Самое же поразительное то, что он не потерял в этой и других передрягах св
оего добродушного миролюбия. Может, потому, что был награжден именными ч
асами. Может, что его навещала заботливая и такая же добродушная жена, под
олгу сидевшая с ним и ворчавшая: «Хоть бы доктор тебя пожалел, инвалидом о
ставил. Меньше б в драки лез…» И раскладывала на тумбочке банки с варенье
м, пирожки, котлеты, которых хватало потом на всю палату.
Поэтому он был за жен. И маленький, съеженный, краснолицый человечек с заб
интованной головой не знал, кого слушать Ц его или тренера. Ему было труд
но решать Ц его жена ударила по голове, ныне забинтованной, утюгом. И всег
о-то за то, что он, лучший городской изобретатель и рационализатор с двумя
инженерными образованиями, просил ее с друзьями по тресту столовых и ре
сторанов не так орать и топать ночью в их квартире, когда он за дверью в ма
ленькой спальне чертил чертежи и ковырялся в справочниках. Притом проси
л всегда тихо, жалобно и наедине. Она, уже под утро, отдирая ресницы, смазыв
ая тушь и стягивая тугое трикотиновое платье, полураздетая, полупьяная,
обвисшая складками сала, кричала на него, что он неблагодарный скот, нахл
ебник, тунеядец, что он благодаря этим людям живет. Что он достал? Хоть оди
н ковер, хоть одну хрустальную вазу? А откуда у него импортный японский ми
крокалькулятор, которым он считает на ходу, по дороге на работу и с работы
? Он что, думает, его жалкой зряплаты вместе с нищими премиями хватит на жи
знь? Кто надрывался и изнашивался в табачной вони по двенадцать часов за
паршивые чаевые? Кто губил здоровье, чтобы свить элементарное человечес
кое гнездо? А кто нахлебничал, воображал из себя мыслителя века? Конечно, в
есь следующий день (невыход) Ц повязанная полотенцем голова, стоны, охи: о
н, мол, довел. Как будто он вчера после смены заставлял ее смешивать коньяк
, ликер и водку. Он, простота и вправду виноватился. Выпрашивал отгул и суе
тился. Бегал за тортом и шампанским, просил забыть вчерашнее, то есть свои
дерзости. К концу дня она взбадривалась, приходили гости и все начиналос
ь сначала. И вот однажды он взбунтовался. Сам не может понять: то ли потому,
что она, раскрасневшись, с капельками пота на верхней губе, сидела на коле
нях у некоего Кучеренко, директора гостиницы, и даже не потрудилась при в
ходе мужа натянуть на толстые колени задранную юбку; то ли потому, что его
вчерашними чертежами застелили винные лужи на скатерти и полу. Но бунт е
го был страшен. Он слабо замахнулся портфелем Ц как воробей чирикнул. Он
а как завизжит Ц чем-то ему в голову. Этим чем-то оказался утюг, стоявший п
очему-то на приемнике. Просто ничего другого, полегче, не подвернулось. Эт
о уж не ее вина. До клинической смерти, правда, не дошло, но хлопот было. Слов
ом, первое, что он сказал соседям, осознав себя, было подавать ли на жену в с
уд. С тех пор уже многие успели выписаться, многие Ц снова испытать прочн
ость своей черепной кости, а больной Чикин все спрашивал. Каждый, кто пост
упал в палату или приходил в сознание, видел над собой его вопрошающее ро
бкое лицо.
Муж-автокрановщик, когда к нему вернулась речь, высказался в том роде, что
их без всякого суда надо топить в мешке.
Кто-то из дальнего угла, похожий на китайца (узкие глаза на отекшем лице), с
лабым, но убежденным голосом объяснял, что есть даже бабы, которых специа
льно подсылают провоцировать авторитетных руководящих работников, что
бы их компрометировать. Он лично, например, порядочный человек, семьянин,
в верхах на хорошем счету. А к нему подослали. У него и в мыслях ничего тако
го не было, а она прокати да прокати. Он с подчиненными работницами строг,
но невежливым нельзя же быть. Он и повез. Его подкараулили на шоссе челове
к десять, вооруженные до зубов. Но он им показал. У него хоть глаз не видит, и
з них тоже кое-кто так и не встал. А с машиной что сделали, гады, изуродовали
от бессильной злости. Это запланированное вредительство, вот это что…
Муж-автокрановщик даже есть перестал с ложечки, с которой его кормили, и п
однатужился на локте, не веря глазам и ушам. У него сил хватило метнуть в с
торону китайца тарелку с остатками супа, но она упала в постель лейтенан
та с теннисным мячом и облила его. Муж сам тоже рванулся, но только упал с к
ойки, рыча и ругаясь, раздирая повязки. Поднялся гвалт, донесли главврачу.
Доктор Рыжиков схватил выговор.
«… Но допускать в больничной палате пьяные драки, как в каком-то низкопро
бном ресторане?!..» Это из выступления на чрезвычайной планерке возмущен
ной до глубины души Ады Викторовны.
Вдобавок у доктора Петровича была опасная привычка выражать свои тайны
е мысли молниеносным рисунком. В кармане халата у него вечно торчал блок
нот с излюбленной толстой бумагой и прятался жирный черный карандаш-сте
клограф, вернее Ц огрызок стеклографа, за которым охотились все медсест
рички, так как тушь тогда была импортной роскошью и девушки красили веки
карандашами.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики