ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Тревога, лёгкой тенью лёгшая на душу, усиливалась. Давление, что ли, атмосферное меняется? С позапрошлого года она начала ощущать эти чёртовы перемены давления. Плохо. Тридцать три года — ещё далеко не старость…
Восьмой этаж. Лифт подпрыгнул и осел — тяжело, как старый астматик.
Алла вышла из него, хлопнула раздражённо дверью и начала возиться с ключами. Наконец открыла замок, кинула немного обеспокоенный взор на спускающегося сверху тощего субъекта. Сосед новый, что ли, из двадцатой квартиры? Туда недавно въехали новые жильцы, с которыми она ещё не познакомилась. Намётанным женским взором моментально оценила его достоинства, которые стремились к нулю. Худой, одет плохо, в очках, да ещё на ходу читает. Из тех шибзиков, кого и в гроб положат с книгой. Смотрите, не может оторваться…
Она презрительно посмотрела на очкарика. Звякнула ключами. Отперла мультилоковский замок. И толкнула тяжёлую стальную дверь.
— Извините, — неожиданно произнёс очкарик. — Вы не подскажете мне…
Он преодолел оставшиеся ступени.
— Чего надо? — осведомилась Алла, оборачиваясь и замирая на пороге.
— Да тут… — начал мямлить очкарик.
«Ненавижу мямлей», — раздражение у Аллы росло. Но недолго.
Очкарик, резко сблизившись с ней, отбросил книгу и нанёс сокрушительный удар под ребра. Поддержал женщину, не дав свалиться на кафель лестничной площадки. И почти ласково опустил её на наборный паркет в коридоре квартиры. Вытащил нож-выкидушку. Выщелкнул лезвие и произнёс, взяв Аллу за волосы:
— Заорёшь — сдохнешь!
Лезвие маячило перед её глазами. Она орать не стала.
Впрочем, очкарик тут же избавил её от выбора ловко, одним движением — заклеив ей рот липучей лентой. Потом вытащил мобильник, нажал на кнопку и сообщил:
— Воробышек прилетел. Жду…
Глеб сидел в неказистом стареньком темно-сером внедорожнике «Субару-Форестер» с тонированными стёклами. Машина приткнулась к бордюру около автобусного круга. Рядом был огромный салон сантехники, за ними шли жилые пятиэтажки и мебельный магазин. Справа протянулся длинный десятиэтажный серый сталинский дом с колоннами и архитектурными излишествами. Там проживает Алла Румянова.
Атаман, сидящий за рулём, изнывал от того, что некурящий Глеб запретил дымить в салоне. Он упёрся в газету «Футбольный обзор» и читал с интересом все статьи подряд, не забывая комментировать:
— Мантелли из «Реала» если уйдёт, им на Европе ничего не светит… Так, а у «Локомотива» тоже дела неважны.
Приёмник в салоне был включён, но доносил лишь шорох эфира и отдалённую музыку. На жидкокристаллическом экране, установленном на стойке между сиденьями, тоже ничего нового.
Вокруг текла обычная жизнь. По улице спешили москвичи, гружённые сумками, волоча за руку детей. Тащили из магазина и грузили в автомобили упакованные унитазы, раковины, краны. Около стройтоваров в ряд стояли кавказцы и молдаване, как на невольничьем рынке. На их груди висели таблички с перечнем работ по ремонту, которые они предлагают.
Плоскость обитания, подумал Глеб. Для кого-то город с его проблемами — это арена для повседневного выживания, обустройства своего маленького мирка. Озабоченные тысячами мелких забот, эти люди пережигают на пустую суету свою жизнь, вечно мучаясь от недостатка времени и иногда оглядываясь на дни и годы, летящие со свистом в тягучей бессмысленности. Для редких избранных, таких, как Ратоборец, — это поле боя, простор для оперативных комбинаций. Чтобы различать эти плоскости, нужно особое зрение.
У Глеба было особое зрение. Он отлично видел эти параллельные, пересекающиеся миры. Вон наркоши наверняка ждут с товаром барыгу, передали деньги… Вон, машина с антенной — наверняка милицейская служба наружного наблюдения. Кого пасут? Скорее всего, вон тот джип… Вон у троллейбусной остановки менжуются кавказцы, присматривают карман, в который уместится их рука. Нужно только уметь смотреть. И нужно относиться к городу не как к месту для прогулок, а как к сельве, где попадаются грызуны, травоядные и крупные хищники.
— «Принцесса» вошла в подъезд, — сообщили по рации.
— Вижу, — кивнул Глеб, кинув взгляд на экран.
Технари установили несколько видеокамер, так что, не выходя из машины, можно бьшо получить исчерпывающую информацию об объекте.
Атаман сложил газету и с видимым сожалением кинул её на заднее сиденье. Складывалось ощущение, что в жизни ему, кроме штрафного на последней минуте в ворота киевского «Динамо», ничего не интересно. Но эта футбольная незамутненность сознания — как режим ожидания в компьютере. Рыбки по экрану плавают безмятежно, но стоит только нажать на кнопку «ввод», и в действие придёт разрушительная программа…
— Чует сердце, сейчас начнётся, — улыбка у Атамана стала какая-то хищная. Он превратился в пантеру, почуявшую близкую добычу.
Глеб испытывал примерно такие же чувства. Пока все складывалось нормально. Их противник проявил себя. И нет никаких намёков, что он заподозрил присутствие «Малой конторы».
Подружку Гурвича «легионеры» взяли под наблюдение в аэропорту «Внуково», куда она прилетела утренним рейсом. Потом её сопровождали четыре машины наружного наблюдения. Своих конкурентов «легионеры» не заметили. Те предпочитали контролировать дом.
Алла побывала в офисе, двинула домой. Теперь поднимается на лифте…
— Ты смотри, что это за явление, — ткнул Атаман в экран. На него сейчас сбрасывалось изображение с видеокамеры, установленной за вентиляционной решёткой на лестничной площадке.
По лестнице спускался один из представителей конкурирующей фирмы, для солидности нацепивший на нос очки и вперившийся в какую-то книгу. Интересно, он читать умеет и не держит ли книжку вверх ногами?
— Черт, не завалил бы «Принцессу»! — заёрзал на сиденье Атаман.
— Не завалит, — сказал Глеб, нервно побарабанив пальцами по мягкой панели. — Она им не нужна. Им нужен Гурвич.
— Ты смотри!
Было видно, как худощавый парень умело отключил бизнесвумен и захлопнул за собой дверь.
— Молоток. Классно сработал, — оценил Атаман.
— Они перешли к активным действиям, — удовлетворённо отметил Глеб.
— Решили не ждать у моря погоды.
— Значит, ресурсы у них ограничены.
— Во всяком случае поменьше, чем у нас… Теперь наш ход, Глеб. Как работаем?
— Пока наблюдаем. — Глеб переключил изображение на другие камеры, установленные на подступах к дому. — Чую, сейчас ещё появятся гости…
Ждать долго не пришлось. Двое молодых уверенных ребят, одетых в длинные кожаные плащи, прошли в подъезд. Поднялись на лифте на восьмой этаж. Дверь квартиры Аллы услужливо распахнулась. Они юркнули внутрь.
— Так, компания в сборе, — потёр руки Атаман. — Сейчас услышим, что они хотят от «Принцессы»…
Слышимость была не слишком, с шорохом помех, однако слова можно было различить без труда. Технари постарались и установили необходимую аппаратуру без проникновения в квартиру Аллы. Это гораздо сложнее и дороже, чем просто сунуть «жучок», но приходилось считаться с ситуацией.
Как и ожидал Глеб, началось все с разговора по душам. То есть слышались пощёчины, прикрикивания и угрозы.
— Порежу, сучка… Говори!
— Я не знаю, где он.
— Сдохнешь же, падла…
— Я правда не знаю!
— Говори, сука помойная! Хрясь, шлёп…
— Забьют девку, — с сожалением произнёс Атаман.
— Пока ничем ей помочь не можем, — нахмурился Глеб.
Ему совершенно не улыбалось сидеть спокойно и слушать, как изничтожают человека. Но поделать они действительно ничего не могли. Он знал, что убивать заложницу сейчас не будут. Пока нет Гурвича. Вот если он нарисуется, тогда дело другое…
Глеб начал раздавать указания:
— Пятый, Восьмой. Прошвырнитесь по окрестностям. Может, нащупаете наблюдателей. Не лезьте на рожон… Третий, Одиннадцатый, на позиции. Готовность — единица…
Разборка в квартире между тем шла своим ходом.
— Он тебе звонил?
— Нет!
— Я же вижу, тварь бесстыжая, ты мне на уши помои льёшь… Говори, падла! Ну! Хрясь. Бум!
— Он звонил мне на работу… Ещё несколько ударов.
— Это чтобы не врала, шалава! Говори все, не стесняясь, как врачу!
— Со мной он не разговаривал. Девчонкам просил передать.
— И что он просил передать?
— Что медвежонок сегодня появится…
Женский всхлип.
— Кто такой медвежонок?
— Он.
— Почему медвежонок?
— Потому что плюшевый.
— Голубки воркуют, — послышался более тонкий голос. — Может, это любовь, Майкл?
— Нашли друг друга. Хер и подпруга… Когда появится твой пещерный медведь?
— Он не сказал.
— Будем ждать… Если врёшь — накажем, крыса серая…
Глеб кивнул:
— Уже кое-что…
И упёрся в экран, увидев там кое-что интересное.
— Первый. Видишь, человек в подъезд зашёл?
— Вижу. Бомж бомжом.
— Вот именно, — сказал Глеб.
Бомжатский прикид — один из лучших способов маскировки. Обращают внимание на бомжей не больше, чем на бродячих собак.
Новый субъект сел в лифт. Доехал до седьмого этажа.
— Смотри, — напрягся Атаман. — Неужели туда?
— Посмотрим. — У Глеба было пьянящее чувство, как у профессионального игрока в покер, которому идёт на руки хорошая карта и наклёвывается крупный куш. — Все интереснее…
Новое действующее лицо пешком поднялось ещё на один этаж и направилось прямо к дверям квартиры номер двадцать восемь.
— Наш человек, — с удовлетворением заключил Глеб.
Бомж позвонил в дверь.
— А там уже готов комитет по приёму гостей, — Атаман похлопал себя по карману, потянулся за сигаретой, но, покосившись на Глеба, сунул её обратно.
Дверь отрылась. Как пылесосом туда втянуло нового гостя.
— Лежи, сука!
— Да вы чего, мужики?!
— Ты к кому, петух гамбургский, прилетел?
— Вы менты, да?
— Коля, он нас обзывает.
— Мужики, не бейте… У, бля! У меня у самого две ходки. Свой я!
— Он нас ещё больше оскорбляет, Майкл. Опять удары.
— Я не при делах, да!
— Ты к кому пришёл?
— Баба тут должна быть.
— Какая баба?
— Алка какая-то.
— Вон та, что ли?
— А я не знаю!
— И что ты от неё хотел?
— Меня мужик прислал.
— И чего?
— Сказал, пакет у неё взять…
— Слышь, курва, чего тебе твой хахаль оставлял?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики