ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ровенский зашарил по всем многочисленным карманам своей джинсовой безрукавки. Наконец извлёк его из кармана брюк. Нажал на кнопку и произнёс ровным, спокойным голосом, с обычной долей иронии:
— Весь внимание…
По мере того как он выслушивал сообщение, лицо его бледнело и вытягивалось.
— Когда? Как? Какая-то несуразица… Да, понятно… Черт возьми, ну надо же… Пока, Коля. До встречи…
Он положил со стуком телефон на стол и вытер ладонью лысину.
— Что там? — заёрзал в кресле Марципало, у которого был отличный нюх на неприятности.
— Не попьёт у нас Белидзе крови.
— В смысле?
— Он мёртв…
— Как мёртв?
— Ночью покончил жизнь самоубийством. В записке написал, что устал…
— Устал? — Марципало нервно поправил свой роскошный бордовый галстук. — Черт! Я же говорил, он обычный сумасшедший! Как и его идеи!
Мир Руслана, пусть и не слишком светлый и безопасный, но достаточно прочный, рухнул. Заносчивого чеченца грубо затолкали в холодный фургон — такие используют для перевозки мяса. Бросили на рифлёный алюминиевый пол. Там крупногабаритный русский «медведь», присев рядом с ним на колено, резко бросил:
— По ходу маршрута ты должен отзванивать?
Руслан ничего не ответил.
— Я спросил, — спокойно произнёс медведь.
— Собак помойных спрашивай. Они тебе как брату ответят!
— Настрой ясен.
Железные пальцы стиснули Руслану голову. А потом резкая боль в ухе.
Руслан задохнулся от боли. И заорал бы. Но челюсть ему стиснули, так что послышался только сдавленный рык.
По шее струилась кровь.
— Не скули, Моджахед, — по-чеченски произнёс резко, будто плетью хлестнул, другой присутствовавший здесь жилистый, с холодными стальными глазами, мужчина. — Это только мочка уха… Потом будем резать по кускам…
Ужас захлестнул Руслана… Все шло здесь неправильно. Резать головы и уши — это привилегия его братьев… Русские свиньи слишком слабы и чувствительны для такой работы. Они не способны вести себя, как мужчины. Они — никто!
В мозгу щёлкало. Кто это? Кто посмел? Менты? ФСБ? Военные? Кто это, шайтан их всех забери?!
— Я повторяю — ты должен сделать отзвон?
— Должен, — выдавил Руслан. И снова его стиснули в тисках. Нож коснулся другого уха…
— Будешь дальше врать?
Руслан не должен был сделать никаких отзвонов в пути. Он уже сообщил, что товар получен. На крайний случай был предусмотрен звонок с кодовым словом — это значило, что все пошло наперекосяк. Его обязанность была сделать это, даже если придётся пожертвовать жизнью…
Русские поняли это…
— К тебе ещё немало вопросов, — хмыкнув, произнёс жилистый. — Адреса, явки, планы…
— Я ничего не знаю. Мне сказали отдать деньги, взять чемодан. Привезти…
— На вокзал, да?.. Или в общественный сортир на Пресне?..
— Смешно, да? — опять начал хорохориться Руслан. — В центр города должен подвезти. Там у меня возьмут. Я ни при чем…
— Руслан… Я тебе гарантирую одно. Ты скажешь нам все, — пообещал «медведь». — Через полчаса…
Руслан криво улыбнулся. Он не собирался говорить ничего. Сердце ухало в предчувствии страшного. Но он должен был держаться… Должен… Он не может опозорить себя. Своих братьев. Свой род! Должен…
— Отдохни пока…
Руслан пошевелил закованными в наручники руками. Разомкнуть бы их, ударом выбить дух из здоровяка, распахнуть дверцу фургона… Но это нереально…
Ему очень не понравились слова «отдохни пока»…
— Куда везёте? Куда? — заволновался он.
Но ему не отвечали…
А потом кошмар продолжился. Гордого чеченца вытолкали из машины, как какую-то недостаточно поворотливую скотину. И затолкали в длинную фуру с иностранными надписями на боках. Захлопнулась дверца, отрезая солнечный свет и внешние шумы. Зажглась электрическая лампочка. Внутри было просторно, гулко и жутко. В центре стояло кресло.
От вида этого кресла решимость Руслана сразу ухнула куда-то в центр Земли, в магму, да там и сгорела.
Кресло было хирургическое, с ремнями. Рядом, как в старых фильмах о фашистах, столик с инструментами.
Здесь к тем двоим русским, которые сопровождали его в фургоне, присоединился невысокий, немножко сутулый человек с тщательно зализанными на пробор жиденькими волосёнками. Руслан скривился. Даже в своём незавидном положении он не мог скрыть презрения к таким вот червякам, которых можно навсегда задавить одним взглядом. В них нет ничего от настоящих мужчин, кроме привычки носить брюки.
— Руслан, — произнёс Глеб, которого Руслан окрестил «медведем». — Я буду говорить коротко и доходчиво. Выбор остаётся за тобой, но он невелик. Первый вариант — ты сотрудничаешь с нами, помогаешь нам разрешить возникшую проблему. За это мы оставляем тебе жизнь…
— Можешь меня убить, — сквозь зубы процедил Руслан.
— Это второй вариант. Ты отказываешься от сотрудничества. Тогда Доктор, — он кивнул на «червяка», который вежливо улыбнулся, будто его представили на светском рауте, — с помощью нехитрых инструментов и хитрых психотропных веществ — слыхал небось о таких — выдавливает из тебя по капле все. И ты умираешь. В мучениях…
Глаза чеченца полыхали ненавистью и упрямством.
— Я тебя понимаю. Ты боишься не за себя, а за своих близких… Поэтому учти, что вместе с собой сегодня же в могилу ты потащишь свою сестру и отца, которые живут в Подольске.
Руслан дёрнулся, изрыгая нечто нечленораздельное, но ремни крепко удерживали его. Это было нечестно! Русские так не могут! Чеченцы — могут, а они — нет!
— У нас специфическая организация, — продолжил Глеб. — Её авторитет основан на том, что мы всегда держим обещания… Мы зачистим всех твоих родственников, которых найдём…
— Ты… Ты грязная свинья. Ты скотина… Я на руку намотаю твои кишки, собака…
— Эмоционально, но не убедительно… Даю тебе три минуты на раздумье. — Глеб посмотрел на часы. — Потом отдам тебя в руки Доктора.
— Ты… Я вырежу всех твоих…
— Время пошло…
В Чечне Руслан привык жить рядом со смертью. Он очень много видел смертей, убийств. Гибли люди от бомбёжек, от межплеменной вражды. От солдат федеральных войск. Убивали его братьев и сестёр. Он сам убивал… Это было нормально… Он готов был убивать и умирать… Так ему тогда казалось…
Сейчас ему казалось иначе. Он понял, что умирать именно сейчас и именно здесь совсем не готов. Тем более вместе со своими родными… Он боялся смерти. Он хотел жить…
Когда время истекло, он пробормотал:
— Мы все равно сочтёмся, собака…
— Итак, ты согласен, — констатировал Глеб.
— Что хочешь знать?
— Начинай сначала…
Руслан поплыл. Биополевой стресс-детектор, который был смонтирован на передвижном оперативном пункте, устроенном в самой обычной на вид фуре, сбрасывал на компьютер диаграммы, и специалист за перегородкой подтверждал — Руслан говорит правду…
Картина получалась следующая. Руслан, немало потрудившийся на благо чеченских террористов, неоднократно снабжал группировки оружием, снаряжением и всем необходимым. Дело было прибыльное. Работал, в основном, по конкретным заказам. На этот раз очень серьёзные люди ему заказали партию радиоизотопов. Правда, изотопов не простых. Это было одно из старательно оберегаемых ноу-хау ядерного центра в «Снежанске-11». Группа высокоактивных трансформеров, как коряво обозвали их. Вещества безобидные, но путём нехитрой обработки переходящие в активное состояние. По всем научным парадигмам, такие изотопы вообще в природе существовать не могут. Но факт остаётся фактом — НПО «Сигнал», держащее две трети производства радиоизотопов в стране, в прошлом году создало это чудо. Одно из его применений — в качестве оружия массового поражения. При распылении над мегаполисом последствия могут быть самые страшные. Попадая в тело жертвы, эти изотопы практически не выводятся и работают как бомба, разрушая организм радиоактивностью. Рак лёгких, лейкемия, лучевая болезнь… И все в массовых масштабах… Идеальное орудие для теракта.
— Откуда ты узнал, где взять эту дрянь? — спросил Глеб.
— Я одно время занимался рынком изотопов, — пояснил Руслан.
— Вместе с Мирзоевым? — Глеб вспомнил давнее кровавое дельце.
— Да.
Задача Руслана состояла в том, чтобы добыть оружие возмездия. Дальше — не его забота. Планировалось, кажется, что-то грандиозное.
— У нас нет танков и самолётов, — прошипел Руслан. — У нас есть воля к победе. И все средства для этого годятся…
— Давай дальше, философ…
А дальше все просто. Проходит купля-продажа изотопа. Руслан в Москве передаёт товар и отчаливает на все четыре стороны.
— Кто все это затеял? — спросил Глеб. — Кто получатель?
— Он тебе не по зубам, — буркнул пленник.
— Хотя бы облизнуться.
— Сельмурзаев.
— Тот самый? Депутат законодательного собрания?
— Да…
— Уже интереснее, — Глеб хмыкнул. Как же. Личность известная. Депутат Усман Сельмурзаев, председатель правления банка «Спектр-Интернациональ», а также совладетелец парочки гостиниц и пивного заводика в Москве. — А дальше. Кто исполнитель теракта?
— Не знаю…
— У нас договор, Руслан…
— Я не знаю!
— Врёт, — послышалось у Ратоборца в крошечном наушнике. — Все показатели зашкаливают. Похоже, очень тепло…
Ратоборец опять посмотрел на часы и произнёс:
— Игра старая — тридцать секунд на выбор.
— Рамазан Актов.
— Правая рука Колченогого Муртазалиева.
— Да… Его боевые группы рассредоточены по всей Москве.
— Кто с ними держит связь?
— Сам Сельмурзаев.
В трейлере было тоже холодно. Но ещё больший холод терзал Руслана изнутри. Зубы постукивали. Сотрясала дрожь. Он ёжился. Наручники сзади тоже холодили, перекрывали ток крови. Но больше всего леденила мысль, что он предаёт всех.
— Куда ты должен отвезти товар?
— За Ногинском частный дом.
— Кто приедет за ним?
— Сельмурзаев пришлёт кого-нибудь, чтобы убедиться в наличии товара…
— С деньгами?
— Да…
— Кто в доме?
— Обычно пара его людей, отлеживающихся после работы в Чечне.
Когда почти все было сказано, Руслан вдруг испытал странное облегчение. Ему вдруг подумалось, что предавать не только страшно, но и приятно. Будто разом расплачиваешься со всеми долгами, которые наделал за свою жизнь.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики