ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Обнадёживающе. И немного иронично. — Ну, в общем, вы здесь работайте. А мне, старику, домой пора. Грелка. Вечерний чай… Только в курсе дела меня держите.
— Обязательно…
Зевс отбыл на скромной «Волге» с пуленепробиваемыми стёклами. Следом за ним пристроилась машина прикрытия.
Артемьев проводил машины взглядом. Разговор возымел странное действие. Зевс, как и Доктор, видимо, был шаманом. Во всяком случае, Артемьев ощутил, что неуверенность, нервозность, усталость куда-то ушли. Осталась уверенность в своих силах и в своей правоте.
— Объект «Альфа» начал кружева плести, — сообщил по рации старший наружки, когда Артемьев вернулся в штабной зал. — Что будем делать?
— Он вас проявит. Отпускайте, — решил Артемьев. Атаман досадливо поморщился:
— Сейчас бы контакт засечь. Все бы сразу на места стало…
— Мы их и так не упустим. Пусть пока погуляют. Мы их всех сделаем.
— Твоими бы устами да мёд пить, Олег.
— Сделаем, Атаман. Ещё как сделаем.
У Войченко болела голова. День выдался тяжёлый. Вместе с Директором ФАГБ и ещё парой генералов он побывал в Совете по безопасности. Потом вся компания отправилась к руководителю Администрации Президента. И везде приходилось оправдываться. Виноваты. Упустили. Враг будет повержен, победа будет за нами…
По оперативной информации, чеченцы решили пока оставить Москву в покое и переключиться на другие города. В их обширных планах на очереди был Санкт-Петербург. Помощник Войченко по самым деликатным поручениям вылетел вчера в Турцию. Там встретился с самим Вахой Муртазалиевым по кличке Колченогий, потерявшим в боях под Даргуном руку и ногу, но до сих пор коптящим небо во зло всему живому. Отец чеченского террора вовсе не отлёживался в грузинских аулах, как утверждали средства массовой информации, а изнывал от жары на вилле с высоким бетонным забором около Стамбула под присмотром турецких спецслужб. Разговор между чекистом и одним из самых известных полевых командиров состоялся далеко не обнадёживающий. Позавчера Войченко смог прослушать его запись.
— Ты забыл о наших договорённостях? — спрашивал полковник.
— Я ничего не забываю, — отвечал отрывисто Муртазалиев. — Но я не могу приказать птицам не летать.
— Если твои птицы будут и дальше так гадить, то мы начнём рушить гнёзда, — напирал полковник. — Ты это реально понимаешь?
— Я-то понимаю…
— Короче, ты признаешься, что не способен контролировать шахидов?
— Их только Аллах может контролировать. И Казбек Дергаев, который заявил, что является моим кровником.
— Тогда сдай нам Казбека. И его чёрных вдов!
— Неправильно это.
— Брось играть в правоверного мусульманина, Ваха!
— Ладно, что-то попытаюсь придумать…
После долгих переговоров Ваха сдал две «лёжки» шахидских групп Дергаева — одна из них была в горах, другая — под Гудермесом. «Лёжки» были зачищены силами армейского спецназа. Итог — девять трупов воинов ислама, из них пара начинающих шахидов. Но ситуации этот локальный успех не изменил.
Войченко с прискорбием вынужден был констатировать, что управляемая нестабильность управлялась все хуже и хуже. После встреч на Старой площади ближе к вечеру генералу пришлось отправиться на Рублевский тракт. Там в неприлично огромном и безвкусно роскошном доме он выслушал много неприятного от очень важного, но малоизвестного в широких кругах лица:
— Все далеко заходит. Мне кажется, мы теряем нити управления кризисом…
— Ничего мы не теряем, — возражал Войченко.
— Разве? И мы опять ощущаем противодействие. Вы установили, кто нам мешает, генерал? — слово «генерал» важная основа произнесла с сарказмом, неприятно резанувшим Войченко. Намёк ясен — нет ничего более непрочного, чем должности и регалии.
— Установили. Есть некая скрытая структура…
— О которой мы слышим несколько лет. Когда это закончится?
— Думаю, в ближайшее время что-то прояснится, — холодно произнёс Войченко.
Он не выносил, когда с ним говорят с высоты папского престола, разве что туфлю целовать не дают. Посмотрев в узкие глаза-щёлки вельможного собеседника, который считал, что ухватил бога за бороду, Войченко подумал: «А не зачистить ли и тебя, сволочь такую. Не ты первый, не ты последний…» Впрочем, эту мысль он отогнал. Не навсегда, просто пока отодвинул подальше. Через некоторое время, возможно, он ещё вернётся к ней.
Ближе к вечеру генерал получил сообщение от своего резидента. Тот, штатный негласный сотрудник Федерального агентства государственной безопасности, бывший сотрудник службы внешней разведки, за последние три года развил бурную деятельность. Создал приличную агентурную сеть в коммерческих структурах, преступных организациях и правоохранительных органах. Он-то и нашёл людей, способных добыть кое-какую информацию на «Легион». Для него, в отличие от Войченко, обнаружить существование в России подобной структуры было настоящим шоком. И он упорно и изобретательно продолжал тянуть эту тему, преисполнившись злого азарта.
— Встретиться надо, — по телефону сказал резидент.
— Хорошо, — тут же согласился Войченко. — На обычном месте.
На встречу он отправился все на том же затрапезном оперативном «жигуле». Оставил его за несколько кварталов до точки. Прошёлся пешком через пару сквозных дворов. Вроде никто за ним не присматривал.
В сквере на траве, млея от обрушившейся неожиданно на Москву жары, развалилась молодёжь. Надрывалась магнитола. Резидент сидел на лавочке и читал газету. Какая-то жёлтая муть — «Брак певицы Александрии с её любимой собакой — правда или вымысел?».
— Не стыдно такую чепуху читать? — спросил генерал.
— Полезно. Мозг полностью отдыхает, — улыбнулся резидент — грузный мужчина лет сорока пяти.
— Так давай загрузи его. Чего ты мне хотел сообщить?
— По поводу той темы — изотопы… Кажется, все в масть. Боевики, подконтрольные «Легиону», получили задание на приёмку груза…
— Как узнал?
— Техника. «Жучок» сработал. И прослушка телефонов.
Резидент был помешан на оперативной технике. В его коллекции были «жучки» всех видов, в том числе со сбрасываемыми пакетами информации, которых практически невозможно засечь. Он умудрялся ставить «жучки» в офисы и квартиры, в машины и лифты. Для того, чтобы поставить телефон на прослушку, он не унижался до использования технических служб агентства. Он просто шёл и подключался к распределительному щиту. Иногда даже умудрялся решать вопрос с контролем за мобильниками. Генерал Войченко считал своего подчинённого опасным сумасшедшим. Но использовал его для самых деликатных дел. Естественно, резидент не знал, что работает не только на ФАГБ, но и на «Синдикат». И незачем ему об этом знать. Такие вещи обычно узнают перед смертью, когда ствол уже приставлен к голове. Покойники не умеют выдавать чужие тайны.
— Тут Кол засуетился, — сообщил резидент.
— Чего у нас получается. Последовательность следующая. Поправь, если я не прав, — велел генерал. — Некая группа товарищей из Снежанска-11 завладела партией ценного стратегического груза…
— Изотопами. И редкими металлами.
— Точно. У них такое счастье не в первый раз. Каналы отлаженные. Главный покупатель — Монах, предводитель транснациональной организованной преступной группы, специализирующейся на торговле высокотехнологичной продукцией, разворованной с многочисленных почтовых ящиков России.
— Монах — не последняя фигура в международном разделении преступного труда.
— Это мне известно… Кол, один из помощников Монаха, в числе прочих обеспечивающих обмен груза на деньги, решает, что ему сильно не доплачивают. Поэтому не грех груз прибрать. На память приходят хорошие ребята, которые сильно помогли ему однажды в жизни и которых он считает бойцами очень серьёзной, но очень скрытной бригады. Единственно, он не знает, что бригада эта называется «Белый Легион». И он заключает с ними договор… План такой. В Москву прибывает груз. Кстати, как?
— На обычном трейлере, — объяснил резидент. — С военными номерами. И подлинными документами.
— Черт, как у них это все получается? Высоко забрались, сволочи!
— Высоко…
— Место встречи обговорено заранее. На точке «А» снежанские купцы перекидывают груз Монаху и получают деньги… В этот сладостный момент появляется «Легион» и конфискует все.
— Только каким образом? — задумчиво произнёс резидент.
— Им положить пару десятков человек труда не составит. Ни физического, ни морального. Итак, они оставляют после себя гору трупов. Забирают груз и деньги. Делят их с Колом. Груз «Легион» сбывает. И получает хорошую финансовую подпитку.
— Похоже на правду, — кивнул резидент.
— Вся беда в том, что у Кола в присутствии дамы сердца, да ещё после бутылки водки, ничего на уме не держится…
— Ну да. А дама его — мой агент.
— Главное, чтобы узнать заранее место передачи груза.
— Узнаем…
— Узнай. И будем решать, как по совести рассудить.
— Это уже не моё дело, — резидент легко для своей богатырской тучной комплекции поднялся со скамейки, хлопнул газетой, свёрнутой в трубку, по колену. — До встречи.
— До встречи…
Ещё через два часа генерал встретился с Феликсом на конспиративной квартире все в той же пятиэтажке. И изложил ему чётко прорисовавшуюся ситуацию.
— Овчинка выделки стоит, — заверил генерал. — Придётся напрячь все свободные силы. После того как «легионеры» зачищают торговцев радиоактивами, мы зачищаем их.
— Думаешь? — с сомнением произнёс один из руководителей «Синдиката». — Черт. Я против масштабных акций. И так светимся в последнее время часто. Нужно как-то аккуратнее сработать.
— Аккуратнее не получится. Поднимаем в ружьё всех. И отрабатываем по полной. Берём груз. Деньги. Пленных. Остальных — в расход.
— Мы берём лишь груз и женщин, остальное все на дно, как пели в старой пиратской песенке, — усмехнулся Феликс.
— Что-то вроде… Мы должны взять реванш, — в глазах Войченко зажёгся диковатый огонёк. — Должны.
— Возьмём, — без воодушевления произнёс Феликс. Он признал про себя справедливость слов генерала. И все равно его точил какой-то червячок. Не нравилась ему эта ситуация. Активно не нравилась. Но спорить бесполезно.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики