ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Понятно. Тронутый контактер с цивилизацией Беты Скорпиона, старательно выводящий в тетрадке схемы двигателей летающих тарелочек и требующий миллиард долларов на их внедрение, притом срочно, и доктор технических наук, нащупавший решение проблемы…
— Мажутся одним миром. Их не пустят в приличные дома. Им грозит обструкция научного сообщества, которое, кстати, своей косностью и неприятием новых идей сильно облегчает нам жизнь. И учёный, и его детище раздавлены. Изничтожены… Отпадает необходимость физической зачистки. На десятилетия вперёд можно не беспокоиться.
— Вернёмся к активным операциям.
— По артефактам класса Единица к активным операциям приходится прибегать достаточно часто. Это физическое уничтожение разработчиков, а также документации, аппаратуры. А дальше по необходимости используется весь арсенал, о котором я уже говорил, для предотвращения повторного появления технофакта.
— В чем состояла ваша задача?
— Я был резидентом «Структуры». В мою задачу входила агентурная разведка по приоритетным разработкам. И физическая зачистка.
— А последующая информационная зачистка?
— Это дело других. Я их не знаю.
— Средства?
— Ресурсы неограниченны. Одно условие — они должны соответствовать масштабам проблемы.
— Другие резидентуры в России?
— Не имею информации. Скорее всего они есть. У «Структуры» слишком много проблем с Россией. В СССР был гигантский научный потенциал. Огромное количество прорывов уровня Единица.
— Слишком близко приблизились к тому, чтобы потрясти основы миропорядка?
— Все обстоит именно так. После снятия железного занавеса работа тут заметно оживилась. Целые отрасли промышленности в Европе и Америке получили резкий импульс благодаря скупленным по дешёвке технологиям. Вместе с тем на рынок хлынули технофакты почившей в базе Советской империи. Многие из них не получили в своё время хождения только благодаря неразумному режиму секретности. Надо было зачищать концы. Слишком много работы для одного человека.
— И зачищать удалось далеко не все.
— Мы не волшебники.
Далее Гипнотизёр поведал, как ему и его агентам удалось насадить агентуру в центрах, куда стекалась научная информация. В том числе в фонде «Технологии, XXI век».
— Как вы завербовали человека в фонде «Технологии»?
— Мы с ним встречались три раза. Не надо было применять никаких психометодик, чтобы склонить его к сотрудничеству. Деньги.
— Дальше связь была только по Интернету?
— Незачем было встречаться лично. Это же не бандит, которому нужно постоянно демонстрировать свою силу и превосходство. Тут я дело имел с интеллигентным человеком, привыкшим держать своё слово. И готовым продавать ближних только в исключительных случаях. Когда сильно нужны деньги.
— А деньги ему нужны всегда.
— Верно.
Когда «Белый Легион» начал работать по фонду, была уверенность, что агентом является его президент Марципало. Особенно после откровенных предложений Глебу продать разработку за хорошие деньги. Однако отслеженный контакт вывел на заместителя президента Ровенского.
Зевс опять приостановил прокрутку записи.
— Чего будем делать с «колобком»? — спросил Артемьев.
— С Семёном Ровенским? Держать под колпаком, — Зевс давно принял решение, приказав фигуранта не трогать. — Возможно, с ним пытаются выйти на связь.
— Может, перевербовать его?
— Подождём. Не к спеху. Не о том надо думать, — Зевс задумался как-то тяжело. — Гипнотизёр плывёт все больше… И постепенно появляются лица… Там. За бугром. Понимаешь, что из этого следует?
Артемьев напряжённо посмотрел на Главного оперативного координатора и осведомился с напускной непринуждённостью:
— Готовим акцию?
— За рубежом.
— Зачистка логова?
— По обстановке.
— Это серьёзно, — произнёс Артемьев. — Поднять такое мероприятие…
— Поднять можно какое хочешь мероприятие. Вопрос средств и ресурсов. А они, конечно, в разумных пределах, в твоём полном распоряжении.
— Это расценивать как приказ начинать готовить акцию?
— Пока продумывать акцию… В общих чертах. Чтобы было чем занять свободное время.
— Я понял, — кивнул Артемьев.
Продумать акцию — это сначала определить цели. Потом разработать план и определить средства. А в итоге — бой…
Голова у Гипнотизёра раскалывалась.
Он сидел в расслабленной позе медитации. Смотрел в одну точку. Он пытался представить, что тело его — вода, которая кругами расходится по всей планете, вырывается в космос. Получалось это с трудом. Хотя боль постепенно начала уходить, но ощущение, что голову туго набили ватой, не отступало.
Плохо. Он постепенно сдавал позиции. Сдался бы уже давно, если бы не честолюбие. Рано или поздно его выжмут досуха, искорёжат его волю, вычистят память, сомнут личность. А после уничтожат. Был бы простым человеком, его бы просто перевербовали. Но никто не будет держать в своём доме ядовитую змею, готовую впиться в ногу любому. Его убьют. Или вывернут мозги наизнанку так, что он уже не будет тем человеком, кем является сейчас.
Ему нужно было время. Время даёт небольшой шанс взять ситуацию под контроль. Он найдёт способ уйти отсюда. Есть люди с сознанием и подсознанием. Есть человек, который начал поддаваться. Нужно время и ясность в голове, чтобы додавить его.
Но это тяжело. Потому что Гипнотизёра самого давят. С каждым допросом он все больше попадает под власть Доктора. Пленник станет игрушкой в руках палача — это вопрос двух-трех дней..
Хорошо, что Доктор не спешил. Зачем ему спешить, если он полноправный хозяин положения.
Насколько проще было вырваться из лап чеченских бандитов. Там люди были совершенно другие. Не искушённые в самых высших уровнях единоборств — единоборствах психологических. Их можно было мять, как пластилин… Но здесь…
Надо на что-то решаться. Иначе будет поздно… С каждым днём тают силы…
Глубокая медитация никак не получалась. Смущали посторонние мысли, они сбивали его с волны, которая должна была увлечь сознание в края вселенского покоя.
Наконец ему удалось достаточно расслабиться. И он, наконец, ощутил, как душа наполняется долгожданными спокойствием и силой.
— Вставай. Руки за спину! — послышался суровый голос.
Его грубо вернули в жёсткую, каменную реальность. Он будто рухнул с колокольни на булыжник мостовой.
В камеру вошли два конвоира. Один, безоружный, с широким лицом и лысым черепом, приблизился к Доктору. Другой, тот самый «баскетболист», с которым Гипнотизёр попал в резонанс, положив ладонь на кобуру, стоял у входа.
Гипнотизёр встал. Послушно вытянул руки. Голова была ясная и пустая.
И вдруг струна какая-то лопнула в груди. Он понял, что больше не выдержит. И нет у него двух-трех дней. Он сломается сегодня. Сломается и будет полностью во власти Доктора.
Он собрал все силы в кулак. Ощутил, как в груди сконцентрировался сгусток мощной энергии. Последний резерв, он знал, как его использовать. Рывком сознания вошёл в контакт с человеком, который стоял у двери. Его мыслями Гипнотизёр пытался овладеть уже несколько дней.
— Убей его, — произнёс пленник негромко, вложив весь импульс силы в этот приказ.
Лысый охранник защёлкнул один наручник, усмехнулся, скривившись. Хотел что-то сказать.
«Баскетболист» послушно достал пистолет. Сделал два шага. И ствол упёр в спину своего напарника.
Повторялась та же история, что в Султановском зиндане.
У лысого по лицу растеклась мертвенная бледность. Он понял, что жить ему осталось считаные секунды. Начал поворачиваться…
Палец атлета плавно потянул спусковой крючок. Грянул выстрел.
Пуля бросила тело на стену. Простреленный тупо уставился на рану в груди. И сполз на пол.
— Черт побери, — прошептал «баскетболист». Его пальцы разомкнулись, и пистолет упал на пол. — Черт возьми.
— Колдуны хреновы! — воскликнул лысый, глядя на Гипнотизёра, из которого струилась кровь на мягкий пластиковый пол. Пуля вошла в сердце, и шансов у простреленного пленника не было никаких.
Лысый охранник подобрал пистолет и подал сигнал тревоги. Он знал, что едва не получил билет на тот свет без права возвращения. Смерть подышала ему холодом в затылок и ушла.
Потом началась суета. К камере стекались вооружённые люди. Появились Артемьев и Доктор.
— Что произошло? — спросил Артемьев. Доктору понадобилось немного времени, чтобы разобраться в ситуации.
— Все-таки Гипнотизёр пробил брешь в его сознании, — Доктор кивнул на очумевшего атлета. — Вступили в противоречие две установки — на то, чтобы освободить задержанного, и на то, чтобы предотвратить его побег любой ценой. В результате сознание решило конфликт установок радикальными мерами.
— Убрав источник беспокойства… И что теперь с ним? — указал пальцем на «баскетболиста» Артемьев.
— После недели реабилитации будет нормальным человеком.
— Один раз он сломался. Есть гарантия, что это не произойдёт ещё раз?
— Второй раз наткнуться на такого кодировщика, как Гипнотизёр, очень проблематично…
Гипнотизёр лежал на полу. На его лице застыло выражение какого-то вселенского равнодушия. Его душа была далеко. Сегодня он ушёл в свою нирвану…

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики