ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Лёгок на помине, — шепнул Ровенский, глядя на Неймана, плавно перемещающегося по гулкому коридору, украшенному лепниной, деревянными панелями. Интерьер некогда призван был подчёркивать незыблемость советской науки, но с того времени он сильно поизносился, как и сама наука.
По оба плеча Неймана маячили здоровенные и тупорылые охранники, глядевшие на сотрудников фонда «Технологии, XXI век» как на потенциальных киллеров и решавшие про себя трудную задачу — то ли раздавить их, как клопов, то ли побыстрее спрятаться, если те ненароком вытащит из кармана оборонительную гранату «Ф-1».
— Здравствуйте, Николай Валентинович, — распахнул объятия вечно дыбящийся, обаятельный, как профессиональный мошенник, Саша Нейман.
— День добрый, — без особой радости кивнул Марципало.
— И вам, Семён Иосифович…
— Пионерский привет, — кивнул Ровенский.
— Ну, как поддержка отечественной науки? — поинтересовался американец.
— Терпимо, — произнёс Марципало.
— А как торговля ядерным топливом? — полюбопытствовал Ровенский.
— Это в прошлом, — по челу Неймана скользнула лёгкая тень.
— Ну да. Все хорошее быстро кончается…
Саша Нейман недавно принял активное участие в ядерном проекте по сбыту за бесценок российского ядерного топлива. Видимо, в делёжке по понятиям Саша знал толк, поскольку министр атомной промышленности в докладной записке рекомендовал именно российскую фирму и её американского двойника «АЛТ-групп» для многомиллиардной сделки века, потому что — и как бумага стерпела — ООО «Поиск» хорошо зарекомендовало себя в коммерческой издательской деятельности трудов Академии наук. Буклеты Саша действительно делать научился, поэтому созрел и для ядерной сделки. В России вообще как-то очень легко проходили такие вещи. В Америке фирму Неймана «АЛТ-групп» включили в число организаций с сомнительной репутацией, а её хозяина не пускали в приличные дома, здесь же он ногой открывал двери в кабинеты высокопоставленных правительственных чиновников и руководителей Академии наук.
— Слышал, дела-то в последнее время с внедрением идей не очень, — лихо перевёл Нейман мимолётный коридорный разговор в нужное русло. Улыбка на его лице стала сочувствующей.
— На хлеб хватает, — отмахнулся Марципало.
— Хлеб? Плебейство, Николай Валентинович. Должно хватать и на икру.
— И на рябчиков, — поддакнул Ровенский.
— Вот именно, — кивнул Нейман. — Как насчёт того, чтобы обсудить эти проблемы в более располагающей обстановке?
— В другой раз, — сухо пообещал Марципало.
— Ну смотрите… Сколько их ещё будет, этих разов, — улыбка Неймана стала теперь усталой, как при общении учителя с непослушными детьми.
Он неоднократно ненавязчиво предлагал своё участие в деятельности фонда «Технологии, XXI век». При этом у него явно прослеживалось желание снять сливки, зато не было никакого намёка на готовность входить в рискованные расходы. А на риске и держится этот бизнес. Несколько раз, когда начинало пахнуть деньгами, этот падальщик, хлопая крыльями, возникал на горизонте. Приходилось принимать действенные меры, чтобы его отваживать.
— Чего, пакетики все разнесли? — Ровенский кивком указал на дверь вице-президента Академии наук, из которой Нейман только вынырнул.
— Злые языки, — поморщился Нейман.
— Страшнее пистолета, — завершил цитату Ровенский.
— Ну да… Язык до киллера доведёт, — осклабился Нейман и снова обратился к Марципало: — Подумайте, Николай Валентинович.
— Обязательно.
Сашины пакетики — это была притча во языцех в Академии. Нейман каждый визит в Россию уже седьмой год начинал с обхода кабинетов всех имеющих вес академических руководителей. Каждому вручался свой пакетик с зелёненькими бумажками. Толщина его зависела от должностного положения получателя и от степени их близости. Некоторым пакетики вручались очень толстые. А у избранных пухли счета за рубежом.
Вежливо распрощавшись с конкурентами, Нейман двинул дальше по коридору.
— Когда говорят, что на науку выделяют мало денег, это неправильно, — сказал Ровенский. — Это если на всех делить — то мало. А если на ограниченный круг лиц, то очень даже кучеряво можно жить.
— Ничего не поделаешь, — сказал Марципало, выруливая к широкой парадной лестнице.
— Для меня был шок, когда оказалось, что среди столпов науки, академиков, ворюг ещё больше, чем среди торгашей.
— Преувеличиваешь.
— Если бы… Дело в том, что многие из них проложили себе дорогу по черепам. Научный карьеризм ничем не отличается от обычного, чиновничьего. Есть, правда, подвижники, которые по заслугам получают почести, настоящие столпы.
— А есть администраторы, и таких большинство, — завершил мысль Марципало. — Это вполне естественно.
— А науку двигают одержимые… Хороший костюм и металлокерамические зубы редко сочетаются с одержимостью.
— Ладно… — Марципало посмотрел на свои швейцарские часы — сталь с золотом, вместо стекла сапфировый кристаллит, которые приобрёл в прошлом году в Париже за одиннадцать тысяч долларов. — Пора. Нас уже ждут.
Они поднялись на третий этаж и остановились перед тяжёлыми двустворчатыми дверьми вице-президента АН России академика Ачарова.
— Разрешите, Владимир Георгиевич? — постучав, осведомился Марципало.
Ачаров был в Академии не в фаворе, секретарша ему положена не была.
Кабинет был огромный — тяжёлая мебель, тяжёлые портьеры, высокие лепные потолки, шкаф, заполненный кожаными переплётами книг. Компьютер с плазменным экраном — это из современности, из наших времён. Этот кабинет знал гигантов… Но и директор института прикладной механики академик Ачаров тоже был из старой плеяды мамонтов, беззаветно преданных науке, основатель серьёзнейшей научной школы, один из тех, кто прорубил окно в космос. Да и внешне он походил на мамонта — пожилой, но ещё мощный, широкоплечий, с громадными ручищами человек. Проницательные, всепонимающие глаза. Да, штучный экземпляр. Таких уже нынче не производят.
Академик предложил присесть в углу кабинета, где стояли неизменные кожаный диван, два кожаных кресла, невысокий журнальный столик на гнутых ножках.
Секретарша все-таки где-то в окрестностях водилась. Во всяком случае, после звонка академика в кабинет вошла полноватая девчонка в длинном платье. Она поставила на журнальный столик кофейник, фрукты, сахар и конфеты. А академик добавил к сервировке графинчик с коньяком.
— Владимир Георгиевич, вы не в настроении, — поставил диагноз жизнерадостный «колобок» Ровенский, которому многое прощалось из-за бесшабашного весёлого нрава и незлобивости. — Сразу скажу суть проблем. Институту механики урезали финансирование на будущий год. Вы пролетели мимо грантов. Уехали за рубеж ещё несколько перспективных сотрудников.
— Последние уезжают, — вздохнул академик. — Саркисян уехал. Считай, целое направление утрачено. Перспективное направление.
— А тут ещё Саша Нейман чёрным вороном вьётся, — вздохнул Ровенский, разрезая маленьким серебряным ножиком апельсин. — Пакетики растаскивает. К вам не заходил?
Академик потёр огроменной ручищей подбородок.
— Знает, что бесполезно. И рука у меня тяжёлая.
— Дал вашему институту хоть немного продержаться Колумбийский проект? — спросил Марципало. При посредстве ООО «Технологии, XXI век» было заключено соглашение с аналогичным американским институтом о проведении совместных разработок. Это позволило Ачарову ещё на год сохранить расползающийся по швам институт.
— Немножко, — кивнул Ачаров. — А ведь были времена, когда не обязательно было ходить с протянутой рукой за рубеж…
— Были… Прошли, — недовольно произнёс Марципало. — СССР сожрал системный кризис.
— Системный кризис? — академик насмешливо посмотрел на расслабившегося в кожаном кресле гостя. — Миф. Это был обычный кризис. Я знаю, о чем говорю. К началу девяностых наша страна подошла по ряду направлений к технологиям даже не двадцать первого, а двадцать второго века. Страна могла сосредоточить на перспективных темах огромные ресурсы. И оставить Запад в хвосте… Был бы гигантский скачок не только нашей страны, но и человечества… Сбили на взлёте нас, а не мы сами упали.
— Спорный вопрос, — поморщился Марципало, которого быстро утомляли политические споры.
— Может быть, — кивнул устало академик. — Но у нас была своя дорога. Сейчас мы вынуждены плестись в русле цивилизации, которая подчиняется устоявшимся центрам силы и транснациональным монополиям. И тут шаг влево, шаг вправо — побег…
— Прыжок на месте — попытка улететь, — хмыкнул Ровенский.
— Оборона. Космос, — вздохнул Ачаров. — Межпланетные станции. Ядерные ускорители. Подводные исследования. На все средства находились. А теперь Нейман шастает по этажам с пакетиками и присматривается, чего здесь ещё можно урвать.
— И что делать — вечный русский вопрос? — «Колобок» хватанул немножко коньяка, и его розовые щёчки порозовели ещё больше обычного. — На что надеяться, Владимир Георгиевич?
— На что? — Ачаров устало и грустно улыбнулся. — На самих себя. Русский всегда носы всем утирал… Важно сейчас пережить. Переждать. Выжить. И что можно спасти — вынести из огня.
— Что нельзя — похоронить, — поддакнул Ровенский.
— С почестями, — академик улыбнулся. — Ладно, чего душу травить без толку. Тут возникли несколько необычные обстоятельства. Думаю, для вас они будут небезынтересны.
— Весь внимание, — сразу напрягся Марципало, понимая, что начинается разговор, ради которого Ачаров пригласил их.
— В сибирской тмутаракани есть филиал института ядерных исследований… В былые времена работали чисто на оборонку, поэтому и заперли их в леса. Профессор Грушин. У него была лаборатория. Давно им финансирование пообрубали благодаря… — академик ткнул пальцем в пол, намекая на второй этаж, там располагался секретариат и другие органы, распределяющие деньги на науку. — Бесперспективно. Безумно. Не сулит немедленной выгоды… Недавно ребята Грушина позвонили мне…
Ачаров замолчал.
— Не томите, Владимир Георгиевич, — укоризненно произнёс Марципало.
— Не знаю… Мне не верится… Но не доверять им оснований нет… Если действительно у них все вышло, как они говорят, то это прорыв в электродинамике.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики