ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

На пригорке виднелась полуразрушенная церковь с обломанной, как карандаш, колокольней. Над ней вились вороны.
«Газель» Глеб велел загнать за ворота. Трофейный зелёный «триста восемнадцатый» «БМВ» оставили на раскисшей дороге. Он одним колесом утопал в огромной луже, из которой поднималась вросшая в землю тракторная шина, как спина допотопного чудища из Лохнесского озера.
В доме, как и обещал Руслан, отлёживались, зализывали раны двое чеченских боевиков. Чувствовали они себя здесь вольготно. Видимо, были уверены, что милиция сюда не сунется, поэтому на виду держали два автомата Калашникова.
Гостей боевики встретили сначала с насторожённостью. Но после звонка Сельмурзаева, который подтвердил, что гости вполне заслуживают хорошего отношения, горцы расслабились и подобрели. Друзей хозяина надо уважать.
— Телевизор хочешь смотреть? — спросил молодой чеченец у Глеба, к которому проникся тёплыми чувствами как к начинающему клевать на щедрые посулы объекту вербовки. — Тарелка от спутника есть. Сто программ берет!
— С комфортом устроились.
— Да… Чечня — электричество мало. Все плохо. Здесь хорошо.
Чеченец загрустил. Но ненадолго. Его посетила показавшаяся ему весьма удачной идея.
— Кассеты есть. Порнуха есть.
— Не стоит, — отмахнулся Глеб.
— Зря. Хорошая порнуха… Такие девушки… Что, думаешь, я не знаю, как с девушками туда-сюда, да! — вдруг воскликнул молодой чеченец горячо. — Помню, одну в зиндан держали. У неё отец богатый такой, да. Крутой такой… Армянин… Или еврей… Из Москвы её везли… Ах, какая была… Ох, какая кожа… Ох, как я с ней…
— Блондинка?
— Да нет, рыжая такая. Но неважно… Жалко даже её было.
— Почему жалко?
— Что-то там не получилось. Базар-мазар с её отцом не пошёл…. В общем, пришлось её стрелять. Я и стрелял… Раз — и все. Перед видеокамерой… Но хорошая была…
— Да. Бывает, — рассудительно произнёс Глеб.
— Бизнес, — развёл руками чеченец.
Атаман, сидевший на кожаном диванчике в углу, хмуро уставился прямо в затылок молодого чеченца. Если бы боевик поймал этот тяжёлый взор, то наверняка сейчас бы не чувствовал себя так комфортно. Так глядят, когда целятся перед контрольным выстрелом.
Через четверть часа послышались звуки автомобильных моторов.
— О, приехали. — Второй чеченец, низкорослый, с длинными руками, похожий на пастуха из высокогорного аула, появившегося на свет от порочной связи его матери со снежным человеком, бросился на улицу открывать ворота.
Глеб выглянул в окно. В ворота въезжал «Мерседес» с тёмными тонированными стёклами. Черт возьми, бронированный… При определённом раскладе этот фактор может обернуться серьёзными проблемами… Джип «Паджеро» цвета вишнёвый металлик — машина сопровождения с охраной — припарковался за воротами рядом с зелёным «БМВ».
Из соседней комнаты появился тучный оперативник, который недавно на шоссе столь убедительно сыграл роль старшины-гаишника. Он подталкивал в спину вялого, шаркающе передвигавшего ноги Руслана.
— Ну что, Руслан. Иди, встречай гостя, — кивнул Глеб.
Теперь бы только чеченец не выкинул какой-нибудь фокус. На этот счёт Глеб подстраховался. Перед отъездом на базу Руслана оглушили, накормив приличной дозой психотропных веществ, которые напрочь отбивают стремление к импульсивным поступкам. И все же стопроцентной гарантии, что объект будет действовать по плану, не было. Слишком мало времени с ним работали.
Комитет по торжественной встрече в составе Руслана, Глеба и Атамана выстроился во дворе.
Бугай в чёрном костюме, как из рекламы телохранителей, в чёрных очках (даром, что солнце уже село за лес) выскочил из машины и услужливо распахнул заднюю дверь. Из салона степенно, неторопливо выбрался высокий, статный чеченец с благородной осанкой и ступил на гравий дорожки.
Сердце Глеба радостно ёкнуло. Повезло так повезло! Это как раз тот, кто нужен, — депутат Сельмурзаев!
Собственной персоной пожаловал. Никому не доверил! И не в лом было на ночь глядя переться сюда!
Руслан шагнул навстречу Сельмурзаеву. Они обнялись, как два молочных брата после долгой разлуки.
Руслан напрягся. И Глеб совершенно чётко понял, что сейчас горец что-то ляпнет, выходящее за рамки дипломатического протокола.
Ратоборец был готов к любому варианту развития событий. Он не обдумывал решения. Оно пришло само! Накопившаяся в Глебе энергия нашла выход! Он резко вдавил кнопку рации, прикреплённую к запястью… И начал движение.
Он мчался, как ураган, сметая все на своём пути. Походя сшиб с ног чеченца-пастуха — тот даже и не пикнул, рухнув как подкошенный. Рубанул ногой по горлу телохранителю в чёрном, кажется, отправив его в путешествие к самому Аль-Ваххабу и райским гуриям. Продолжая движение, сделал подсечку оторопевшему и никак не ожидавшему нападения депутату и отключил его щадящим ударом в голову.
Атаман выстрелил из бесшумного пистолета в грудь телохранителя, неосмотрительно высунувшегося из «Мерседеса» с короткоствольным пистолетом-пулемётом «скорпион».
У личного водителя депутата реакция была выше всяких похвал. Он резко повернул ключ в замке зажигания. Машина завелась сразу, как и положено «Мерседесу», и не к месту уютно заурчала мотором. Что будет дальше — спрогнозировать не так трудно. Бронированное четырехколесное чудище снесёт задним ходом ворота к чертям собачьим. И вырвется на оперативный простор. И пули от него будут отскакивать, как горошины от слоновьей шкуры.
Глеб стремительно преодолел расстояние, отделявшее его от машины, Рывком выдернул скрючившееся тело убитого телохранителя. И повалился внутрь, на мягкие лайковые сидения.
Водитель — квадратный, со сросшимися бровями и тяжёлой челюстью, резко повернулся к Глебу боком. Он был вооружён. И воронёный ствол уже почти завершил своё неумолимое движение, готовясь выплюнуть свинцовую примочку в цель. Оставалось только надавить пальцем на спусковой крючок.
Глеб аккуратно, казалось, неторопливо отвёл руку с пистолетом. Ухнул выстрел. Пуля пробила панель красного дерева. Следующего выстрела не прозвучало. Глеб перехватил пистолет, дугообразным движением провернул его, ломая противнику пальцы. Отшвырнул тяжёлую и опасную игрушку в сторону. Потом ласково и мягко захватил квадратного за шею. Она была мускулистая, железная. Но никакие мускулы здесь не помогут. Вот биоактивная точка. Надавить на неё…
Водитель дёрнулся, почувствовав, что ему не хватает воздуха. Потом на него навалилась тяжёлая тьма… Бронированный «мерс» так и не стронулся с места. Машину сопровождения снаружи упаковали тоже быстро. Оперативники, выскочившие из «БМВ», поставили под стволы и вытряхнули из салона вовсе не спешащих умирать телохранителей.
Глеб перевёл дыхание. Весы непостоянного бога войны снова качнулись в его сторону. Потерь у группы нет. У противника — два трупа. Чистая победа…
Пленных разложили в ряд в большой комнате. Там же на ковёр лёг портфель, наполненный пачками долларов, — плата Руслану за изотопы. Атаман подошёл к распластанному любителю рыжих девушек и порнухи, схватил его за волосы, заставил подняться. Чеченец смотрел на него, как зверь, которого ведут на убой, — животный ужас и мольба о пощаде во взоре. Он встретился с глазами Атамана, и ему все стало ясно.
— Не хочу… Не делай, — пробормотал молодой чеченец.
Атаман молниеносно выдернул из чехла на рукаве нож и полоснул боевика по горлу. Отскочил в сторону, чтобы не испачкаться в крови. Все произошло настолько быстро, что никто даже голоса не успел подать.
— Война, — недобро усмехнулся Атаман. — Бизнес…
Глеб неодобрительно посмотрел на своего помощника, но ничего не сказал. Взял рацию.
— Объект взят. Группа Два, Три — для зачистки территории. И эвакуации… как поняли?
— Принято…
— Ждём.
Машина у Ромы, видимо, решила объявить забастовку. На все попытки завести двигатель видавшая виды и знававшая лучшие времена двадцать четвёртая «Волга» отвечала каким-то ехидным жужжанием. Двигатель не желал заводиться. Рома копался в моторе, прикрикивая на белокурую шалаву, имевшую внешность невинной курсистки Императорского института благородных девиц:
— Ключ дай! Да не этот, а тот! Увидев идущего от бани Гурвича, он озадаченно посмотрел на него.
— Ты куда?
— Машина на приколе?
— Встала! Упрямая, сволочь!
— Мне в Москву надо, — голос у Гурвича был какой-то жестяной.
— Э, Леха, чего с тобой? Тебя что, Наташка укусила?
— Белидзе, мой шеф, умер.
— Да иди ты! Как?!
— Мутно все это, — пробормотал Гурвич. — Я так и думал…
— О чем ты думал?
— Упаси господи, если я прав, Рома!
— Может, подождёшь… Завтра поедем… Все равно ты уже ничем горю не поможешь.
В словах Ромы был какой-то резон. Вечером тащиться в Москву. Зачем? Успокаивать скорбящих родственников? Но Гурвич чувствовал, что так надо. Он ещё не знал, почему, но был уверен, что оставаться здесь ему нельзя… Никак нельзя!
— Мне надо ехать, — твёрдо произнёс он.
— Да подожди хоть полчаса, — попросил Рома. — Может, ещё починю мустанга. Живо до станции доскочим.
— Нет, надо ехать, — как заведённый повторил Гурвич.
Он прошёл в дом. Натянул толстый вязаный свитер. Застегнул на «молнию» кожаную куртку с меховой подкладкой. Закинул на плечо ремень сумки.
Уже выходя за ворота, вспомнил, что забыл бритву с лезвиями, зубную щётку. Ну и черт с ними! Возвращаться — плохая примета… Хотя куда уже хуже…
Народу у остановки набралось много. Автобусы ходили раз в два часа, а желающих покататься на них за это время набиралось предостаточно. Щетинистые красномордые мужички с мозолистыми руками. Бабки с неизменными сумками на колёсах, которые, судя по всему, всем бабкам раздают где-то централизованно, и ведром с огурцами. Размалёванные сверх всякой меры девицы, озабоченные и решительные, видимо, твёрдо решившие погулять в этот вечер на полную катушку. Гурвичу вдруг стало тоскливо. Тревожно защемило в груди. Он ощутил жуткое одиночество. А вокруг бесполезные люди совершают бесполезное броуновское движение, перетирая без всякой цели день за днём…
Через десять минут подкатил жёлтый «пазик», заляпанный грязью и мокрым снегом.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики