ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Похлопал чеченца по щекам.
— Ломали. Подъем… Очнулся? Не трепыхайся… Не надо…
Махмадхаджиев встряхнул своей бараньей, крепкой головой, хотел было дёрнуться, но нутром почуял, что его сейчас вырубят второй раз, и будет ещё хуже. Поэтому просто зашипел, закусил губу, налившимися кровью глазами глядя на Артемьева.
— Так вернёмся к нашим детишкам, Ломали? — спросил полковник милиции.
— О чем говоришь?
Артемьев вытащил несколько фотографий, кинул на колени чеченцу:
— Узнаешь?
— Не узнаю.
— Так это же ты. С детьми…
Фотографии были чуть мутные, но Ломали на них узнать можно было без труда.
— Это не я!
— Слушай, баран горный, — ровным голосом проговорил Артемьев. — Спорить не буду долго с тобой. Сейчас задерживаю. Прячу в камеру. Я тебе уже присмотрел отличную камеру на двадцать человек. Хоть ты мужик и здоровый, и гордый горец, но там будешь не ты в задницу драть, а тебя… Я позабочусь… Станешь опущенным. И я тебе буду все новые статьи уголовного кодекса приискивать… И знаешь, я позабочусь, чтобы тебя родственники не выкупили. И не обменяли. Я это могу… Ещё по телевизору покажу видеозапись… Твоим родственникам понравится… Аллах разрешает забавляться с детьми? Даже с детьми неверных?
Артемьев дал чеченцу переварить сказанное.
— Что тебе надо, сын ишака? — спросил Махмадхаджиев.
И получил ещё раз по морде. Не так сильно. И очухался быстрее.
Артемьев чувствовал, что он попал на гребень волны. Дело пошло. Осталось только немного дожать.
И чеченец поплыл…
Сперва немножко. Потом все больше и больше. И, наконец, выложил все…
Артемьев был доволен. Не пришлось пользоваться лишний раз услугами Доктора с обязательной последующей зачисткой. Слишком много трупов в последнее время.
Цифровой магнитофон на шестнадцать часов записи фиксировал откровения Ломали. Будучи старшим телохранителем Сельмурзаева, он знал много любопытных подробностей из жизни босса.
Тревожная лампочка замигала в сознании Артемьева, когда Ломали заявил, что депутат отлучался несколько раз куда-то. Оставлял охрану. Садился за руль. И уматывал на встречи.
Артемьев почувствовал — здесь тепло. И спросил:
— С кем встречался покойник?
— Не знаю.
— Он должен был хоть что-то говорить. Хоть словом обмолвиться.
Ломали почесал затылок. Скрип был такой, будто деревяшкой водят по свиной щетине. Но определённый эффект это возымело.
— Сельмурзаев однажды проговорился, зло так: «Лампасы надели благодаря нам. А теперь носы воротят. Госбезопасность…»
— Лампасы… Госбезопасность… — кивнул удовлетворённо Артемьев. Детали в запутанной головоломке начали становиться на предназначенные им места…
— Так же возможно применение суперэлектриков в магнитных трассах скоростных поездов, — Парамон Купченко вытащил из портфеля очередную разработку. Иллюстрировал он свои прожекты ватманскими листами с чертежами и формулами. Оттарабанив очередную убойную идею, он скатывал ватманские листы в трубку и прятал в безразмерный портфель. Тут же выуживал оттуда новый сюрприз.
Раз в два-три дня «Колдун», так прозвал Купченко Ровенский, появлялся в фонде «Технологии, XXI век» с новыми наработками. Жил гость столицы в гостинице около метро «ВДНХ» в одноместном номере и упорно строчил с утра до вечера, творил, выбираясь наружу, чтобы наспех перекусить или прошвырнуться по городу. Парамон Купченко обладал дикой целеустремлённостью и пробивной энергией. Пер, как танк. Во второй визит в офис фонда охраннику, который пытался вызнать, к кому стремится этот верзила, он отвечал коротко и однозначно, даже не глядя в его сторону:
— Мне назначено.
И ломился вперёд. Охранник пытался остановить его, но это было все равно, что рукой затормозить автобус. Габаритами учёный маньяк обладал завидными.
— Этого человека можно пропускать, — успокоил взбудораженного охранника Ровенский, про себя добавив: «Такого только снаряд остановит».
Если Ровенского эти представления забавляли, то президент фонда просто зверел при появлении маньяка. Прятаться от него было бесполезно. Когда Купченко говорили, что из руководства никого нет, он смиренно отвечал — ничего, подожду. И усаживался ждать, выудив карманный компьютер. Если секретарша отважно заявляла, что начальник не принимает, «Колдун» просто двигал прямиком в кабинет со словами: «У меня дело важное».
— У меня график встреч расписан, — пытался возмущаться Марципало.
— Это все мелкая суета. А мы творим будущее, — отмахивался Купченко и разворачивал очередной манускрипт.
Вот и сейчас он, тыкая в развёрнутый на просторном офисном столе ватман, развивал посетившую его вчера вечером мысль:
— Это миллионы и миллионы долларов. Ведь вас интересуют только они.
— Если вас они не интересуют, почему вы пытаетесь продаться повыгоднее? — возмутился Марципало.
— Для меня деньги — это как костыли, — холодно произнёс Купченко. — Без них не встанешь на ноги. Но я их презираю…
Ровенский млел, глядя на эту сцену.
— Я все понял, — с каменным лицом выдавил Марципало. — Потрудитесь впредь сообщать о ваших визитах. Тем более ещё рано говорить о перспективах, поскольку мы ещё не получили экспертного заключения.
— Если ваши эксперты хоть что-то понимают в науке и лишены академической зашоренности, в их заключении я не сомневаюсь.
— А я сомневаюсь, — буркнул президент фонда.
— Это ваш удел — сомневаться…
— А ваш?
— Идти вперёд…
Глаза Марципало налились тяжёлой злобой.
«Колобок» с умилением наблюдал каждый раз за этой корридой. Если бы Купченко не был так оторван от земли и его мысли не летали бы в астрале, то можно было бы подумать, что он издевается над президентом фонда.
— Все, я вам позвоню, — сухо произнёс Марципало, демонстративно открывая свой органайзер.
Купченко озадаченно посмотрел на него. Потом поводил руками, делая пассы. И сообщил:
— У вас пятна на ауре. Образуются из-за несбалансированности эмоций и преобладания гнева…
— Вот что… — Терпение президента фонда, кажется, истощилось.
— Подождите, — оборвал его спокойно учёный. Повёл ещё раз руками. — Сегодня у вас, Николай Валентинович, с утра побаливала печёнка. И под левым ребром покалывало. Снимем сейчас боль.
Он сделал ещё пассы.
У Марципало злость тут же утекла, как вода в раковине, сменившись на оторопь. Действительно с утра кололо под ребром и печень потягивало.
— Так, тут канальчик энергетический подправим, — прикрыв глаза, колдовал Купченко. — Здесь ведьмино пятно, подчистим… Сглазик небольшой…
Ошарашенный президент фонда ощущал, что где-то в правом боку будто его касаются лёгкие, невидимые пальцы, а по позвоночнику разливается тепло. А заодно ползёт змейкой страх. Холодный страх перед неведомым…
— Выйдите отсюда! — встрепенулся Марципало и поднялся со стула.
Купченко удивлённо посмотрел на него.
— Вон! — змеёй прошипел Марципало.
— Я же не закончил.
— Мы вам позвоним, — Марципало рухнул в кресло и распустил на шее галстук, перевёл дыхание. — И прошу больше без предварительного согласования не приходить. Или наш договор будет расторгнут. Понятно?
Купченко пожал плечами, и стало ясно — если он что-то и понял, то на ус не намотал.
— Хорошо, — произнёс он. — Только вы зря ко мне вот так. У меня ведь переговоры с компанией «Нейшнел групп» были. Они заинтересовались. И с фирмы «Поиск» на меня выходили. Только мне хочется, чтобы открытие осталось на родине.
— И чего вам эта родина? — с саркастической улыбкой поинтересовался Ровенский.
— Россия — сердце мира, — сообщил Купченко. — В 2001 году началась эра Водолея — эра России. И наши открытия в новую эпоху ей пригодятся.
Президент фонда посмотрел на него озверело, и Купченко, наконец, ретировался.
— Идиот, — прошипел Марципало, когда дверь закрылась. — Полный шизофреник…
— Не без этого, — отозвался Ровенский.
— Надо было ему «Скорую» вызывать.
— Они только опасных сумасшедших забирают.
— А он опасен…
— Зря ты его так. Он тебе с таким старанием ауру чистил, — хмыкнул Ровенский.
— Чистильщик, — покачал головой президент фонда и потрогал бок. Боль, ушедшая из печени, вернулась и теперь пульсировала. — Надо было его сразу послать.
— С такими рекомендациями?
— Не верю я, что этот шизофреник мог принести что-то дельное.
— Шизофреники обычно и приносят что-то дельное…
— Полноте… Слышали уже… Он нам угрожает своё бессмертное творение в Австрию послать… Испугал…
— И Нейману, — подлил масла в огонь Ровенский. — Падальщик заинтересовался. Это что-то значит.
— Да ладно тебе!
— А если там есть зерно? И мы будем до смерти локти кусать…
— Кстати, когда Мартынов даст заключение, чтобы послать этого экстрасенса чёртова к бесовой бабушке? — Марципало опять затянул галстук. Пульс начал приходить в норму. И трясучка в руках ушла.
— Да вот, обещал сегодня…
Доктор физматнаук Мартынов отличался гениальной способностью сортировать чужие идеи. Все шизушные заявки давали ему на проработку. Девяносто девять процентов он признавал, по его выражению, законченной ересью. Один процент оставлял со словами — что-то тут светится. Из них четверть можно было продать. А некоторые грозили принести серьёзную прибыль.
Мартынов появился на следующий день в тесном кабинетике Ровенского, обставленном куда скромнее, чем покои президента фонда. Оно и неудивительно — у шефа помещение было витриной фирмы, а у Ровенского — местом работы и уединения, поэтому тут царит творческий беспорядок, навалены книги, дискеты, лазерные диски.
Штатный консультант фонда был, как всегда, с портфелем, в котором лежал ноутбук. Он протянул дискетку Ровенскому.
— Вот заключение.
— А распечатать слабо? — заворчал недовольно «колобок».
— На вас бумаги не напасёшься, — у Мартынова была мания, родившаяся ещё в советские времена, — он был страшно жаден на бумагу, поэтому все свои отчёты передавал на дискетках.
— В двух словах, что там по «Колдуну»?
— Ну что тебе сказать, — Мартынов многообещающе снял очки, помассировал пальцами переносицу, водрузил очки на место. — Первоначальные теоретические выкладки безукоризненны.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики