ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Будто не в салон сходила, а военную подготовку прошла.
— Это от раздражения. Меня злит, что без ведома Леньки я не могу и к парикмахеру сходить.
— За что боролись… — пожала плечами Маша. — Сразу не пресекла — теперь терпи.
— А я не хочу! — упрямо сказала Таня.
Но Маша не обратила на ее слова внимания, потому что в этот момент и у нее глаза затуманились.
— Между прочим, я буквально вчера вспоминала, как нас с тобой и с нашими детьми Мишка повез однажды в горы, а тут начался дождь.
В тот день они выехали из дома рано. Погода ожидалась солнечной, теплой. На дворе стоял август. В синем небе ни облачка.
Ехали они в горы. Не в те, что высоченные, со снеговыми шапками, а горы, поросшие лесом, вполне проходимые, вернее, исхоженные сотнями туристских кроссовок.
Они по узкой грунтовой дороге выехали на поляну с высокой шелковистой травой, где Мишка сразу стал сооружать костер — они везли с собой мясо, — а Саша с Колей бегали по поляне взапуски.
Михаил сделал отличный шашлык, после которого они лежали, объевшиеся, на покрывале; даже дети притомились, приткнулись к боку единственного среди них мужчины.
И тут налетел ветер, и на небе стали появляться тучи.
— Рвем когти! — скомандовал Мишка, нарушая их идиллию. — Надо успеть съехать вниз, иначе мы можем застрять. Почвы здесь глинистые, в момент размоет!
Он оказался прав. Не успели они отъехать и ста метров от поляны, на которой отдыхали, как начался почти тропический ливень, просто сплошная пелена воды.
Машина с трудом преодолевала плывущую под колесами дорогу, пока не забуксовала на одном месте.
Мишка сдавал назад, рвался вперед, пытался рывком выскочить из ямы, но тяжелый «мерседес» увязал все глубже.
— Однако придется толкать, — сказала Маша.
— Можно было бы переждать, пока кончится дождь, — рассуждал вслух Мишка, — но знать бы, когда он кончится.
Небо и вправду было обложным, серо-черным, особенно низкое в горах.
Сестры переглянулись и вылезли наружу. И мгновенно промокли до нитки.
— А вы сидите! — прикрикнула Маша на сына и племянницу, которые потянулись следом за ними.
Мишка тоже выскочил и за неимением лучшего бросил под колеса какой-то полузасохший куст.
С первого же рывка Машу с Таней облило грязью, а потом Маша поскользнулась и с размаху упала в глинистую жижу.
Она споро поднялась и опять стала толкать вместе с Таней тяжелую машину.
И вытолкали!
Потом посмотрели друг на друга и расхохотались. На них не было не то что сухого, чистого места.
— Садитесь! — кричал им в приоткрытую дверцу Мишка, а они все не могли насмеяться.
— Куда ж мы в таком виде? — развела руки в стороны Маша.
— Тогда идите следом, я метров двести проеду до дороги — там скалистый грунт! — крикнул он сестрам. И они шли следом за машиной, все еще смеясь.
Оказалось, поблизости от дороги течет ручей — горный, холоднющий, и они, сняв платья, вымылись в нем, стуча зубами от холода.
— Воспаление легких мы с тобой намоем, — сказала Маша.
Но никто из них после этой поездки даже не чихнул. Ну вот, мало того что Таня все о Мишке вспоминала, теперь они это делают вместе с Машей.
— Я после этой нашей поездки впервые задумалась, почему люди после вот таких испытаний — дождь, ледяной ручей — не заболевают, а в квартире на небольшом сквозняке могут получить простуду…
Интересно, а Маша вот так же вспоминает о своем бывшем муже? Кто знает, вдруг и она жалеет о том, что когда-то развелась с ним.
— Скажи, а ты Павла давно не видела? — спросила у нее Таня.
— Видела с месяц назад, — качнула головой Маша. — Я его первая заметила, но он мне так обрадовался! Я даже не ожидала.
— А может…
— Ничего не может. Хотя Павлик сразу со слезой в голосе стал вспоминать, как мы с ним любили друг друга и какой он был дурак, что не уговорил меня в свое время не подавать на развод. И что я одна на свете такая, бессребреница, княгиня Мышкина, а остальные бабы все стервы продажные…
— Не поняла, почему княгиня Мышкина? В смысле, серая?
— Идиот женского рода, в этом смысле.
— Сомнительный комплимент.
— И не говори. Я уже не рада была, что его окликнула. Стал рассусоливать: может, мы встретимся или он ко мне зайдет поговорить, то да се… Насчет последнего — в смысле, того и сего — я сказала, что скорее лягу в постель с дядей Витей. Павлик жутко обиделся.
Дядя Витя на их улице был притчей во языцех. Говорили, он в прошлом морской офицер, но сейчас в нем от офицера ничего не осталось. То есть ни осанки, ни представительности, ни достоинства.
Он пил каждый день, допивался до белой горячки и гонялся за женой с топором, как в старые добрые времена, когда еще отчаянно ревновал ее ко всем.
Правда, теперь он не столько гонялся, сколько ковылял, жена тоже уже бегала не намного быстрее его, так что ссоры между супругами Беловыми обычно потешали всю улицу. И за все время только дважды в беготню супругов вмешивались другие люди: когда прыткость дяди Вити стала вдруг опасной для его запыхавшейся жены. В свое время этим пришлось заниматься однажды и мужу Маши…
Таня представила, как ее красивая и опрятная сестрица легла бы с пьяницей-соседом в постель, и засмеялась. Но тут же осеклась: Маша еще подумает, что это у нее истерика на нервной почве.
— Прости, не удержалась, — сказала она, — представила тебя рядом с дядей Витей… И что бы сказал тогда о тебе мой любимый супруг.
— Сказал бы, что твоя сестра скурвилась, и запретил бы нам видеться.
— Слушай, почему он всегда думает о людях худшее? Вот, например, о моей подруге Соне он говорил, будто она лесбиянка, потому что вечно со мной целуется. И под этим предлогом потихоньку выдавил ее из нашего дома.
— А про нас со Светкой ничего не говорил?
— Вроде ничего. Даже странно. Он пеной исходит, когда к тебе гости-мужчины приходят, но чтобы хоть раз сказать о тебе худое слово… нет, не припомню. Наверное, ты единственная женщина в городе, к которой он хорошо относится. Интересно, он уважает тебя как мою сестру или как личность?
— Считаешь, это большая разница?
— Мне не все в нем попятно. Притом что он меня к тебе ревнует. Когда я иду при нем на твою половину, он прямо весь напрягается, хотя, конечно, не может запретить мне видеться с сестрой.
Так она все время болтала с Машей обо всем, скорее, убалтывала ее. Хотя и понимала, что отвлечет ее лишь на время разговора. Сын решил жениться так скоропалительно… Это на Колю совсем не похоже. Они всегда были с Машей друзьями. Их близость для Татьяны порой была укором. Александре она столько времени не уделяла.
Она представляла себе, какие мысли приходили в голову Маши в связи с этим событием!
Так она сидела, жалела Машу, и вдруг ей в голову пришла одна идея.
— Помнишь, Маша, Алик тебе свою машину предлагал купить? Он в самом деле ее продавал, — спросила Таня, — или просто так пошутил?
Сестра удивленно воззрилась на нее. Говорили вроде о Николушке, потом о Мишке, даже о Павлике, и вдруг — Алик? Разве сейчас Маше до этого? Ей пришлось сосредоточиться, чтобы заговорить об Алике.
— Нет, он предлагал мне купить ее вполне серьезно.
— А что Алик при этом говорил конкретно?
— Ну, что его машина вообще стоит гораздо больше, что он на ней совсем немного километров наездил… Он говорил, сколько именно, но я пропустила мимо ушей. Пожаловался даже, что ему просто деньги срочно нужны, а то он согласился бы продать мне ее в рассрочку.
— Вы когда-нибудь прежде о машине говорили?
— Года два назад я между прочим похвасталась ему, что коплю на машину, пока Николка в армии. Мол, много ли мне сейчас одной надо.
Алик Петросян был их общим знакомым. Он когда-то жил на этой же улице вместе с родителями, а потом женился и построил свой собственный дом. Вернее, вначале построил дом, а недавно соседка рассказывала Тане, что Алик женился.
Когда-то он ухаживал за Машей и даже учил ее водить машину. Сестра под его руководством ухитрилась сдать на права, чем Алик страшно гордился, но на машину никак не могла собрать, потому что в отличие от Тани она следила за своим гардеробом и каждый сезон хотя бы частично его обновляла.
Теперь Алику на что-то срочно требовались три тысячи баксов, и он все пытался пристроить знакомым свою почти новую «десятку». Но как в таком случае бывает, именно теперь никто в машине не нуждался, вот если бы он предложил это раньше, так говорили многие…
— Да ну его! — махнула рукой Маша. — Рисовал мне всяческие картины, как я буду смотреться за рулем, а когда надоест, я смогу подарить ее своему сыну. Спрашивал, может, я займу деньги у кого-нибудь, а он выкрутится и сам мне займет. В общем, он много чего говорил, но я слушала вполуха. Жалко ему, видите ли, отдавать свою «ласточку» в чужие руки. Но ты же знаешь, я терпеть не могу занимать деньги. Я даже не знаю, так ли уж хочу машину. Просто надо же на что-то копить, вот я и откладываю. Это как-то дисциплинирует.
— И он эту машину продал, не знаешь?
— Насколько я знаю, нет. А чего ты вдруг о машине вспомнила? Вроде к нашему разговору она отношения не имеет.
— Это как посмотреть. Да и почему бы нет? Он на ней в аварию не попадал. И вообще, Алик — человек аккуратный, тачку свою берег. А три штуки зеленых разве деньги?
— По нашим теперешним понятиям, копейки! Вернее, центы, — шутливо поддакнула Маша.
— Не смейся, сестра, мне до вечера надо израсходовать все, что мне сегодня выдали, а у меня в сумочке еще тысяч семь бумажек с неким американским президентом!
— Недаром я с подозрением отношусь к тихоням, — хохотнула Маша. — Сидела моя сестренка, сидела, ничего не хотела, ни к чему не стремилась, и вдруг — на тебе! Сразу машину ей подавай. У тебя разве нет других, более насущных потребностей?
— Представь себе, нет. То есть таких, чтобы заявляли о себе. С другой стороны, машина нам — я хочу сказать, на наш двор — нужна. Вдруг завтра Леня на что-то разозлится — в последнее время он стал такой нервный! — и останемся мы без транспорта. Причем обе имеем права. Это хорошо? Это противно!
— А почему бы нет, — подумав, кивнула Маша, — сходим к Алику, поговорим, может, машину он успел продать.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики