ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

До этой самой деревне было, помнится, километров сто.
— Сто двадцать, — для чего-то уточнила Маша.
— Это имеет какое-то значение?
— Нет, конечно. Потом я поняла, что шеф решил мною похвастаться перед местными врачами. С одним из них он когда-то учился в школе. Коллеги заспорили так, что едва не подрались, для разрешения спора потребовалась третья сторона. Я его не подвела, но не в этом дело.
— А в чем? — спросила Таня.
— После своеобразного медицинского консилиума, когда мой диагноз подтвердился, состоялось наше российское застолье. Никто даже слушать не хотел, что мой водитель — Каретников — торопится. Говорили даже, что, если он так торопится, пусть едет один, а меня уж как-нибудь довезут, такое медицинское светило. Леня сказал, чтобы я не дергалась, мол, дела его подождут, ну и я усугубила. Как следует. Обратно мы поехали, уже когда стемнело.
— Помню, вы вернулись за полночь.
Маша замолчала.
— Ну и что, что с вами случилось? — заторопила ее Таня.
— Случилось, — эхом повторила Маша. — Я отдалась твоему мужу.
Она с трудом выговорила это и выдохнула, как будто выпустила из себя скопившийся внутри и не находящий выхода воздух. Но это был смрадный воздух. И теперь уже Таня задохнулась.
— Ты? Ты тоже предала меня?!
— Тоже? — с вызовом выговорила Маша. — Ты имеешь в виду несчастного Михаила, которого просто взяла и приговорила? Без суда и следствия. Кто ты такая, чтобы даже не судить — как раз на суд ты себе времени не отводишь, — а карать других? Почему ты даже не дала мне возможность оправдаться, попросить у тебя прощения? Человек без недостатков? Та, которой не в чем себя упрекнуть. Тогда дай мне автограф, потому что прежде я ошибочно полагала, что подобных людей на свете нет!
Какой-то частью сознания Таня понимала, что Маша допускает такой тон и даже нападает на нее всего лишь от волнения. Ее мозг срабатывает на самозащиту, но рассуждать и оправдывать сестру она больше не могла, потому что какая-то первобытная ярость бросилась ей в голову. И здесь уже ни о каком трезвом рассудке не могло быть и речи.
— Так ты хотела попросить у меня прощения? И поэтому ты поишь меня своим поганым ликером из таких вот миленьких рюмочек?
Она с яростью метнула ни в чем не повинный хрустальный сосудик в стену, и на ней расплылось мокрое пятно.
— У тебя моющиеся обои, — сквозь зубы процедила Таня, — так что прощения за испорченный интерьер я не прошу!
Она увидела испуганные глаза Маши, но поняла, что это испуг не сестры, а врача, который неправильно рассчитал дозу лекарства для своего пациента. Что она ждет от Тани: обморока, истерики?.. Она встала и пошла прочь.
— Таня, — прозвучал за спиной слабый возглас сестры, но она не обернулась.
Кто-то внутри ее тщетно вопил: «Что ты делаешь, опомнись!» Но она не остановилась, не одумалась. Чего тогда было приставать к Маше: расскажи да расскажи. И еще позволять себе красивые жесты вроде того, что она заранее сестру прощает. В таком случае надо быть готовой ко всему…
К счастью, Шурка не видела, как она вбежала в дом, как и ее перекошенного лица: Маша! И Маша тоже!
«Тоже» было понятно ей, а другим она бы не стала объяснять. «Тоже» — значит Тане на роду написано быть предаваемой самыми близкими ей людьми.
Сначала любимый муж, а теперь сестра…
Причем Таня не думала, что ей изменил Ленька. Если честно, она этому и не удивилась. Тем более стало ясно, что он на Машу смотрит недаром, вспоминает минуты сладостные… Ишь, она говорит как пишет!.. Она, значит, выпила лишнего, а так бы, по-трезвому, — ни-ни!
Вот, отвлеклась…
Ах да, ее не покоробила супружеская неверность и второго мужа, а поступок сестры не то чтобы поверг в изумление… опять странная книжная фраза. Определенно, сегодня у Татьяны склонность к литературным штампам прорезалась, раньше вроде за собой не замечала.
Но не будем обращать внимания… Значит, говоря обычным языком, произошло то, чего Таня не ожидала, и от этого в ее душе светлый образ сестры померк. «Маша, святая, чистая, страстотерпица… Не останавливайся, продолжай про страстотерпицу… и где только это слово откопала!… оказалась обычной… Эй, не очень-то словами разбрасывайся! Выбирай выражения. Обидели ее…» Выходит, Таня так и считала, что страстотерпицей сестра будет всю оставшуюся жизнь? Ей как бы на роду написано. А Тане — быть высшей судией. Поскольку она — святая Татьяна. Интересно, есть такая святая?
— Подлость, какая подлость! — повторяла, расхаживая по своей спальне — здесь никто ее не застанет врасплох, — Таня, но уже без прежней убежденности.
Интересно, что сказал бы Валентин? Как применил бы к этому случаю свою формулу неверности? Ленька как Ленька. Наверное, он бы своего не упустил, будь на месте Маши какая-нибудь Катя или та же Света… Но Маша.
Надо попробовать отстраниться и посмотреть на этот случай со стороны. Итак, Маша выпила. Значит, при некоторых обстоятельствах в числитель добавляется еще одно слагаемое — алкоголь… Слишком примитивно. Лучше так: обстоятельства, при которых сопротивляемость человека ослаблена тем или иным состоянием организма. Включая состояние алкогольного опьянения. Господа, это же глава из диссертации!
Кстати, насчет опьянения. Если уж на то пошло, и сама Таня может припомнить некое событие, в котором она играла главную роль, кстати, тоже после некоторой дозы спиртного. Сколько тому событию лет? Кажется, три года.
Вот про что говорят: у каждого есть свой скелет в шкафу. И у Тани такой есть. Правда, небольшой, даже совсем маленький скелетик, но тем не менее…
Таня с Ленькой были на дне рождения одного из его знакомых, молодого красивого мужчины, видного — что ростом, что фигурой, что лицом.
Она сразу почувствовала его взгляд. Тогда Таня не выглядела так модно, как теперь, но все же приоделась для похода в гости. Подняла наверх свои пепельные волосы, нанесла тени, подкрасила тушью ресницы. Ленька поворчат насчет того, кому она хочет понравиться, но остался доволен. В эту компанию они шли первый раз, и он согласился на некоторые послабления.
Платье на ней — вот что странно — было еще из купленных Мишкой. Он привез ей из Екатеринбурга, куда возил ребят на соревнование. Нарядное, бархатное, цвета спелой вишни. Оно Тане очень шло, но за все время, что платье у нее было, она надела его всего раза четыре. Для обычных дружеских вечеринок этот наряд смотрелся чересчур шикарно.
Словом, Таня выглядела очень неплохо, чувствовала себя прекрасно, и взгляды именинника, которые она на себе ловила, не смущали ее, а, скорее, возбуждали.
Ленька танцевал с хозяйкой, красивой, но невероятно худой женщиной, про которых сам Каретников и говорил обычно категорически: «Доска!»
Но тут что-то он о своих пристрастиях позабыл и вовсю тискал хозяйку за костлявую спину, снова и снова приглашая танцевать. Странно, что при всей наглядности его приставаний, никто, в том числе и муж хозяйки, не обращали на это никакого внимания.
На дворе стоял сентябрь, было тепло, и Таня подошла к танцующему мужу:
— Леня, я выйду, по саду пройдусь?
— Иди, — благосклонно кивнул он.
Праздник они отмечали в частном доме в двух уровнях со старым густым садом и дорожками, выложенными цветной плиткой. Тане и вправду хотелось посмотреть на сад и подышать свежим воздухом. Все гости нещадно курили, и Таня, как некурящая, едва ли не задыхалась в этом смоге.
Таня и не заметила, как следом за ней тихо скользнул именинник. Кажется, его звали Сашей.
Она успела дойти только до первого дерева, как он настиг ее, схватил за плечи и развернул к себе.
Кажется, она собиралась открыть рот и что-то ему сказать, но он приник к ее губам так стремительно, что она задохнулась.
Это был гипноз. Или еще какая-то форма нематериального воздействия, но она стала целоваться с этим Сашей как ненормальная. Потом он стал целовать ее шею и поднял почти до талии ее платье с разрезом. Скользнул под него нетерпеливой рукой, освободил от бюстгальтера ее грудь…
И в это время в густой траве под деревом что-то зашуршало — скорее всего пробежала кошка, — и Таня отпрянула от мужчины, приходя в себя.
Он еще продолжал тянуть ее к себе, но наваждение кончилось. Она поправила лифчик, одернула платье и пошла обратно к дому. Молча, словно ничего и не было. Саша в обалдении остался стоять под деревом.
Если бы не этот шорох… Таня отдалась бы ему прямо под этим деревом. Странно, она вспомнила об этом случае только сейчас, а до того… Она просто сунула это событие на самое дно ящика воспоминаний и не доставала бы, наверное, никогда, если бы не стала рассуждать все о той же природе неверности. Выходит, и сама Таня не такая уж святая. И она подвержена слабостям, так что вряд ли имеет право быть беспощадно суровой к единожды оступившимся людям…
«Да, непонятно, куда вам теперь, Татьяна Всеволодовна, идти — то ли в психологи, то ли в математики. И до конца жизни работать над формулой неверности, исходя из своего печального личного опыта».
Но что странно, теперь, придя в себя, она ощущала уже не гнев. И не отчаяние, как в тот миг, когда услышала о неверности Мишки. И даже не досаду. Ей было стыдно.
Ну да! Видела бы ее Маша, смогла бы прочитать ее мысли. Перед собой она могла и не притворяться разгневанной! Она от себя такого и не ожидала: в ней пробудилась ревность собственника. И вот ведь что вообще ни в какие ворота не лезет: она, и прежде подозревавшая мужа Леню в неверности, не слишком страдала, представляя в его объятиях других женщин… А вот Машу представлять никак не хотела.
Опять встала перед глазами дурацкая формула. Значит, в ней надо учитывать не только, кто тебе изменяет, но и с кем?
Начнем сначала. Что такое неверность? Это значит, что твой близкий человек совершает половой акт не с тобой, а с другим человеком. Втайне от тебя. Неверность моральная в этой формуле не рассматривается.
Совершенно некстати ей пришла в голову мысль: а групповой секс? Там имеет место неверность?…
Нет, это аномалия. Но вот недавно она слышала передачу, в которой муж рассказывал, как отдавал жену друзьям. И при сем не только сам присутствовал, но и уверял, что жену очень любит…
Черт, в какие дебри завели ее размышления!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики