ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Между ними будто холодок прошел, выдувая остатки добрых отношений. Сразу стало неуютно, и Таня, еще немного посидев возле Леонида, распрощалась. Им впервые стало не о чем говорить. Странно, другие пары несчастье сближает. Наверное, те, в которых муж и жена любят друг друга. Или хотя бы еще помнят о своей любви.
Уже уходя, она спохватилась:
— Леня, ты не возражаешь, если я пока на твоем «форде» поезжу?
Ее просьба так удивила Леньку, что он даже не сразу нашелся что ответить.
— Понимаешь, городским транспортом ехать долго: сначала трамваем, потом троллейбусом.
— Конечно, езди, — наконец выдавил он. — Только будь осторожнее, у тебя ведь так мало практики.
Но Таня по его глазам видела, что только собственная беспомощность вынудила его согласиться. Он небось нарисовал себе яркие картины ее кокетства, заигрывания с другими мужчинами, повод для знакомства. Да что там знакомства, измены! А главное, что он лежит в больнице и не может ее контролировать!
Да он просто собственник! И тут уж не имеет значения, любит Таню или нет. Пока она его жена…
Но тут же он будто опомнился, поманил ее поближе, попросил ее руку и поднес к губам.
— Прости меня, Таня, если сможешь.
Она едва сдержалась, чтобы не выдернуть у него руку. Ни к чему ей эти индийские страсти, когда их киношный злодей вдруг пробуждается для добра и любви. Леониду Каретникову идет смирение, как монашке мини-юбка.
— Прощай, — все же сказала она и пошла прочь.
— Не забудь про сотовый телефон! — крикнул он ей вслед.
Таня представила, как он сейчас лежит и злится: симпатичная женщина в модных тряпках, на которые он по собственной глупости выделил офигенные деньги, — за рулем сугубо мужской машины. Нет, он совершенно напрасно уступил ее просьбе. О своих словах — насчет прощения — он, конечно, тут же забыл!
Правда, Таня и не призналась мужу, что к больнице можно было бы вовсе не ехать долго и с пересадками, а просто сесть на маршрутку. Но рассказ о ее двойных пересадках звучал так жалостливо.
У нее мало практики, видите ли! А когда он пил в компаниях и Таня везла его по ночным улицам через весь город, практики у нее было достаточно.
Мысли хаотично прыгали у Тани в голове с одной на другую, пока наконец опять не свернули в колею, с которой она все тщетно пыталась уйти: кто ударил Леньку ножом? Кому он перешел дорогу и где? Смешно думать, будто на него мог напасть работодатель, чтобы покарать за некачественную работу. Уж скорее вычел бы нанесенный убыток из зарплаты…
Да и деньги ему за прорабство вряд ли платили такие большие, тут Шурка права. Значит, муженек влез в какой-то криминал. А где криминал, там разборки — в боевиках об этом всегда говорится.
Гадай не гадай, а лучше всего, наверное, спросить обо всем у Леньки. Не теперь, пока он в больнице лежит, а попозже, когда выздоровеет… Если, конечно, захочет говорить. Не отмахнется, как только что. Как же Таня дошла до жизни такой, что у нее с мужем нет контакта? Вообще никакой душевной близости? И ее совершенно не успокаивает знание, что таких супружеских пар много. Она вовсе не хотела принадлежать к такой же.
Ко всему прочему, ее не оставляла в покое мысль, которую Таня усиленно от себя гнала: почему соврала ей всегда такая честная Маша?
Да и Леонида она терпеть не могла. А тут вдруг — забота выше крыши. Неужели это все из-за нее, из-за Тани? Заехала проведать перед работой, привезет ему какое-то там лекарство… Попробуй разберись, что к чему.
Из больницы Таня поехала к своей подруге Соне, которая работала в администрации города — возглавляла бюро по работе с кадрами.
Они не виделись месяца два — только перезванивались. Ленька терпеть не мог, когда в его отсутствие к Тане приходили подруги. Ему казалось, что они не могут говорить ни о чем другом, кроме как обсуждать его персону или делиться впечатлениями о других мужиках, что было еще хуже.
Мысли его по этому поводу оригинальностью не отличались: раз Таня ушла от первого мужа, может уйти и от второго, если вовремя не пресечь ее контактов с подругами. Все они как на подбор, конечно, шлюхи, а если Тане все-таки очень хочется с ними общаться, то вполне можно делать это в его, Леонида, присутствии.
Секреты? Какие секреты могут быть у жены от мужа?
Вначале Таня смеялась, настолько его требования представлялись ей дикими, а потом смеяться перестала, когда поняла, что муж не шутит.
Она приводила в пример Сониного мужа — Дениса, который нарочно оставлял их наедине и, уходя, шутливо приговаривал:
— Посидите-почирикайте: кто кого разлюбил, кто кому изменил…
— Да не хочу я быть ни на кого похожим! — орал Ленька. — У меня свои представления обо всем, и опыт показывает, что в своих предположениях я еще ни разу не ошибся!
Наверное, каждый человек себя несколько идеализирует, но чтобы настолько!
Подруги уговорили ее уступить Ленькиным прихотям. Не разваливать же семью из-за ерунды. Общались с тех пор в основном по телефону. Поэтому Соня удивилась ее звонку. И сказала ей — видимо, в кабинете был кто-то посторонний:
— Минуточку, Татьяна Всеволодовна, сейчас я найду документ, который вам нужен.
В трубке был слышен какой-то разговор, а потом Соня сообщила:
— Ну вот, теперь я одна, и мы можем поговорить. Как дела, есть новости?
— Навалом!
— Тогда молчи, тогда ничего не говори. Не хочу разбавлять этот «навал» одиночными фразами. Ты сможешь сейчас ко мне приехать?
— Смогу.
— Вот и приезжай. Мое начальство в командировке. Закроемся в кабинете и спокойно поговорим. Я закажу тебе пропуск.
Соне можно было говорить все. Она была такой подругой, о которой можно только мечтать. И теперь, сидя у нее в кабинете и глядя на ее веснушчатое, лучащееся добротой лицо, Таня почувствовала, как ей не хватало Сони все эти месяцы, да что там месяцы, годы!
Итак, она уступила Леньке, перестала встречаться с подругами. А что получила взамен? Ленька смог восполнить ей их отсутствие? Ничуть не бывало. В конце концов Таня осталась одна, успев отлучить от себя не только подруг, сестру, но и родную дочь.
Интересно, если бы с Леонидом жила Маша… Вот как, мы уже стали допускать и такое?.. Разве нельзя просто предположить? Так вот, она тоже стала бы выполнять его такие нелепые требования или все-таки настояла бы на своем?
Подруга Тани — Соня Ильина — редкий тип женщины-бессребреницы. У нее не было трепетного отношения к деньгам. И по логике, их у нее не должно быть, но супруги Ильины богаты. Уж она-то тем более могла не работать, но вот торчала же в этом кабинете, в то время как ее сыновей-погодков воспитывала гувернантка.
«Копейка рубль бережет», — говорит народная мудрость, но семья Ильиных никогда не берегла копейки. Их девиз «Нет денег, и это не деньги!» повторяли теперь по случаю знакомые и друзья.
Правда, это вовсе не говорит о том, будто Ильины швыряли деньги направо и налево. Они, как и прежде, были скромны и гостеприимны. И у них так же любили бывать все их прежние друзья и знакомые, хотя далеко не все из них добились таких же успехов и могут считаться «полезными».
Таня еще помнила время, когда у Ильиных деньги не водились. Вернее, их частенько не хватало даже до зарплаты. Но чтобы Соня хоть раз устроила мужу по этому поводу скандал или стала спекулировать детьми — мол, дети голодают…
Скорее, наоборот, в ответ на сетования мужа Соня успокаивала его:
— Не волнуйся, с голоду не помрем!
Как-то муж Сони обмолвился одному из друзей, что накануне им пришлось занимать на хлеб у соседей. В те времена даже скромную зарплату могли задерживать месяцами.
— Если бы моей жене понадобилось занимать на хлеб, она выгнала бы меня из дома, — удивленно проговорил друг.
А Соня как раз в те времена со смехом рассказывала Тане, как в очередной раз извернулась и сделала «кашу из топора», то есть изобрела еще одно недорогое, даже очень дешевое блюдо, или смеялась, как ее дети лопали суп из пакета по пять пятьдесят.
В общем, Соня Ильина — такой непотопляемый человеческий экземпляр, любимый мужем, детьми и друзьями, который всегда придет на помощь, у кого всегда можно одолжить денег и даже пожить в их теперь огромном доме столько времени, сколько нужно для улаживания своих дел, и на чьем плече всегда можно поплакать.
Муж Сони, Денис, тяжело осваивался в мире бизнеса и долгое время не мог найти свою нишу, работая в подручных то у одного своего знакомого, то у другого.
Предприниматели любили Дениса за его безотказность, но хорошее воспитание служило ему обычно плохую службу: приятели ему хронически не доплачивали за работу, ссылаясь на тяжелое положение, Денис обычно не спорил.
— Да устрой ты и его на работу в администрацию, — говорили подруги, — будет сидеть в кабинете, получать твердый оклад.
— Ну уж нет! — фыркала Соня. — Я насмотрелась на тех, кто в этих кабинетах работает. Чтобы до верха добраться, язык сотрешь.
— Почему язык? — недоумевали слушательницы.
— Это же сколько задниц нужно ежедневно лизать! — хохотала Соня. — Разве это мужская работа?
И опять смеялась, поняв двусмысленность сказанного.
— Задницы-то в основноммужские, а у Дениса ориентация нормальная.
Но им повезло, как порой везет оптимистам, которые верят в успех иего добиваются. Продавалась с молотка небольшая типография: со старым оборудованием, на окраине города — так что желающих ее купить не оказалось.
А Сонины родители как раз незадолго до случившегося продали дом умершей в селе бабушки. Понятное дело, планов было громадье, но Соня упала в ноги:
— Повремените! Отдайте деньги нам. На год. Вернем.
И работа пошла. Всего через три года Денис смог повезти свою семью по туристической путевке в Египет, а на четвертый год приступить к строительству дома в трех уровнях…
Это воспоминание о Сониной жизни промелькнуло в голове Тани, как будто кто-то быстро пролистал перед глазами знакомую книгу. «Хорошие люди должны жить достойно», — подумала она, сознавая, что этот тезис не слишком оригинален и далеко не всегда подтверждается жизненными примерами.
— О, Карпенко, ты ли это! — воскликнула Соня, едва завидев Татьяну на пороге своего кабинета.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики