ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Никак, у тебя настали лучшие времена.
— С чего ты взяла, что они у меня были плохие? — буркнула Таня; она знала, какой ехидной может быть Сонька, если ей дать волю.
— Ну как же, Каретников тебе бы такое не позволил. Для него ведь, чем хуже ты, тем лучше ему, а тут — звезда, да и только.
— Что-то у тебя это слово звучит, как… в общем, не как комплимент.
— Комплименты тебе небось мужики рассыпают? Избаловали.
— Какие мужики? — вздохнули Таня. — Для этого мне надо как минимум развестись. А вот ты, мать, вроде поправилась. Покруглела. Потяжелела. С чего вдруг?
— Есть с чего, — загадочно улыбнулась Соня. — Обо мне чуть позже. Ты лучше скажи, как там поживает наш общий знакомый Миша Карпенко?
— А почему ты спрашиваешь об этом у меня?
— Потому что, подозреваю, он от тебя далеко не уходит. Все время небось где-то поблизости крутится. Может, ждет, когда Каретников крякнет?
— Чего вдруг Каретникову крякать? Он всего на год старше Мишки!
— Мало ли. А на что Мишане еще надеяться? На то, что ты поумнеешь? Так этого можно и не дождаться.
— Какая же ты все-таки язва, Ильина!
Таня подумала, что ее друзья не приняли Леньку, наверное, потому, что любили Мишку. И вот теперь Соня спрашивала о нем, вовсе не думая о том, что Тане неприятно напоминание о бывшем муже. Подруга думала, что раз она так легко отказалась от своего брака, так быстро вышла замуж во второй раз, значит, просто разлюбила. И теперь можно походя трогать эту струну — нигде в Таниной душе ничего не отзовется.
— Не знаю! — отозвалась было по привычке она, но тут же — спрашивала не чужая тетя, лучшая подруга — поправилась: — Жив-здоров, что ему сделается, твоему Карпенко!
— Ага, — торжествующе сказала Соня, — значит, ты его недавно видела.
— Не далее как вчера, — сухо сказала Таня.
Она считала, что, поминая Мишку, ее друзья пытались вернуть к жизни нечто давно умершее.
— Нет-нет, не делай такой кислой физиономии, — запротестовала Соня. — Пожалуйста, о Мишеньке со всеми подробностями. Ты же знаешь, как я его любила.
Это было их коронной шуткой. Когда семьи Ильиных и Карпенко встречались, Соня всегда шутливо приникала к Мишке и говорила с придыханием:
— Здравствуй, моя безответная любовь!
— Здравствуй, моя единственная! — со слезой в голосе отвечал Мишка.
Это был ритуал, и к нему все в их компании привыкли. Таня и так собиралась все Соне рассказать, но теперь сделала вид, что рассказывает по ее просьбе. Мол, если подруга этого хочет. Чтобы заодно скрыть свой интерес при упоминании имени того, кто когда-то был ее мужем и первой любовью.
— Да, с такими событиями не соскучишься, — задумчиво проговорила Соня, когда Татьяна закончила свой рассказ. — Ну а ко мне ты чего пришла — соскучилась или по делу?
— И то и другое, — честно сказала Таня.
— Давай сразу с последнего.
— Мне нужна работа.
Соня откинулась на стуле и расхохоталась.
— Что это с тобой?
— Все-таки, Карпенко, ты баба везучая, хоть по-житейски и глуповатая.
— Ни фига себе, высказалась! — обиделась Таня.
— Такого мужика упустила. Эх, если бы не мой Ильин, только бы ты Мишаню и видела.
— Не волнуйся, я его и так не вижу.
— Кто знает…
— Соня, прекрати, догадываюсь я о твоих прожектах. Не забывай, я замужем за другим человеком.
— Вот именно, кто тебя в шею гнал?
— Сколько можно об одном и том же!
— Если бы все женщины были такие же эгоистки, как ты, в России не осталось бы ни одной крепкой семьи.
— Все, Сонька, ты меня достала! Подруга называется. Сто лет ее не видела, думала, она обрадуется, а тут — сплошные оскорбления.
— Да ладно тебе, Татьяна, обиженную из себя строить. Я и тогда говорила, и теперь скажу. Если ты хочешь быть замужем и иметь семью, то должна знать, что у мужчин бывают слабости, которым женщины в большинстве своем не подвержены. И надо уметь не только с этими слабостями мириться, но и оборачивать их в свою пользу. Так поступают все умные женщины. Понятное дело, без разборок и войн не обойдется, нельзя делать вид, будто ничего не происходит, иначе в конце концов мужчина станет вытирать о жену ноги… Скажешь, твой второй муж тебе не изменяет?
— Думаю, что изменяет.
— Ничего не понимаю. — Соня стукнула ладонью по своему столу с бумагами. — Тогда почему ты прощаешь ему то, что не простила Михаилу?
— Опять за рыбу гроши, — поморщилась Таня. — Зачем рвать себе сердце там, где уже ничего нельзя исправить. Ты говорила что-то насчет моего везения.
— Говорила. Потому что как раз за минуту до твоего звонка размышляла, кого найти на мое место.
— На твое? На теперешнее? — изумилась Таня. — Ты увольняешься с работы? Вы уезжаете? За границу?
— Мать моя, сколько вопросов! Никуда мы не уезжаем.
— Подожди, ничего не говори, я сама догадаюсь.
— Чего там догадываться, такого уже не скроешь.
Соня привстала из-за стола, давая Тане себя как следует оглядеть. Так вот почему подруга не выскочила ей навстречу, как обычно. Таня уже было подумала, она сердится на то, что они почти перестали видеться.
— А ведь когда мы с тобой последний раз встречались, ты мне ничего не сказала.
— Знаешь, Танечка, о таких вещах не хочется говорить на ходу. А ты, как всегда, так торопилась, прервала меня на полуслове…
— Прости.
— Бог простит.
— Как же ты решилась?
— Просто в один прекрасный день я пожаловалась Денису, как мне тяжело управляться с тремя мужчинами и почему мы с ним не завели себе девочку. Он так спокойно мне говорит: «Так какие проблемы? И сейчас еще не поздно. Благословляю тебя, иди за девочкой!» Сказано — сделано…
— Отчаянная ты женщина!
— Зря ты меня подкалываешь. Мой возраст вовсе не пограничный.
— Да нет, это я так, от зависти.
— У нас, если хочешь знать, одна завотделом в сорок шесть родила, и ничего. У меня к ее возрасту дочка уже в школу пойдет.
— А ты уверена, что будет девочка?
— Какая ты дремучая, Карпенко. Сейчас на интуицию мамаш не полагаются, а уточняют все с помощью ультразвуковых исследований. Слышала о таких?
— Чего ты веселишься? Ну реакция у меня сегодня замедленная. Так после всех вчерашних событий это и немудрено.
— Хорошо, не буду тебя кусать. Ты знаешь, почему я злюсь: мы лишились не только семейной пары, с которой много лет дружили, но я, ко всему прочему, лишилась подруги. Как часто мы теперь видимся? Молчишь? То-то же… Может, я из-за тебя решила себе Настю завести.
— Вот видишь, не было бы счастья, да несчастье помогло.
— Не больно-то приписывай себе это в заслугу! Ты, кстати, тоже могла бы еще родить.
— Леня не хочет.
— Козел твой Леня!
— Соня, ты чего? Я все-таки с ним пока еще живу.
— Пока? Так ты собралась разводиться?
— Не смешно. Будешь продолжать в том же роде, твоя Настя злючкой родится.
— Серьезно, что ли?
— А то нет. Говорят, неродившиеся дети все понимают и чувствуют.
— Не каркай.
— Лучше насчет работы со мной поговори.
— Ты когда хотела бы начать?
— Через неделю. Мне же еще к мужу в больницу ходить.
— Хорошо. Но не позже. Мне через месяц в декрет уходить, а дел — куча, и всему тебя научить нужно.
— Ты скоро работу заканчиваешь? А то я тебя подвезти могу.
— Тебе, что ли, муж машину купил?
— Нет, я на его «форде» езжу.
— Спасибо, за мной Денис заедет. Передать ему привет?
— Спрашиваешь! Мы с ним тоже любили друг друга беззаветно.
А что им еще оставалось, когда Михаил с Соней разыгрывали страстную влюбленность.
— Кстати, он частенько вспоминает, как мы вместе с вами на природу ездили. И сколько раз у вас ночевали. И вы нас кормили-поили…
— А вы нам деньги на машину заняли.
— Вот, сама все время вспоминаешь, какой у нас был дружный союз четырех, а из-за тебя все коту под хвост пошло!
— Ты опять начинаешь?
— Иди уж, Татьяна, по своим делам. Твоему второму мужу привет не передаю. Нужен он ему как рыбе зонтик.
Последнюю фразу Соня проговорила уже без прежней задиристости, и Таня поспешила распрощаться с ней — ей тоже было грустно.
Кстати, вот где была кровь, так это в Ленькином «форде». Тане пришлось купить в ближайшей лавке большой носовой платок, чтобы, намочив его, стереть кровь хотя бы с сиденья. Вымыть машину предстояло дома. Неужели Каретников сел за руль, будучи так серьезно раненным? Что же его к этому подвигло?
Глава пятнадцатая
Таня ехала домой. И попала в пробку.
Один из пассажиров, который сидел в машине, тоже медленно продвигавшейся в веренице машин по встречной полосе, и теперь стоял напротив Таниного автомобиля, сказал ей:
— Придется постоять, девушка. Там трамвай так «жигуля» долбанул — тот в гармошку свернулся. Кровь, битые стекла, «скорая», милиция. Вагоновожатая рыдает. Совсем девчонка!
— Рыдает? — рассеянно спросила Таня. — Она же не виновата, у трамвая преимущество.
— Ясный пень, не виновата! Но убить человека в таком возрасте — стресс еще тот. Менты сказали, ей сейчас никак нельзя на водительское место садиться. Замену ей вызвали.
Как все-таки опасно ездить в автомобиле! Зачем она купила Маше эти дурацкие «Жигули»! У нее же совсем нет практики. И у нее, если разобраться, заморочек хватает. Взять хотя бы ее сыночка, который вдруг решил жениться в девятнадцать лет, да еще на службе в армии!
Или Леню, который предлагает взять ее на свое обеспечение. А Маша едет в машине, обо всем этом размышляет, и тут уж ни о каком внимании и говорить не стоит…
Кстати, у Тани все нет времени спокойно сесть и подумать об отношении ее сестры к Леньке. Он вовсе не из тех мужчин, которые станут приставать к женщине, если видят, что она их ненавидит или вообще презирает. Неужели и он Маше нравится? А как же тогда ее рассуждения о непривлекательности Каретникова?
— …Кто их, спрашивается, в шею гонит? Носятся сломя голову. Не понимают, что на кладбище мы всегда успеем… Девушка, а вы замужем?
Интересно, мужик в соседнем автомобиле продолжал с ней разговаривать, не подозревая, что Таня смотрит на него, а думает совсем о другом.
— Замужем, — сказала она.
Он открыл было рот, но тут сзади засигналили, и водитель его машины нажал на газ.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики