ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Таня не могла понять ни его раздражения, ни вообще того, что он вмешивался. Это только их семейное дело! Его позвали случайно. Александра запаниковала…
— Завтра, в спокойной обстановке, Маша тебе все расскажет.
Он осторожно взял Машу за локоть и поднял со стула:
— Поедем домой, или ты еще что-то хотела сделать?
— Я сделала все, что могла, — отозвалась Маша. — Ему сделали укол снотворного, и теперь Леня будет спать до утра. Удар прошел по касательной, у него в кармане, на счастье, оказался мобильный телефон…
— Меня к нему не пустят? — спросила Таня.
— Завтра пустят, — ответила Маша уже на ходу.
Они вышли из здания больницы, и Маша остановилась у входа, словно чего-то все не могла вспомнить.
— Садись в мою машину и дай Тане ключи, — проговорил он, подсаживая Машу.
Она безропотно открыла сумочку и отдала ему ключи. Почему-то именно ему, а не Тане? Можно подумать, что это Таня заказала киллера, чтобы тот зарезал ее мужа, и все об этом знают. Почему вообще буквально все ее сегодня игнорируют?!
— Доедешь? — только спросил Мишка, протягивая ей связку Машиных ключей.
— Естественно, — сердито выговорила Таня, идя к Машиной «десятке».
Доедет ли она! Это же надо задать такой дурацкий вопрос. Конечно, с Ленькой ей не приходилось ездить так же часто, как прежде с Михаилом. Он предпочитал всюду возить ее сам. Но иной раз в компаниях, желая расслабиться, он выпивал, и тогда его «форд» вела Татьяна.
Еще бы не доехать! Разве не при Мишке она приобретала все эти навыки?
Тогда он сидел рядом с ней на переднем сиденье, бесстрастный, как индейский вождь. И не вмешивался в ее действия, пока Таня, обмирая от страха, выписывала кренделя на каком-нибудь пустынном шоссе. А то и просто на проселочной дороге.
Он лишь изредка давал советы, да и то когда, отчаявшись, она его о том спрашивала.
— Я бы на твоем месте переключился хотя бы с первой на вторую передачу, — к примеру, говорил он.
Или:
— Если ты не перестанешь так усиленно жаться к обочине, выскочишь в кювет.
— Но я бы иначе не разъехалась с ним, — стонала она, шарахаясь от очередного грузовика.
— Не придумывай. У тебя в запасе было метра полтора, — не соглашался он.
Обычно для занятий вождением — вернее, для наработки практики — Таня вставала в половине шестого утра. Уговаривала Мишку еще поспать.
— Надо же мне когда-то научиться ездить самой!
— Еще успеешь, — не соглашался он и тоже ехал вместе с ней, хотя обоих потом ждал зачастую напряженный рабочий день. Но тогда они были так молоды, почти не уставали…
Сейчас Тане уже тридцать восемь лет… А кто-то, возможно, скажет, всего тридцать восемь. Все постигается в сравнении.
Прежде чем сесть на сиденье, она включила в салоне свет. Не то чтобы Таня усомнилась в Машином рассказе, а как-то машинально. Подумала, может, что-то надо вытереть, все-таки она в белых брюках, только сегодня купленных. Но нигде никаких пятен не увидела. Зачем тогда Маша рассказывала про кровь? Думала, машину поведет она, а не Таня, не вмешайся в это Мишка?
А тот как раз выехал на аллею, ведущую к воротам больничного комплекса, и махнул Тане рукой, чтобы она следовала за ним.
«Интересно, как он узнал, что Маше купили машину? — подумала она о муже. — Он же не приезжал домой в обед. Следил за нами, что ли?.. Не мог же он потерять сознание именно у Машиного автомобиля по простому совпадению!»
Глава тринадцатая
Саша со Светланой выскочили навстречу, едва Михаил стал открывать ворота, чтобы Таня заехала во двор на Машиной автомобиле.
— Жива! — крикнула Света и кинулась на шею подруге. Александра тоже толкалась между ними, обнимая любимую тетушку.
— Чего это вы на меня накинулись? — Маша на некоторое время даже вышла из своего приторможенного состояния. — Ну пришла домой позже обычного, так это же не повод!
— Повод! — не согласилась Александра. — А мы уж тут чего только не передумали. Боялись, вдруг ты в автокатастрофу попала.
Маша, разом все себе представив, обеспокоено оглянулась на Таню.
— В обморок падала, — понизив голос, сообщила ей Светлана.
— Это плохо, — пробормотала Маша, но тут же надрывно громким голосом распорядилась: — Всем отдыхать! Дела и вопросы оставляем на завтра. Всем Карпенко — спокойной ночи. — И Светлане: — Пошли!
А сама, будто показывая пример, быстро направилась вперед к своей двери. Света шла следом.
Таня с Мишкой задержались у калитки, когда она решила его проводить. Себе объяснила: «Надо же кому-то закрыть на ночь калитку. В коттедже — ни одного мужчины!» В связи с этим у нее было возникла некая мысль, но Таня тотчас постаралась от нее избавиться. Тоже, нашла сторожа. Этак он возомнит…
— Как ты думаешь, — спросила она Михаила, который не спешил уходить, словно надеялся, что она решит его оставить на ночь, — Каретникова ударили ножом случайные бандиты или…
Почему-то вдруг она, как и Шурка, назвала мужа по фамилии.
— Думаю, ИЛИ, — сказал Мишка.
— В каком смысле? — встрепенулась Таня.
— Ты спросила — я ответил.
— Нет, ты не увиливай. Поясни, что ты хотел сказать.
— А что ты имела в виду под своим ИЛИ? — не хотел идти навстречу он.
— Я думала, может, Леонид сцепился с кем-то из крутых. Из тех, кому он дома строит. Чего-то не так сделал или нагрубил. У Леньки-то язык злой…
— Вот видишь, ты и сама все знаешь, — усмехнулся он, идя к машине.
— Карпенко, так нечестно! — выкрикнула ему вслед Таня.
— А я вообще аморальный тип, — ехидно откликнулся он, — разве это тебе неизвестно?
Тане хотелось пойти к Маше, обнять ее, расспросить обо всем и о том, почему плакала… Чтобы она чувствовала, что рядом с ней есть близкие люди, готовьте разделить ее ношу… Но что-то мешало ей это сделать. Какая-то неуловимая нотка отчужденности в Машином поведении. Показалось даже, раздражения…
В конце концов, рядом с ней Светлана, успокоила себя Таня. Ей нужно было остаться одной, чтобы привести в порядок свои мысли и вообще перевести дух.
Решила для себя, что с утра она, конечно же, пойдет в больницу к мужу, загодя приготовит ему что-нибудь вкусненькое… Раз Маша сказала, что ничего страшного с ним не случилось…
— Мама, вы так и будете скрывать от меня, как от маленькой девочки, что все-таки произошло.
— А что бы ты хотела услышать? — рассеянно спросила Таня, опять погруженная в свои мысли.
— Какие-то неприятности у Каретникова? — продолжала допытываться Александра.
— Если ножевое ранение можно отнести просто к разряду неприятностей…
— Ножевое ранение? — эхом повторила дочь. — А кто его ранил — хулиганы?
— Я и сама не знаю, — задумчиво проговорила Таня; в памяти опять встало бледное, заплаканное лицо сестры. Она же Каретникова терпеть не могла. — Тетя Маша сопровождала его в больницу. Вряд ли она его ранила, не правда ли? А больше я ничего не знаю.
— Как-то странно, — согласилась с ней Александра. — Вы с тетей Машей не поругались?
— Нет, с чего ты взяла.
— Прямо детектив какой-то, — рассердилась дочь. — Приезжают все всклокоченные, раздраженные, даже папа мне ничего не сказал. Я вам тоже ничего рассказывать не буду! Я уже и так пожалела, что рассказала вам всем о нечаянно подслушанном разговоре. Просто меня всегда раздражало, что ты так с Леонидом возишься. Папе ты никогда столько внимания не уделяла.
— Тебе это только кажется. Что ты можешь помнить?
— Мне было тринадцать лет, мамочка, не притворяйся, будто я уже не могла сложить два и два.
— Надо ли тебе в отношениях взрослых что-то складывать? И вообще, что дозволено Юпитеру… Саша, ты есть не хочешь? — спросила Таня.
— Съем что-нибудь, — удивленно согласилась дочь, — ты же обычно ругаешься, когда едят на ночь.
— Представь себе, что я недавно прочла: если выбирать из двух зол — ложиться на пустой желудок или на полный, — то лучше второе. А я отчего-то ужасно проголодалась. И даже выпила бы чего-нибудь. У нас где-то было легкое сухое вино. Вот, пожалуйста: «В сетях любви». Выпьешь с матерью?
— Мама, — Александра просто слов не находила, — ты же всегда как ястреб… зорко следишь, чтобы алкоголя — ни-ни!
— Но с девчонками-то вы пьете?
— С девчонками пьем.
— Вот видишь, кому нужен такой… ястреб, который дальше своего носа, то есть клюва не видит?
Наверное, это прозвучало у нее слишком печально, потому что Шурка, споро помогавшая матери накрывать на стол, встрепенулась:
— Что ты, мама, строгость в таких делах не мешает. И я не обижаюсь, понимаю, что ты у нас справедливая…
— Ко всем остальным, кроме себя самой, — тихо буркнула Таня.
— Что ты сказала?
— Это я так, мыслю вслух.
— Знаешь, мама, — ностальгически проговорила Александра, — я всегда мечтала, что мы вот так с тобой сядем рядышком и будем рассказывать друг другу свои секреты. Как две подружки. У нас в группе одна девушка учится — Зося Коломийцева. Так она своей маме все-все рассказывает… Между прочим, я тебе сколько раз говорила, что я уже взрослая, больше года совершеннолетняя. Если я, к примеру, убью кого-то, мне в суде никакой скидки по возрасту не будет. Я получу тот же срок, что и все остальные.
— Что ты такое говоришь? — испугалась Таня.
— Это я так, к примеру. Мама, а как получилось, что тетя Маша…, вроде она при всем присутствовала?
— Не при всем. Леонид, твой отчим, когда его ранили… наверное, оказался поблизости от тетушкиной клиники, вот она и отвозила его в больницу.
— Тетя Маша? Значит, она свидетельница?
— Нет. Говорит, она вышла из клиники, а он у ее машины без сознания лежит.
— Что-то в этом объяснении не вяжется, ты не находишь? — задумчиво проговорила девушка. — Чего бы ему у машины лежать?.. Кстати, а где она ее ставила? Перед воротами?
— Нет, почти у дверей клиники.
— Вот видишь, ему пришлось бы как минимум на территорию клиники пройти, дойти до корпуса…
— Честно говоря, Саша, я стараюсь об этом не думать, — опять вздохнула Таня, — ведь тогда получается, что тетя Маша меня обманывает, а я не могу понять, зачем ей это надо. Наверное, твой папа прав, если считает, что все выяснения надо отложить на завтра. Тетя Маша выглядит такой измученной.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики