ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Потому что неизвестно, где его рукопись.
– Но хоть кто-то ее видел?
– Ли говорит, что да. Что она точно была.
– Но, может, ее уничтожили? Потеряли?
– Все когда-нибудь где-нибудь да находится – если потеряно. Если уничтожено – хотя бы следы остаются. Я работала в архивах. Наши исследователи проникали даже в самые закрытые архивы – и ничего. Есть упоминания об этой рукописи. Прослеживается явное желание ее добыть. Причем со стороны совершенно разных организаций и людей. И не только с Этой Стороны. Но самой рукописи нет…
– А откуда знает Ли?
– А он все знает. Только не все говорит.
Игорь покачал головой. Все же первое впечатление не обманывает. Ли не так прост, как желает казаться.
– Кто он?
– Не знаю. Хочешь – спроси сам, он даже ответит, честно и откровенно. И все равно ты ничего не будешь о нем знать.
– Не понял.
– Ну так спроси.
Игорь нахмурился.
– А вдруг он из тех? Ну из плохих парней?
Кэт покачала головой:
– Нет. Я ему верю.
– Не аргумент.
– Понятно, что не аргумент. Но понимаешь… трудно определить, но к Ли неприменим рациональный подход. Ему либо веришь, либо не веришь. А если веришь, то до конца. И он не обманывает.
Они немного помолчали.
– Вот и к Фомину, похоже, не применишь рационального подхода. По крайней мере, пока. И к тебе тоже, – заговорила Елена. – Тебе просто дано чувствовать переходы. А ему дано было такой переход, Мост такой построить. Но вот как? Мы не знаем.
Игорь молча кивнул. Узнать очень хотелось, и очень многое. И еще очень не хотелось чувствовать себя особенным. Или, хуже того, избранным. Он был доволен своей прежней жизнью – только еще бы Анастасию отыскать. Он не просил тайн и приключений. Он не искал избранности, славы, великих дел. Он просто хотел спокойно сосуществовать со своими зелеными человечками и нормальным ненормальным. Но теперь пути назад не было. Он слишком много дел наделал, а каждое действие требует принятия решения. И получалось так, что он хочет остаться во всем этом непонятном предприятии. Потому что ему нравились люди, с которыми он сидел сейчас у костра. Нелогично – но вот так уж вышло. А если Игорь что-то обещал или во что-то ввязывался, то шел до конца. Родители так воспитали.
– А вы откуда, собственно?
Кэт тихо рассмеялась:
– Да ты уж и сам понял. Мы с Еленой с Той Стороны. А вот Джек здешний. И Ли тоже.
Игорь покачал головой:
– Но Джек – оборотень. А Ли…
Возникший непонятно откуда Ли тихо засмеялся:
– Я даритель имен и низатель мгновений. Шучу. Я с вами – и этого довольно.
Он откланялся и снова ушел.
– Видел? – сказала Елена. – Он всегда так. А Джек – это, так сказать, как раз из той категории нормального ненормального, что не всем видно, – улыбнулась Елена.
– Я свой собственный, – подал голос Джек. – У меня и документ есть.
– Ну да, – криво усмехнулся Игорь. – Как же без документа.
– Между прочим, у меня даже выставочный паспорт есть! – гордо сообщил Джек. – И две медали.
– Я схожу с ума, – прошептал Игорь. У него кружилась голова. – Кэт, Лен, а на самом-то деле вы кто? Кто вас придумал? Как вы сюда попали-то?
– Никто меня не придумал, – ответила Кэт. – Моих давних предков и мою страну – наверное, но я-то родилась, как все рождаются. У меня вон и родители есть, и братья.
– А кто у нас родители? – спросил Игорь с интонацией мироновского Министра-Администратора.
Кэт немного помялась.
– Марья Моревна и Кот Баюн Заморский. И отстань, пожалуйста, – очень вежливо попросила она.
Игорь расхохотался:
– А как вы попали сюда? По переходам?
Елена неопределенно покачала головой.
– Есть такая штука… Маячок. Например, почти все девушки мечтают о Прекрасном Рыцаре. И эта мечта как маячок. Она ведет через Зону, по проходам. И не только Прекрасного Рыцаря. Может и что мерзопакостное вылезти. Все в воле Автора… Бывают и такие, кто на две Стороны живет. Например, некто написал книгу о жизни домового в черемушкинской пятиэтажке. Книжку прочли многие, поверили в домового. Вот этот домовой в черемушкинской пятиэтажке и живет теперь… Правда, немножко в другом слое Москвы. Но слои-то постоянно соприкасаются, сливаются, расходятся, взаимодействуют с Той Стороной… Или взять для примера реалистическую прозу…
– Кстати, ты-то кто?
Елена надулась.
– Горгона я. Понятно? Горгона. Медузу убил Персей, а Стено и Эвриала, по некоторым преданиям, остались живы. И однажды один человек, Роберт Стенин, написал великолепную поэму «Сестры Медузы». Написал он ее в застойные годы, ее, конечно, не напечатали, и он, как булгаковский Мастер, умер в безвестности. Умер от давно истребленной заразы… Но поэму прочли – и мы появились. Вот так. Но нас все равно не было бы, не будь мифа о Медузе, не будь мощнейшего архетипа Той Стороны.
– Ой, блин. – У Игоря начинала кружиться голова. Пока был в напряжении – ничто не брало, а как кусочки ненормального стали занимать свои места в новой картине мира, так успокоился и начал уставать. – Как же у вас, наверное, хорошо… Мы же всегда мечтали о лучшем мире.
– Мы там все прекрасные и романтичные? – не по-человечески осклабилась Елена. – Дряни вы тоже насочиняли. Тысячелетнего рейха не хочешь? А он есть. Потому как идея жива и имеет мощную подпитку. Слава богу, расползаться ему не особо получается…
– Будем драться, – негромко сказал Инглор. – Я мало понял, но об Эйдолоне я слышал. И я знаю, что Серый Туман, который затягивает многие земли моего мира, – это его дело. Я буду драться.
Инглор до сих пор молчал, и все как-то даже забыли о нем.
– Прости, – сказала Елена. – Главное сейчас – отправить тебя домой. Ты знаешь, кому и что там сказать.
– Да, госпожа, – хмуро кивнул Инглор.
– Через два часа будь готов.
– Да, госпожа.
Игорь и Елена остались у костра одни. Темнело.
– Кто же направляет всех этих тварей на меня, бедного? – спросил Игорь, не обращаясь ни к кому.
– Я бы сказала, тот, кто знает о твоих способностях.
– Но кто?
Елена пожала плечами и ответила – на сей раз неожиданно мягко:
– Этого я не знаю, Игорь. Подумай сам, кто бы мог знать о тебе такие подробности.
– Господи, – прошептал Игорь, – как давно… Он назвал меня Портосом. Это мы же играли, еще в школе… Но ведь только свой, наш, «мушкетер» мог знать…
Елена молчала.
– У них, этих откровенцев, есть тоже люди с Той Стороны?
Елена кивнула:
– Наверняка. Только кто именно, с кем они на Нашей Стороне связаны – я не знаю.
Игорь склонил голову набок.
– А ты уверена, что я буду работать на вас?
– Это подход «Откровения», – усмехнулась Елена. – Мы говорим – не на нас, а с нами. Но выбор всегда за тобой – ты можешь отойти в сторону.
– Нет, я уж с вами, с вами, – усмехнулся Игорь. – Вы как-то симпатичнее капитана Вересаева. И «терминаторы» при вас не ходят.
Елена облегченно рассмеялась.
Разговор сам собой перешел к каким-то частностям и подробностям. Игорь пытался переварить все, что свалилось на его голову, и информации ему на сегодня было больше чем достаточно. Пришел Кот, принес коньяк. Сделали чаю.
Инглор наклонился к Игорю.
– Она прекрасна, – прошептал он.
– Она горгона.
– Все равно она прекрасна. Но ты не видишь – у тебя в глазах другая женщина. Пусть тебе посчастливится найти ее.
Игорь остался сидеть у костра, разинув рот.
Вечером над лесом, над поляной, полной костров, музыки и веселья, плясала Госпожа Луна. Инглор терялся в толпе пестро одетого народу, никто особенно не обращал на него внимания. Игоря замечали больше, потому как он уже успел кое с кем познакомиться.
Кончила наяривать волынка, возник какой-то парень с шаманским бубном и сумасшедшим взглядом. Глуховатый ритм завораживал. Потом к бубну присоединился тамбурин, потом вышел азиатского типа солидный мужик с варганом, а потом над толпой полетел низкий красивый женский голос, который без слов выводил какую-то дикую мелодию. Это было удивительно похоже на струящуюся яркую вышивку с точечными узорами бубна и тамбурина, с пунктирной медной варганной нитью. Три-четыре тени закружились у костра в стихийном, невероятном плясе. Это был какой-то выброс, какое-то наитие – и песенное, и плясовое, и ритмическое, разошедшееся по толпе, как круги по воде, и постепенно захватившее всех. Эхо низкого женского голоса раздавалось под высокими каменными сводами, волшебно меняя все вокруг.
Налей еще вина, мой венценосный брат,
Смотри – восходит полная луна;
В бокале плещет влага хмельного серебра,
Один глоток – и нам пора
Умчаться в вихре по Дороге Сна…

По Дороге Сна – пришпорь коня; здесь трава сверкнула сталью,
Кровью – алый цвет на конце клинка.
Это для тебя и для меня – два клинка для тех, что стали
Призраками ветра на века.

Так выпьем же еще – есть время до утра,
А впереди дорога так длинна;
Ты мой бессмертный брат, а я тебе сестра,
И ветер свеж, и ночь темна,
И нами выбран путь – Дорога Сна…

По Дороге Сна – тихий звон подков, лег плащом туман на плечи,
Стал короной иней на челе.
Острием дождя, тенью облаков стали мы с тобою – легче,
Чем перо у сокола в крыле.

Так выпьем же еще, мой молодой король,
Лихая доля нам отведена;
Не счастье, не любовь, не жалость и не боль –
Одна луна, метель одна,
И вьется впереди Дорога Сна…
Мрачно поблескивали вонзенные в земляной пол вокруг очага мечи. В арку высокого выхода смотрела, не мигая, желтая луна, и от порога сквозь затканный серебристым туманом лес струилась светящаяся дорожка. Ветер провел влажным крылом по волосам и что-то прошептал.
Инглор выскользнул из круга в темноту, стараясь не нарушать дикой, жутковатой гармонии пляски. Игорь шагнул за ним. В темноте длинного зала сверкнули зеленым глаза Елены.
– Дорога, – еле слышно прошептал Инглор. – Надо идти…
Елена тихо дотронулась до руки Стража Холма. Инглор вздрогнул.
– Она поет, как птица Рианнон с серебряным горлом…
– Тебе лучше идти. Это долго не продержится.
Инглор вздохнул. Покачал головой. Затем отстегнул с ворота рубахи застежку, бронзовый березовый листик с хрустальной капелькой росы, и протянул на раскрытой ладони Игорю:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики