ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Васильев проглотил комок, заклинивший горло, и пошел к ним.
«В ночь на первое ноября 1941 года в районе поселка Н шли бои местного значения».
Тень упала на страницу. Ли неторопливо поднял голову, закрыл книгу. Вопросительно посмотрел на гостя.
– Не встанешь? Не поприветствуешь?
Ли чуть наклонил голову вбок.
– Я тебя в гости не звал. Не будет тебе привета.
– Но зайти-то можно?
Ли еле заметно усмехнулся:
– Входи, если не боишься.
Гость одним по-нетопырьи быстрым движением вошел и сел. Почти беззвучно. Он был изящен и бледен.
– Я снова пришел с тем же.
– И ответ тебе будет тот же.
Гость так же быстро, как сел, поднялся.
– Боишься? – На его остром лице мелькнула хищная острозубая улыбка.
Ли пожал плечами, склонил голову набок.
– Последний раз, когда ты приходил ко мне, у тебя на рукаве была свастика. А теперь ты что-то без клейма, а? Приткнуться некуда? – Ли откинулся на спинку стула, чуть опустил веки. Потянулся. – Пора бы уж и понять – я не вступлю с тобой в бой. Сейчас – нет. – Он снова уткнулся в книгу.
– А ведь твои друзья сейчас сражаются. Многие умрут. Они ведь просто люди. Смертные, хрупкие, жалкие. И ты, такой благостный, такой милосердный, не заступишься за них? Из-за дурацких запретов? И будешь сидеть, пока они умирают?
– Запрет и данное слово – разные вещи. – Он оторвал взгляд от книги. – И я не дам повода ни тебе, ни твоему хозяину вступить в бой. Что же ты сам-то запрета не нарушишь? Что меня подталкиваешь? Начни сам!
Гость стиснул зубы, раздул ноздри.
– Ты думаешь, червяк, что ты так важен? Кто-нибудь да сдастся!
– Ну так и иди к другим. Что ты ко мне-то пристал? Или с другими не выходит?
– Все такие же трусы, как и ты, – презрительно выплюнул гость.
Ли снова пожал плечами:
– Трус я или нет – ты узнаешь, когда настанет время нашей битвы. А сейчас люди справятся сами. С вашими ублюдками они вполне сумеют разобраться. Всегда разбирались. Я не вступлю в бой. Я не дам тебе повода.
– Я тебя ненавижу, – прошипел гость.
– А как я-то тебя люблю, – кротко ответил Ли.
– Трус!
Ли выдохнул:
– Ты уже трижды назвал меня трусом. Довольно. Не забывай – ты на моей территории. – Гость вскочил и попятился было к выходу, но пол вдруг всосал его по щиколотку, как вязкая глина на раздолбанной дороге. – В бой я вступить не могу, я тебя даже пальцем тронуть не могу, – встал Ли, делая шажок к нему. Гость не сводил с него глаз, часто дыша. Лоб его покрылся испариной. – Но плюнуть тебе в рожу – это с превеликим удовольствием.
Гость не успел прикрыться.
– А теперь вали отсюда! Катись! – выкрикнул Ли, стиснув кулаки, и, повинуясь приказу хозяина, гость кубарем выкатился из дверей и загрохотал по лестнице, дико матерясь.
Ли немного постоял. Сел, разжал кулаки. Выдохнул. Двумя пальцами стиснул край столешницы. По столешнице пошла широкая трещина, свеча упала на пол и погасла. Ли еще раз выдохнул, сел и уставился в ночное окно. Лицо его чуть светилось во тьме.
После срочной эвакуации базы на улице Коштоянца весь отдел «пахал» днем и ночью целый месяц на новом месте, пытаясь восстановить хоть какое-то подобие порядка. Ибрагимов даже не замечал хода времени, даже не знал, где, собственно, сейчас они базируются. Все как-то откладывалось на «потом» – сначала надо было восстановить основу. Вкалывали все – от низшего звена до начальства. Ибрагимов был зол. Все были злы. «Материал» был утрачен, пропала изрядная часть документов. Можно сказать, система «Откровения» была почти разрушена. И что сейчас делают и где находятся другие отделы со своими проектами, он понятия не имел.
Хуже того – к чертям или куда там еще провалился Фактотум, единственная прочная связь с Эйдолоном, единственный источник информации по нему.
Ибрагимов уже довольно давно подозревал, что во всем этом деле есть какая-то гнильца. Может, потому, что был в проекте не так давно, глаз еще не замылился, что ли. С одной стороны, вроде всем руководил бывший (ха-ха!) полковник и доктор физматнаук Верейский. С другой стороны, подбор «материала» из массы, всасываемой «Откровением», проводил Фактотум, Николай Ясенцов. Какого черта шеф все спустил ему? Почему договора он подписывал? И что за договора? Ему, Ибрагимову, не показывали, а задавать начальству вопросы по этой теме он уже отучился: себе дороже.
Но вопросы терзали и не отпускали. Фактотум, по сути дела, держал весь проект на крючке. Потому что его способности были уникальны и неповторимы, и как он их обрел – оставалось загадкой. Естественно, его прежняя биография была известна – обычный человек, все прозрачно. И вдруг – на тебе! Что произошло, почему, как?
Ибрагимову не нравилось, что Фактотум практически подгреб под себя весь «материал». Что у него свои цели – Ибрагимов даже и не сомневался. Но вот почему начальство так попустительствует? Это бесило. И еще кое-что не давало ему покоя. Ибрагимов в последнее время стал замечать, что на базе замелькали какие-то… тени. Призраки? Какие-то резиновые лимузины бесшумно выезжали из теней прямо на парковку у Башни.
А у Петровского на столе раз увидел папку с инструкцией по работе с призраками. А когда хотел было спросить Петровского, увидел бездонные пустые глаза и спрашивать не стал…
А приказ о поиске погибшего в 37-м году академика Фомина? Мертвого! Какого дьявола?..
Он раз попытался заговорить об этом с шефом. Вспоминать не хотелось…
Создавалось жуткое впечатление, что руководит-то всем Фактотум. Тихонько, из-за угла…
И потому Ибрагимов был рад, когда Фактотум смылся. Теперь будет спокойная, нормальная, упорядоченная научная работа. Он был уверен, что пробить проход на Ту Сторону и обойтись без всяких там Фактотумов им удастся. Масса – могучая штука. Только надо как следует ею управлять.
Первый эксперимент – почти торжественное событие – был назначен на день «Икс», даже на ночь «Икс» – канун Хеллоуина. Самое хорошее время, когда массовое сознание будет ощупью прокладывать дорожку на Ту Сторону. А они лишь добавят усилий… И будет прямой контакт с Эйдолоном, и пошел этот Фактотум ко всем фуруям!
На сей раз он наблюдал через монитор – словно почуял что-то. Не надо было сегодня соваться в самый эпицентр. И хорошо, что наблюдал через камеру. Иначе помер бы от ужаса на месте. Потому что шеф… не отбрасывал тени. Осциллировал, сидя в массивном кожаном кресле, точно в такт колыханию странной мелодии, которую монотонно тянули голоса «материала». Их было двенадцать человек, и руководил ими Петровский, пустоглазый, смертельно бледный. Лицо его было покрыто бисеринками пота, зубы стиснуты. Какая-то сила, ток, волна, что там еще, почти зримо проходила через него. Словно посаженный на кол, подумал Ибрагимов.
Когда возник проход, Ибрагимов увидел на экране просто туман. Клубок тумана. Странно. Туман наползал, заполнял комнату – и структурировался. С людьми ничего не происходило. Они просто не замечали – а вот шеф вдруг стал четким. А потом в комнату вдруг из ниоткуда посыпались бравые молодцы в энкавэдэшной форме сороковых годов. Двое из ларца, одинаковых с лица. Прямо как в нынешних киноподелках про Кровавую Гэбню.
И вот тут Ибрагимову стало страшно. Это надо было прекратить, немедленно!
Да, но это значит – пойти туда!
Он заплакал злыми слезами. Нутро свело, как сжало в железном кулаке. Ибрагимов выматерился – отпустило. А автомат он припас еще во время эвакуационного бардака…
– Иногда мой гуманизм отключается, – пробормотал он, передергивая затвор.
Когда дырка «схлопнулась», когда по перепонкам дало так, что из носа и ушей потекла кровь, Ибрагимов обвел взглядом помещение. Шефа не было. Вообще. Еще два трупа Кровавых Гэбистов растворялись на глазах. Остальные были мертвы. Просто мертвы.
Ибрагимов бросил автомат. Пятясь, выбрался из комнаты, а потом заорал и побежал куда глаза глядят из этого страшного здания, от этого жуткого места, только бы выбраться куда-нибудь, все равно куда.
– Господи! – выл он. – Господи-и-и!!! Что же делать-то? Куда же мне бежать? Госссподи-и-и!!!
– Да, блин, какой идиот тут строил? – снова выругался Николаич, тяжело дыша. В мостовой зиял здоровенный провал. – Понатыркали элиток где попало, а теперь все в говнища валится, блин!
Гоша опасливо заглянул в провал.
– Отойди, идиот! – рявкнул Николаич. – Огородку делай, тормоз! Нынче ж у них этот, Хеловин. Эти ж «мерсы» гребаные под утро из всяких борделей да жрален домой потянутся, да еще поддатые, и все туда хренакнутся.
– А может, пусть хренакнутся? – предложил Гоша.
– Может, у них дети нормальные будут, – буркнул Николаич. – Дело делай, заступник народный! Туда и «жигуленок» хренакнуться может, понял?
Провал обнесли оранжевыми конусами, желтый проблесковый маячок уютно помигивал на крыше большого эмчеэсовского фургона.
– А дальше не пойдет? – осведомился Гоша.
– А хрен знает, – отозвался Николаич. – Кофейку хочешь?
– Давай, – кивнул Гоша.
Николаич налил из термоса. На улице было холодно и тихо.
– Центр, – протянул Николаич. – Я вот на Остоженке родился, а теперь в хреново-бебенево живу. А тут эти-то, нынешние строители, они ж не знают ничего, не слушают, строят, лишь бы бабла сшибить. А тут земля всегда была неверная. Тут место нехорошее, нельзя тут строить.
– А что?
– А то, – отхлебнул из пластикового стакана Николаич, указывая головой в сторону не видного отсюда Кремля. – Говорят, пока Ильич в Мавзолее, Москве ни покоя, ни удачи не будет.
– Ты, Николаич, в какую сторону подался-то? – удивился Гоша. – Ты же всегда на демонстрации с красным флагом ходишь.
– Да не в том дело, парень, – вздохнул Николаич. – Не по-человечески с ним поступили. Он покоя хочет. Тут мне зять мой, а он парень у-у-умный, японский знает, по заграницам мотается, рассказывал, что там, – он снова кивнул, уже куда-то в сторону Дальнего Востока, – там они, значит, считают, что если покойник, так скажем, неупокоенный, то его обида, что ли, превращается в какую-нить дрянь, змею там, крысищу многохвостую. И начинает пакостить всем, кто ему покоя не дает. А тут весь город, понимаешь.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики