ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Откуда-то всплыло смутное воспоминание. Катя уже почти знала, как это будет, и ей стало весело. Как они обманут этих дядек-«терминаторов» и Красную Тетку, вот только бы они прямо сейчас не пришли!
Кукла с усилием открыла дверцу шкафа. Платья в шкафу сами по себе зашевелились и расползлись в стороны, открывая проход. Там, сзади, была лестница. Кукла быстро потянула Катю за руку и, когда они немного поднялись вверх и оказались на небольшой площадке, показала назад. Катя обернулась – проход медленно затягивался, превращаясь в каменную стену.
– Ну вот. Теперь пойдем поспокойнее. Тут скоро будет такое место, где мы, куклы, всегда живые.
– А что это за место?
– Город Забытых Игрушек.
– Где забытых?
– Кто где. А еще когда люди взрослеют, они могут даже оставить при себе игрушки, но они о них забывают. И многие игрушки незаметно уходят. Другие остаются. Но потом тоже уходят, если о них забывают. Уходят в этот Город. Тут и твои старые игрушки есть.
– А сломанные?
– Их тут лечат. Они все тут живут.
– А мы куда пойдем?
– Мы пойдем в тот дом, где твои игрушки живут. Ты ведь часто придумывала им дом. Вот они там и живут.
Над городом сияло синее-синее гуашевое небо. Кругом была ярко-зеленая трава и деревья, как на рисунках, которыми Катя обвешала всю комнату на даче. Город тоже был как с рисунка. Изо всех труб обязательно шел кудрявый дым, и пахло сладкими горячими плюшками. Катя была совершенно уверена, что вот в том самом розовом доме их и ждут. И правда – дверь открыл старый мамин желтый медведь, такой же нестираный, как когда Катя его видела в последний раз. А мебель и посуда! Это же были давным-давно поломанные кукольные столы и стульчики, давным-давно потерянные чашки и чайники, ложечки и блюдца… А вот за той дверью стоит кровать. Точно! Только почему-то все такое, что Катя вполне может сесть за этот стол и лечь в эту самую постельку…
Когда Катя проснулась, кукла за дверью очень серьезно беседовала своим кукольным голоском с кем-то явно плюшевым. Но это был не медведь, не кто-то из разноцветных песиков, не пестрый заяц – это был кто-то большой. У него был басовитый, тягучий и очень мягкий, пушистый и меховой голос. Катя выглянула в щелку. За столом сидел огроменный серый котище. Где-то с тигра ростом, но все равно кот. Он подпирал лапой щекастую голову и задумчиво мешал в фарфоровой чашечке ложкой. Глаза сверкали ярко-зеленым. Толстый пушистый хвост аккуратно обвивался вокруг ножек стула, задние, то есть нижние сейчас лапы он закинул одна за другую.
– Словом, вам повезло, – муркнул он утробно. – Они забыли о том, что куклы тоже бывают живыми и у них свои секреты.
– Они просто не знают, что такое детство, – прочирикала кукла.
– Ну даже если они и знают о Городе, то сюда им пока не добраться. Опасно не читать сказок. И куда опаснее в них не верить. Милая моя Франческа, ты очень отважная кукла.
– Так тебя зовут Франческа? – не удержалась Катя.
– Здороваться надо, – наставительно протянул кот.
– Здравствуй…те, – растерялась Катя.
– И умыться надо. И причесаться. А потом – прошу завтракать.
– А как тебя… вас зовут?
– Можешь называть господин Баюн, Кот Заморский, – фыркнул котяра и поднес к усам блюдечко с чаем, чинно подул на него и отпил.
– А я девочка Катя.
– А я знаю. Вот умоешься, покушаешь – и поедем в Лукоморье.
– Это где дуб зеленый? А зачем? – Катя спрашивала просто так, кот совершенно не вызывал недоверия.
– Лукоморье – это самая середина моих владений. И там я живу у дуба. Там мы будем ждать твою маму.
– Маму? А можно я ей позвоню? А как она меня найдет?
– Тихо, тихо. Найдет тебя мама. А пока у меня поживешь. Ладно?
– Ладно! А Франческа с нами поедет?
– Ну куда ж она без тебя? Короче, умывайся давай, причесывайся и есть будешь. Молочко тут, каша гречневая с маслом, мед хороший. Я полежу там, на солнышке. Мне еще вас на загривке везти, – ворчливо мяукнул он и отодвинул чашку. – Спасибо, милая. Уважила. Миша, ты Катюшку-то проводи, она…
– А я знаю! Я сама этот дом придумала!
– Ну-ну. Все равно пусть Миша тебе все покажет. Придумала-то ты, а живут они. Ладно. Не тяни, жду.
Он погладил неожиданно мягкой лапой Катю по голове и потерся теплой пушистой щекой.
– Хорроший котенок. Славный. Смелый котенок. Жаль, не мой.
«Вот и Черный Принц»… Андрей с любопытством смотрел на Ли, а Ли с любопытством рассматривал работы. Остановился перед портретом Вики. Потом отдернул занавеску с мольберта и долго стоял перед светящимся с полотна ониксовым кубком. Долго стоял, склоняя голову то так, то эдак.
– Ну потому сюда и не суются, – пробормотал себе под нос. – Лана, а не дадите ли вы свой договор, а?
Лана недоуменно кивнула и протянула листок Ли. Тот свернул его трубочкой и поднес к свету кубка.
– И что? – нетерпеливо вопросил Андрей.
Ли не ответил. Но свечение, казалось, вышло за пределы холста, и листочек, коснувшись его рассеянной полусферы, вспыхнул бледным, почти прозрачным необжигающим пламенем и исчез без следа. Даже пепла не осталось.
– Почти, – пробормотал Ли. – Но никогда – до конца, – еще более тихо.
Лана выскочила за рюкзачком с остальными бумагами.
Андрей не сводил с него глаз.
– Кто вы, Ли?
– Городовой, – пожал тот плечами. – Я пока побуду у вас. А вы мне расскажете все, что было с вами.
– Вы поможете?
– Я не могу помочь, – мягко сказал он. – Я могу выслушать. И если вопросы, которые вы мне зададите, уже будут содержать в себе скрытый ответ, я отвечу. Если вы уже что-то решили для себя и сделали выбор – я могу подтолкнуть вас в нужном направлении, и это все, что я могу сделать для вас. Рассказывайте и спрашивайте. А когда Анастасия с Игорем вернутся, тогда уж будем решать все до конца.
Андрей встал и вышел из комнаты. Вернулся он уже с коричневой тетрадкой и рюкзачком, который перехватил у Ланы. Все же увесистый. Не женское дело тяжести таскать.
– Вот. Это тетрадь Фомина.
– О как! – наклонил голову набок Ли. – Хорошо. Я с удовольствием посмотрю.
– Договора жечь будем? – деловито спросила Лана.
Ли поджал губы:
– Нет.
– Почему?
– Лана, это должно быть добровольно. Это каждый должен решить сам! Видите ли, – посмотрел он ей в глаза, – если бы вы не захотели этого сами – никакой огонь не сжег бы ваш договор. Никакой. Даже Чистый Пламень.
– Вы с ума сошли? – резко ответила Лана. – Они уже не могут пожелать свободы. Им надо ее дать! Немедленно!
– И что будет? – прищурился Ли. – Если они уже все равно что оболочки, заполненные чужой волей, то что останется?
Лана угрюмо посмотрела на него.
– Их все равно не вернуть! А башня рухнет! Ли, – Лана наклонилась и посмотрела ему в глаза, – если башня должна рухнуть, то пусть рухнет. Любой ценой.
– Нет, – так же жестко ответил Ли. – Каждый должен сам сжечь свой договор.
Лана села в кресло. Она была очень-очень зла.
– Вы не понимаете…
– Я как раз понимаю, – очень мягко, но решительно ответил он. – Я понимаю, что это жуткая, тяжелая работа – выискивать людей, пытаться им что-то втолковать. Но только так, Лана. Только так. И это ваша работа, – вдруг показал он на нее пальцем. – Вы были среди тех, кто привлекал слабых сих. Вы и должны вернуть их к свободе.
Лана молча сидела в кресле, и лицо у нее было серым. Воцарилась напряженная тишина.
– Кроме того, – уже мягче сказал Ли, – второй раз так не получится.
– Почему? – Лана с Андреем одновременно посмотрели на картину. Свечение угасло. Это была просто картина.
– Потому, что чудо бывает только раз, иначе оно перестает быть чудом. И потому, что увидевший свет Грааля, – он посмотрел на Андрея, – уже не принадлежит этому миру.
Стало слышно, как за стеной у племянника Марьи Николаевны распевает проигрыватель дурашливым и залихватским, не то мужским, не то женским голосом:
Купи себе кота, уравновесь свою природу!
Коты такие умники, коту всегда ништяк!
Когда над нашим городом раздастся гимн уродов,
Вы выйдете на пару – ты и верный твой кошак!
Андрей против воли улыбнулся. Лана тоже.
– Значит, придется что-то делать. Но я не знаю, с какой стороны начать. Сжечь было так просто…
Глава 3
У ЛУКОМОРЬЯ ДУБ ЗЕЛЕНЫЙ…
Машина остановилась совершенно внезапно.
– Бензин кончился? – спросила Анастасия.
– Да нет, – ответил Игорь, ежась от знакомой дрожи. Даже говорить было трудно – челюсти не слушались. Переход близко. – Зажигание отказало. Словом, приехали. Выходим.
На дороге было пусто и темно. Только толстые лучи фар освещали указатель прямо на развилке – вправо «дер. Гадюкино», влево «дер. Большие Бодуны». А прямо за указателем уходила в темноту хорошо натоптанная тропинка.
– Направо пойдешь – по шее получишь, – пробормотал Игорь, помогая Анастасии выйти, – налево пойдешь – по шее получишь…
Запер машину.
– Пошли вперед, пока прямо здесь по шее не получили. Тем более что глаза туда и глядят.
И пошли они вперед.
Стояла холодная сентябрьская ночь. Небо было полно звезд, в их свете был виден лес далеко от дороги справа и слева и близкий лес впереди. Тоненький серпик молодой луны едва-едва поднимался над лесом и висел прямо над тропинкой. Пахло грибами и сырой землей.
– Не страшно? – спросил Игорь.
– Нет, – коротко и тихо ответила Анастасия.
Месяц потихоньку поднимался выше, и становилось все светлее. По тропинке было идти уже совсем легко, несмотря на корни, выпирающие из земли, словно вены, да на бугры, по которым тропинка то карабкалась вверх, то скатывалась вниз. Где-то вдалеке шумело шоссе, тоненькой ниточкой привязывая их к знакомой, стабильной реальности. Они шли молча, слушая лес и звезды, и время словно остановилось для них.
– Красиво, – прошептала Анастасия.
– Да. Сколько мы идем?
– Не знаю. Может, час. Может, пять минут. Не знаю. И сколько нам еще идти?
Игорь не знал, что ответить, но тут как по заказу прямо за поворотом тропинки открылась лесная речка. Обычная подмосковная лесная речка-переплюйка.
– Эй, смотрите, лодка! – крикнула Анастасия, показывая на какую-то темную штуковину наполовину в воде, наполовину на песке.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики