ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Попробуй выйти из круга. Ничего не получится – ты пела со мной.
– Ты меня обманом заставил!
– Верно, – вздохнул демон. – На то я и демон. Но в остальном буду предельно честен. Ибо есть силы посильнее меня, – поднял он руки, насмешливо улыбаясь и щурясь.
«Вот влипла так влипла», – озлилась на себя девушка.
– Тогда сам и начинай! – рявкнула она.
Демон в куртуазнейшей манере поклонился, почти метя черными кудрями по плиточному полу.
– Как угодно моей красавице.
Он как-то незаметно снова поймал ее руку.
Тварь, кусающая в пяту,
Меня несла в разинутом рту,
Когда Творец завершил труды
И без призору оставил плоды.
– Яблоко, что ли? – неуверенно отозвалась девушка. – Непохоже как-то.
– Не-э-эт! – протянул демон и вдруг расхохотался: – Яблочко! Ха-ха-ха!!! Румяненькое! Розовенькое! С чего ты взяла, что Древо было яблоней, а? Ахх-ха-ха!
Он резко оборвал смех и плавно, мягко взмахнул рукой.
– Теперь ты!
Девушка стиснула в руках флейту.
«Если не яблоня… то какой плод?.. Я ж не угадаю, все же в Потопе погибло… вдруг такого дерева уже и нет… а то оно и вообще одно… Мамочка…»
– Ну? Давай же!
«Блин. Я же рифмую через пень-колоду, да и с трудом… Господи ты боже мой…»
– Начинай же, или я сочту, что ты сдалась.
Девушка сжала губы, набычилась. Затем заговорила:
В далекой Стране восходящего солнца
Живут хитрож… умные люди японцы.
И сотни тысяч моей родни
В морских огородах растят они.
– Коряво, но уж как могу! – пожала она плечами.
Демон смешно округлил рот. Он был искренне удивлен.
– Дева, но я же не вру, я тебе загадываю по правилам! А ты какую-то чушь несешь! Ты не можешь быть съедобной водорослью! Ты же не ламинария, а?
– Не ламинария, – согласилась дева. – Но съедобность в моей сути есть, – кокетливо улыбнулась она. – Я же вкусненькая, а?
Демон остолбенело уставился на нее.
– Ну хорошо, – промямлил он. Уверенность его поугасла. – Но если ты нарушила правила и солгала – тебя ничто не спасет, – сказал он уже без малейшей наигранности. Страшненько так сказал… А потом снова улыбнулся и проговорил – негромко и нараспев, глядя деве прямо в глаза:
Напрасно страхом ты мне не льсти,
Когда я с тем, кто рожден ползти.
Но будет строго наказан тать,
Когда я с тем, кто рожден летать.
Девушка заморгала. Демон торжествующе улыбался.
– Рожденный ползать, – пробормотала она. – Рожденный ползать кусать не может… Летать – кусает…
Что-то вертелось на самом краю сознания, что-то неуловимое… Демон уже снова был рядом, обходя деву бархатно, по-нетопырьи, как киношный злодей. Остановился позади, приблизился мягко, навис, дышит на волосы. Рука скользнула вдоль шеи, едва касаясь кожи. Бабочка трепещет крылышками… Девушка сжалась, не двигаясь с места, как мышка под взглядом змеи.
«Змея. Рожденный ползать. В пасти… Ответ ускользает. Черт, да чего в кино все эти дуры стоят и не шевелятся, когда их чуть не лапают!»
Лицо демона оказалось совсем рядом. Улыбается, скалится, трепещет длиннющими ресницами…
– Отвеча-а-ай же-э-э-э, – шепотом, шелестом, обвивает, обволакивает…
«Сейчас будет тебе ответ, будет…»
– Ай! – взвизгнул демон и отскочил, зажимая рукой кровоточащее ухо. – Идиотка! С ума сошла кусаться?
– Будет строго наказан тать! – злорадно отозвалась дева. – А ты не лезь. Тут не кино, а я не молчаливый ягненок!
Демон уже опасливо смотрел на деву. И не потому, что она укусила – что-то еще было.
«Будет строго наказан тать… рожденный ползать кусать не может… змея, змея… да что же это, ведь совсем рядом…»
– Твой черед, – почти зло сказал демон. – Ну?
Дева досадливо нахмурилась. Теперь опять выкручиваться, спокойно подумать не даст…
Я прекрасна, но я – уродство.
Мое сердце хрупко и мало,
Если я рождена природой –
А иначе в нем твердость металла.
Демон сдвинул брови. Он откровенно с опаской поглядывал на девушку.
– Все же ты лукавишь…
– Это ты, демон, лукавить должен. Должность у тебя такая. А я выкарабкиваюсь. Давай дальше!
Демон внезапно успокоился и кивнул. На его губах снова зазмеилась улыбка.
– Все равно последний удар. Даже если я не разгадаю твоего имени – ты все равно не выйдешь! Потому что и ты не разгадаешь!
Он театрально расхохотался.
Острие стрелы и копья,
Серебристый клинок кинжала,
То, что прячет…
– …в пасти змея! Ты – Жало! – выкрикнула девушка, осененная внезапным вдохновением. Демон беззвучно ахнул. – Жало! – Она подпрыгивала и била кулаком по ладони. – Ты был у змея в пасти, когда тот нес яблоко! А жало змеи не ядовито! Напрасно страхом ты мне не льсти! Ах, блин! Змея зубом, не жалом кусает, у нее жало – это же язычок, мягкий язычок, какого его так называют – жало? Да! Это у пчелы и осы оно ядовитое! Оно у них настоящее – жало! – выкрикивала она, подпрыгивая. – И у стрелы и копья острие зовут жалом! И у кинжала жало! Да-да-да!
Демон медленно опустил голову, плечи его поникли, и он мягким движением опустился к ногам девы.
– Владей мной, – мягко, бархатно прошелестел голос.
– Не стоит, – послышался другой голос.
Девушка обернулась. Рядом стояли те, двое. Мужчина и женщина. Что-то схожее было в их лицах.
– Дева! – быстро заговорил демон, цепляясь за ее свитер. – Не отдавай меня! Я буду служить тебе! Как пожелаешь! Как захочешь! Не отдавай меня!
– Опять лукавишь, – укоризненно покачала головой женщина. – Дева, ты действительно думаешь, что сможешь держать демона в рабах? Ты и не заметишь, как станешь сама его рабой, только будешь думать, что хозяйка ему.
Демон в ярости посмотрел на женщину, но ответить ей не посмел. Вместо этого он обрушился на деву.
– А ты не лукавила? – прорычал он. Изо рта его полыхнуло красно-пламенным. – Я играл честно, а ты лукавила!
– Честно? – возмутилась девушка. – Честно? Ты наталкивал меня на мысль, что ты яблоко, а?
– А ты не врала мне, когда сказала, что в твоем имени есть съедобность?
– Ну… почти, – смутилась девушка.
– Ага! Ага! Значит, поединок недействителен!
– Фига! Я отгадала твое имя! А ты лукавил! И я лукавила, но ты-то не отгадал! Мы были на равных! И вообще, – выдохнула она, – ты первый начал. Я, между прочим, с тобой тягаться не напрашивалась.
– Она права, – усмехнулась женщина. Мужчина стоял молча и в перепалку не встревал.
Демон отчаянно озирался по сторонам. Потом метнулся прочь.
– Стоять, Жало! – взвизгнула девушка. Демон замер на полушаге. – Действует! – удивлено выдохнула дева. – А ну иди сюда!
Демон покорно опустился на колени у ног девушки, потупив голову.
– Приказывай, госпожа… – прошелестел он, и девушка невольно приложила руку к груди. Ощущение было такое, будто что-то прохладное и чуть шероховатое скользнуло по едва зажившей ране. И больно, и приятно одновременно. Она охнула.
– Приказывай, – пожала плечами женщина. – Если хочешь.
– Он что, всегда так будет? – нервно и потому чуть визгливо спросила девушка.
– А как же! – впервые заговорил мужчина. Голос у него был глубокий и завораживающий, прекрасный и обволакивающий, но в нем не было той обольстительности, что у демона. Если голос демона был как манящая сладковатая жуть запретного, то этот голос был – бездонная пропасть, и шагнуть в нее вовсе не тянуло. Разве что в безумии. Но сейчас в этой бездне отрезвляюще и чуть успокаивающе звучала насмешка. – Демоны – они такие. Всегда норовят слукавить, обмануть, увильнуть. Иначе они не могут. Хочешь приказывать ему?
– Да вот как-то не хочу, – после краткого, но довольно мучительного раздумья медленно проговорила девушка. – Уж очень он шустрый. Это все время следить за словами, все время бояться… Нет, это не по мне. Но приказ я тебе один дам. Ты пойдешь служить ей. – Она показала головой.
Демон молча закрыл лицо руками, всем своим существом выражая полнейшее отчаяние. Потом открыл прекрасное лицо. Как же хотелось его пожалеть!
– Но хотя бы отгадку скажи!
Девушка опасливо покосилась на женщину.
– Можно, – кивнула та. – Он уже проиграл и ничего тебе не сделает.
– Я загадала слово «жемчужина». Маргарита, – объяснила она. – Меня так зовут… Японцы выращивают жемчуг в промышленных масштабах, вот… ну и жемчужина – это же такое уродство для раковины. Песчинка попадает внутрь, ее обволакивает перламутром. Ну а для искусственного жемчуга кладут металлический шарик как затравку. Вот и все.
– А съедобность-то тут при чем! – взвыл демон.
– А… ну моллюсков можно есть, а он ведь в раковине живет.
Демон схватился за голову и не то засмеялся, не то зарыдал.
– Идиот… – различила девушка между всхлипываниями.
– Ступай за мной, – приказала женщина. Затем она обратилась к девушке: – Ты верно решила. Никому еще не удавалось держать демона в рабах. Всегда это кончалось сама знаешь как. Он добился бы тебя не мытьем, так катаньем.
– Ну его на фиг, – сказала дева. – Забирайте его, и подальше… ой, а вы кто? – вдруг спохватилась она.
– Когда встретимся, – очень мягко и жутко сказала женщина, – узнаешь. А мы обязательно встретимся, дитя. Но не сейчас. Еще не сейчас…
Девушка застыла на месте. По спине прошел холодок. Женщина и мужчина помахали ей и ушли прочь, медленно превращаясь в тени на стене и исчезая в полутьме перехода. И демон-красавец неохотно убрел за ними в тень, понурив голову и волоча ноги.
Песня закончилась. Рита выдохнула, застегнула куртку и пошла из метро.
– Марго, ты куда? – крикнул вслед гитарист.
– Свечку ставить! – отозвалась девушка.
Над Красной площадью гремела маршевая бодрая музыка. Слышался бронзовый голос, в котором можно было опознать интонации Левитана, радостно сообщавший, кто выходит на площадь поздравить Вождя, и возглашавший: «Ура, товарищи!» Наверное, сам Вождь стоял на трибуне своего Мавзолея – или они входили к нему? Этого Андрей не знал и узнавать не собирался. А с площади неслось: «Вождь жил, Вождь жив, Вождь будет жить!»
Как заклинание. А вдруг так оно и есть, и Вождь именно потому и живет до сих пор?
– Как зовут-то вождя? – коротко спросил он бронзового шахтера, который заглядывал в раскрытую книжку девушки.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики