науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Дугалл поднял на него широко распахнутые восторженные глаза.
– Подойди! – улыбнулся Дункан. – Можешь потрогать. Дугалл провел пальцем по костяной резьбе. Потом рванулся и вцепился в рукоятку обеими маленькими руками.
Дункан отпустил меч, и острие едва не вонзилось в землю, но Дугалл сумел его удержать. Он даже попытался крутануть меч, но было ясно, что тот слишком велик для мальчика. Щеки его покрылись красными пятнами.
– А сколько тебе лет?
Джинни ахнула, но хорошо, что Дункан этого не заметил, занятый только сыном.
– На Михайлов день мне исполнилось девять. Дункан кивнул, и только тогда она выдохнула.
– В этом возрасте я ростом был с тебя. Не слишком высоким. Поэтому мне приходилось стараться больше, чем остальным, чтобы проявить себя. Прежде всего ищи силу вот здесь, – он показал на голову, – и тогда будешь знать, как пользоваться всем прочим, когда дойдет до дела. Кроме того, в невысоком росте есть свои преимущества.
– Например?
– Если хочешь, я тебе покажу.
Нет! Джинни с трудом сдерживала ужас.
– Когда? – спросил Дугалл, с трудом скрывая нетерпение. Он широко улыбался, и ямочка на щеке была точным отражением такой же у стоявшего перед ним мужчины. И вообще, если присмотреться, видно много общего. Джинни вознесла к небу короткую молитву – пусть никто не догадается!
Дункан хмыкнул.
– Ты сначала спроси разрешения у Джей… – он осекся и поправился: – у капитана.
– Я прямо сейчас! – выкрикнул Дугалл и помчался си всех ног в замок. Джинни открыла рот, желая его остановить, и тут же снова закрыла. Пусть сын уходит. Ей тревожно, когда Дункан на него смотрит. Он не может догадаться. Но от того, что Джинни снова и снова повторяла это, паника не ослабевала.
В своем нетерпении Дугалл забыл отнести в оружейную лук и стрелы. Джинни хотела их забрать, но Дункан ее oстановил.
– Тебе не нравится, что я нахожусь рядом с твоим сыном. Почему?
В его голосе прозвучало подозрение, и кровь в жилах заледенела. Проклятие, он такой наблюдательный! Джинни заставила себя посмотреть на Дункана спокойно и уверенно.
– А что хорошего из этого может выйти? – резковато спросила она. – Через несколько дней ты пойдешь своей дорогой, а я своей. Уж лучше так.
– Полный разрыв отношений? Ты и вправду думаешь, что это возможно, Джинни?
Она вырвала руку.
– Да. – Так должно быть, но сердце ее кричало – лгунья! И Дункан это знал.
«Просто оставь меня в покое». Она подняла лук и колчан и пошла в оружейную. В небольшом деревянном строении было холодно и темно, пахло сыростью. Положив оружие на место, Джинни повернулась к двери, но выход перегораживал Дункан. Его высокая, мускулистая фигура внушительным силуэтом темнела на солнце.
– Я еще не закончил.
Джинни совершила ошибку – повернулась к нему спиной, дала загнать себя в угол. Она не доверяла себе. Когда он находился так близко, она теряла способность мыслить здраво.
Дункан закрыл за собой дверь, и помещение сделалось еще меньше. Тонкие лучики света проникали внутрь между Деревянными досками, но все равно ничего не было видно. Однако Джинни ощущала его присутствие – все ее чувства обострились. Она ощущала каждый дюйм этого высокого мускулистого тела. Каждую прядку шелковистых волос. Каждую морщинку вокруг губ.
Сердце Джинни испуганно колотилось. Она чувствовали, что Дункан хочет спросить о сыне, и понимала, что необходимо его отвлечь.
А может быть, она просто подыскивала себе оправдание?
Джинни сделала то единственное, что ей пришло в голову, раз уж Дункан вот так прижал ее к стенке. Раз уж тело все равно пело от предвкушения. Раз уж она взглянула на его губы, и ее захлестнуло желание.
Она его поцеловала. Не просто слегка прикоснулась к губам, а прильнула к ним, прижавшись и к его телу тоже. Канат, который оттаскивал их друг от друга, лопнул, и страсть, обуревавшая обоих последние несколько недель, превратилась в одно могучее, все сметающее на своем пути вожделение.
Они впились друг в друга, стремясь прижаться как можно сильнее, пытаясь погасить пламя, грозившее испепелить обоих.
Ее обволакивал его жар. Его мужское начало. Соблазнительная сила его твердого, как скала, тела. Есть что-то первобытно притягательное в крупном мужчине, который тебя обнимает.
Это было слишком хорошо. Именно это желание преследовало ее все долгие годы.
Его губы впивались в ее рот жадно, страстно, нетерпеливо.
Дункан застонал, губами открыл ее рот и дерзко вонзился внутрь языком. Рукой он обхватил ее ягодицы, прижимая Джинни бедрами к себе. Его твердое естество, эта толстая стальная колонна, оказалось прямо у нее между ног.
Она чувствовала его величину. Его мощь.
Она задрожала – затрепетала – и ощутила, как его член пульсирует у нее между ногами. Бедра задвигались ему навстречу. Джинни терлась об него, стремясь облегчить сит нетерпение, свое желание, свое вожделение.
Она могла думать только об одном – как он окажется внутри. Заполнит ее. Сделает своей. Снова.
Дункан больше не мог сдерживаться. В нем бушевало желание, дикое и ненасытное. Вкус ее страсти казался амброзией для голодающего мужчины.
Ему было мало. Он целовал ее все сильнее и сильнее. Глубже. Упивался ею с каждым вздохом.
Он забыл, как это чудесно – держать ее в своих объятиях. Какая она мягкая и женственная. Как от нее пахнет, словно от экзотического цветка. Как нежно падают ему на руки ее шелковистые локоны. Он вспомнил, каково это было, когда мягкие волны ее волос рассыпаются у него по груди, и, застонав, вонзился языком ей в рот долгими настойчивыми толчками.
Ее поцелуй застал его врасплох. Тело пылало, как огонь в горне кузнеца. Всплыли все старые воспоминания. Ее роскошное тело прижималось к нему, и Дункан едва выдерживал это. Сладкая готовность женщины отдаться оказалась слишком возбуждающей, этому невозможно было противиться.
Все варварские инстинкты требовали – возьми ее. Задери на ней юбки, вонзись в нее и сделай своей. Снова! Но на этот раз он ее не отпустит.
Как давно все это было! Дункан подхватил Джинни под ягодицы и приподнял, прижимая к себе. Кровь ринулась в его давно восставшее, твердое, как камень, естество. Оно почти что лопалось. Джинни качнулась к нему, Дункан вздрогнул и едва не кончил. Ее тело кричало о том, чего она так страстно желает.
Он понимал, что все происходит слишком быстро, что он слишком груб, что может сделать ей больно, и поэтому, собрав остатки самообладания, попытался успокоиться. Укротить свою дикость.
Но Джинни ему не позволила. Она протестующе застонала, настойчиво обхватила его ногами, она терлась об него и целовала его как обезумевшая.
Дункан зарычал. Она его хочет, и этого достаточно.
Прервав поцелуй, он провел губами подлинной стройной шее, наслаждаясь теплом ее кожи, вдыхая свежий аромат. Одной рукой он развязал на ней плащ и расстегнул верхние пуговки бархатного жакета, чтобы поцеловать грудь. Чтобы скользнуть языком под сорочку вдоль краев корсета. Когда его язык задел упругий комочек, Джинни застонала и так вцепилась ему в плечи, словно ноги ее не держали.
Краем сознания Дункан понимал, что это очень опасно – их могли обнаружить в любую минуту, но это только усиливало возбуждение и желание. Позже у него будет время раздеть ее донага, чтобы вылизать и высосать каждый дюйм ее восхитительного тела, но сейчас они слишком изголодались.
Его язык дразняще обвел твердый бугорок ее соска, а рука задрала вверх юбки, заткнув их за пояс.
Ощутив порыв холодного воздуха, Джинни ахнула, но Дункан не дал ей времени возразить. Его рука уже нащупала ее жаркое местечко.
От этого чувственного прикосновения его плоть дернулась. Под пальцами скользила нежная шелковистость. Дункан ласкал ее длинными, уверенными движениями.
– Ты такая влажная! – простонал он.
Джинни ничего не ответила, только издала негромкий горловой звук, и тело ее затрепетало.
Он чувствовал, как тепло у нее между ног, и стремился внутрь. Хотел ощутить, как она сжимает его там, внутри, как кричит от наслаждения.
Он скользнул внутрь пальцем. Сначала медленно, потом более решительно. Покручивал, дразнил. Потирал самое чувствительное местечко до тех пор, пока она не задышали громко и прерывисто.
Тогда Дункан развязал бриджи. Восставшее естество выпрыгнуло наружу. Холодный воздух показался его разгоряченной коже облегчением. На самом кончике поблескивала капелька предвкушения. Перекинув одну изящную ногу Джинни через свою руку, Дункан слегка согнул колени, что бы выбрать самый удобный угол.
Мышцы живота сжались, когда отяжелевшая головка его естества погрузилась во влажную распухшую плоть. Мышцы шеи и плеч напряглись, так он сопротивлялся желанию вонзиться в нее изо всех сил.
Дункан замер в таком положении – плоть к плоти – и заставил Джинни посмотреть на него. Увидеть его. Понять, что именно он доставляет ей наслаждение. Что только он может помочь ей прочувствовать все это. Что она принадлежит ему.
Ему было мало бессмысленной покорности тела.
Джинни посмотрела на него затуманенным взглядом из-под тяжелых век. Ее прекрасные черты исказились от желания.
– Дункан, – умоляюще произнесла она.
Он почувствовал острое мужское удовлетворение, но ему хотелось большего. Он хотел ее всю – тело, сердце и душу. И желание услышать это признание перевесило все, даже бушующее в нем вожделение.
– Скажи, что ты хочешь этого, Джинни. Скажи, что ты хочешь меня.
«И только меня».
Ее глаза расширились, она словно внезапно очнулась.
– Я…
Она колебалась.
Дункан застыл, поняв ее слова раньше, чем она их произнесла. В грудь впилось горькое разочарование, подобное зубьям стального капкана.
Джинни пыталась удержать ту пелену страсти, что притупляла чувства – дрожащую возбуждающую волну, покалывание, учащенное биение пульса – но все это проскальзывало между пальцами, как вода сквозь решето. Мгновение прошло, и нежеланная ясность мысли и холодного разума уже появилась в сознании.
Тело дрожало, жалуясь на внезапное прекращение наслаждения. Ей казалось, что ее подвели к самим вратам рая, чтобы жестоко выкинуть обратно на землю.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики