науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Какой бы мотив она ни назвала, его ничто не свете не испугало бы и не заставило покраснеть. Он всю жизнь грешил, как ему хотелось. И всегда сам себя извинял и оправдывал. И Алида знала, что он не станет терять время на жалость
— Я вышла замуж по любви. Не из-за денег, а потому что любила своего мужа. Я была очень молода, очень наивна и полагала, что он меня тоже любит. Но он меня не любил. Всю свою молодость я пыталась сделать так, чтобы он меня полюбил, но все, что ему было надо — это чтобы я родила для него совершенного сына. А я не родила. — Она помолчала. — Может быть, даже если бы это и произошло, он все равно не полюбил бы меня. Я этого не знаю. Но что я знаю точно — это что большую часть своей жизни я страдала, потому что когда-то я любила его. Я видела, как остаются без мужей и превращаются в мерзких старых дев мои дочери, и все потому, что он не мог расстаться с золотом, чтобы дать им приданое. Я видела, как ему плевать на все, что вокруг него, и что его волнует только глупейшее желание получить от жизни то, что, как ему кажется, он хочет.
Алида взглянула на Гильберта.
— И вот теперь у него есть этот драгоценный сын. Есть мальчик, которого он всегда так хотел иметь. Талис — это воплощенная мечта! Красив, добр, прекрасен! И мой муж, конечно, его боготворит…
Она поднялась со стула и прошла несколько шагов по грязному полу, который никогда не мыли и на котором засохли объедки от тысячи прошедших обедов.
— Я умираю. Мне осталось жить максимум два года. И на своем смертном одре я хочу причинить своему мужу такую же боль, которую он причинил мне. Я хочу, чтобы у него отняли единственное в жизни, что он любил, так же как когда-то отняли у меня. Я хочу, чтобы после моей смерти он еще не раз услышал о мальчике, которого он так любил. Пусть все графство, пусть все королевство говорит о прекрасном сыне Гильберта Рашера! А не Джона Хедли.
Она обернулась к Гильберту:
— Поняли теперь? Я вас использую как инструмент, для того чтобы отомстить.
Что его используют — на это Гильберту было наплевать, его больше волновало, какова будет его выгода.
— Сколько я смогу за это получить?
— В течение двух лет — ничего. Но когда по прошествии двух лет вы явитесь за мальчиком, мой муж вам все отдаст, пытаясь оставить его у себя.
— А парень возьмет да и останется с ним. Знаю я этих людей. Он-то будет думать, что его отец Джон Хедли. Сын обязан хранить верность отцу во что бы то ни стало. Это долг чести.
Алида улыбнулась, подумав, что, похоже, Гильберт не так туп, как ей показалось сначала.
— Я уже предпринимаю меры.
— Правда? — пробормотал он и налил ей кружку вина. Вино было дешевое и такое скверное, что его и пить-то едва-едва можно было, да и кружка имела такой вид, будто из нее собаки лакали, однако с его стороны это было выражение необыкновенной щедрости. Когда они прибыли, хозяин не предложил ни ей, ни ее слугам ни корочки черствого хлеба. — А что же ты делаешь, чтобы нарушить эту верность?
— Парень хочет жениться на одной из моих дочерей. Помните ту девочку, что я родила, как раз когда и он родился? Вот на ней. Все эти шестнадцать лет они прожили на ферме у кормилицы, жили вместе, и теперь они друг к другу очень привязаны.
— Ему нельзя на ней жениться! — забеспокоился Гильберт. Он уже постепенно начинал думать о себе как об отце английского короля. Да что там — отец! Это он, он сам на деле будет королем. Теперь-то он сумеет отомстить всем своим врагам! Он снимет столько голов с плеч, что кровью затопит Лондон, как новым потопом.
— Разумеется, ему на ней жениться нельзя. Этого нельзя допустить. Когда наступит время, он должен покинуть дом Джона, будучи готовым отправиться ко двору.
— И что для этого нужно?
Она поиграла ручкой кружки, так глубоко уйдя в свои мысли, что даже не видела на ней засохшей грязи.
— Мой муж думает, что парень живет у него, потому что ему страшно хочется стать рыцарем, но на самом-то деле он живет у Джона из-за этой девочки. Он все делает ради нее, так он в нее влюблен. И все очень просто: я делаю так, чтобы их разлучить. Я уже начинаю это делать. Когда я это дело доведу до конца, они и думать друг о друге забудут.
«Что и к лучшему», — подумала она про себя. И при других обстоятельствах она никогда, не допустила бы, чтобы ее дочь вышла замуж за мужчину, которого любит. У самой Алиды родители оказались слишком слабохарактерными и мягкотелыми. Когда она влюбилась в Джона Хедли и начала в слезах умолять их разрешить ей выйти за него замуж, они не устояли и разрешили. И посмотрите, что из этого вышло. Если бы она была замужем за человеком, которого не любила, его презрение, по крайней мере, не убило бы ее душу.
— Я сделаю так, чтобы дети не виделись друг с другом, а виделись больше с другими людьми. Я окружу их множеством людей. Они всю жизнь прожили вдвоем, поэтому теперь и уверены, что друг друга очень любят. Но это только потому, что у них не было возможности выбрать кого-нибудь еще.
Что женщина будет делать, чтобы разлучить детей, Гильберта не волновало. Это все не имело значения, раз в конце концов он выйдет победителем.
— Но пока все это тянется, мне нужно заплатить за то, чтобы я ждал, — заявил он, и Алида не могла не восхищаться его прямолинейным эгоизмом. Вот человек, который умеет думать только о себе и никогда ни при каких обстоятельствах не забудет о том, что собственная выгода — единственная важная вещь на свете.
— Мы договоримся, — кивнула она и, подумав, предложила ему самую маленькую цену, которую только смогла придумать. И, когда в ответ он начал требовать, чтобы ему дали солнце, луну и звезды с неба, она поняла, что этой ночью ей не придется лечь в постель.
32
«Две недели», — думала Калли. Может быть, для других это были просто две недели, но для нее они тянулись целую вечность Где же он? Что он делает?
Впрочем, ответ на этот вопрос, увы, был ей известен. В последние две недели она не раз, подкравшись к дому, пряталась и подсматривала за тем, что происходит, во дворе. Вокруг него постоянно вертелись и порхали хорошенькие женщины, разодетые в пышные наряды. Наряды и прически были украшены драгоценными камнями. Ветер доносил их смешки и хихиканья, их восторженные вздохи, когда они пытались чему-нибудь Талиса научить.
В первый раз, когда она увидела Талиса с ними, она задохнулась от негодования. Более того, она ничего не понимала. Талис терпеть не мог большого количества людей около себя. Он не выносил, когда даже один Найджел вертелся поблизости, высматривая, чем он занят. Кроме того, оба они, и Калли, и Талис, очень близко к сердцу принимали занятия и всегда соревновались друг с другом, кто сделает лучше.
Но тот Талис, которого она знала, и красивый молодой человек, сидящий на каменной скамейке в лучах солнца, были два разных человека. Этот Талис вообще ничего на свете не мог сделать как следует.
— Покажите мне еще раз, как это делается, — то и дело говорил он, а потом кидал такой взгляд на какую-нибудь из пышногрудых девиц, как будто в жизни никогда никого красивее и умнее, чем она, не встречал.
В течение нескольких минут, что Калли простояла неподалеку, смотря на него, он не смог даже правильно тронуть струну на лютне и что-то спеть (а она прекрасно знала, что у него красивый голос), и даже изобразил признательность какой-то молодой даме с широкими бедрами за то, что она дала ему совет по поводу того, как одеваться.
Калли понятия не имела, откуда взялись все эти молодые женщины. Некоторые из них были его сестры, некоторые — их подруги, незамужние девицы, но большинство она никогда не встречала. Похоже было на то, как будто все молодые женщины, которые только жили в этом графстве, съехались в этот дом, чтобы порхать вокруг Талиса и щебетать с ним, беспрестанно повторяя, какой он замечательный.
Калли не было известно, что Талис заметил ее, как только она вышла из-за угла, и что его демонстративная неловкость при этих женщинах была нацелена исключительно на то, чтобы задеть ее. На самом-то деле все — или почти все — женщины раздражали его сильнее всего на свете. В первые недели он терпел, но в последние несколько дней казалось, что эти женщины шага не дадут ему ступить спокойно. Куда бы он ни пошел, они были тут так тут. Они просили, чтобы он помог им взобраться на лошадь, они показывали ему свое вышивание, постоянно просили его достать им плоды, растущие на самых верхних ветках деревьев…
Филипп и Джеймс подмигивали ему, и поначалу Талис улыбался им в ответ, но в последние дни, раздраженный до предела, он оборачивался к ним с такой яростью, что они в ужасе отшатывались от него, не понимая, что с ним происходит.
«Калли, — постоянно думал он. — Калли».
После разговора с леди Алидой он старался держаться подальше от Калли. Так будет лучше для них обоих, размышлял он. Во-первых, ему самому нужно было научиться обходиться без нее, хотя бы какое-то время. Он уже взрослый мужчина, разве не так? Во-вторых, это будет лучше для нее… Ей тоже надо побольше времени проводить с другими женщинами. Да, подумал он, будет лучше для них обоих, если они отвыкнут видеть друг друга каждую минуту каждого дня.
Но возложенная им на себя ноша, вместо того, чтобы делаться легче с каждым днем, становилась все тяжелее.
А потом он, окруженный толпой щебечущих дур, случайно увидел ее и, как идиот, решил ее подразнить и заставить ее ревновать его. Где-то в глубине души он надеялся, что она совершит какую-нибудь невероятную вещь. Он, конечно, не знал, что именно. Не могла же она схватить меч, влететь в толпу девчонок и раскидать всех?
Но она ничего не сделала. Вместо этого она развернулась и ушла, как будто ей больше не хотелось его видеть
Позже он собирался пойти к ней, но отец, казалось, не оставил ему за весь день ни одной свободной минуты. Тысячу раз за день он поднял голову, чтобы взглянуть в направлении холма позади дома. Эдит сказала ему, что Калли попросила, чтобы ее послали ухаживать за каким-нибудь садом, и теперь проводила там в одиночестве все время.
Талису показалось это весьма странным, потому что знал, что Калли, как и он, больше любит животных, чем растения.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики