науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Но, впрочем, тут же бегом вернулась на свое место под деревом. Кипп по-прежнему цеплялся за ее пояс.
К тому времени, когда Талис спустился обратно. Калли лежала, распростершись, на земле, которая становилась все более и более мокрой. Подол ее платья завернулся вверх, так что одна нога была открыта выше колена, другая — до половины голени. Как это ни странно, но ему показалось, что дыра на платье была больше и сильнее открывала грудь. Но он не задумался об этом. — Он смотрел, не отрываясь. Неужели это судьба ему мстит за то, что он еще год назад посмеивался над ее неразвитыми формами? О, лучше бы она осталась, какой была! Почему, почему именно сейчас она стала такой прекрасной, такой невероятно соблазнительной?
Он попытался не думать об этом.
— Калли! — позвал он, не наклоняясь к ней, а когда она не открыла глаз, он почти закричал — Калли! Калли! Нам надо скорее выбираться отсюда. Ты уже вся насквозь промокла, а дождь все усиливается. Надо…
Она медленно открыла глаза, как будто приходила в себя. Когда она заговорила, ее голос звучал так, как будто она была одной ногой в могиле.
— Я не могу идти. Тебе нужно пойти за помощью. Сходи… за Эдгаром, сыном паромщика. Они живут отсюда недалеко. У него хватит сил, чтобы донести меня до Хедли Холла. Ему лошадь будет не нужна…
Услышав это, Талис тотчас схватил Калли на руки, резко поднял ее вверх, прижав ее лицо к своему плечу. Она вскинула руки и обняла его за шею.
— Тебе, наверное, тяжело меня нести, — прошептала она, прильнув губами к его уху. — Наверное, тяжело в спине, да, Талис?
— Береги дыхание, ты должна держаться, — резко ответил он. — Я-то тебя унесу хоть на край света, если будет нужно.
— Ты уверен, что тебе не нужна помощь?
Он ничего не ответил. До дома действительно было много миль, а дождь с каждой минутой лил все сильнее.
— О чем ты думаешь? — прошептала она, стараясь так повернуться в его руках, чтобы прижаться обнаженной грудью к его телу.
С кончика его носа капала вода.
— Думаю о том, почему эта твоя дура лошадь убежала. Это очень странно! И еще думаю, почему же я, как дурак, поддался на твои уговоры и мы так далеко уехали.
Ведь говорил же я тебе, что сегодня будет гроза. Дураку было ясно, что никуда не надо ехать, а ты все-таки…
В этот момент Калли была совершенно уверена, что, если когда-то в истории мироздания и попадались романтически настроенные мужчины, то только лишь по чистой случайности.
— Ох, Талис, — захныкала она — Прости, пожалуйста, это я виновата. Ведь я в последнее время так мерзко вела себя с тобой, ну вот, мне и захотелось, чтобы мы поехали куда-нибудь вдвоем, ну, как раньше, помнишь? Я просто так хотела сказать, что люблю тебя и хотела попросить прощения, что так скверно говорила с тобой в последнее время. Ну вот, а получилось все так ужасно. Талис, ты меня прощаешь?
Калли знала, что одна из любимейших вещей на свете у Талиса — это слушать, как она просит прощения. Того, чего она не могла от него добиться гордостью, она часто могла добиться убедительными извинениями.
— Ну, ладно, ладно, — начал он, мигая, потому что с его лица стекали потоки воды, попадая затем на Калли.
— Это из-за меня все так скверно получилось, но ведь я же не хотела — Чтобы он за шумом дождя ее услышал, ей приходилось кричать во весь голос. — Но мне сейчас правда очень больно, Талис. А нельзя остановиться? Неужели здесь негде ну… хотя бы переждать этот дождь?
— Ты что, опять хочешь, чтобы я тебя отнес к паромщику? Тебе туда хочется? Может, лучше все-таки в другой раз?
— Да нет же, конечно же нет! Может быть, где-то здесь рядом есть какая-нибудь хижина? — Она попыталась заставить его вспомнить кое-что, но его ослепляла ревность, и он только сжимал зубы и шагал молча. Она снова начала: — Ну, хоть какая-нибудь избушка? Где тепло и сухо…
— Ты же знаешь, что это заповедник, в котором охотится Джон Хедли. Калли, ну право, я думал, ты умнее. — Но потом он прервал самого себя: — А, да! Есть здесь недалеко одно место. Там, впрочем, остался один подвал, и нет двери. Но это уже кое-что.
Калли спрятала лицо, уткнувшись в его плечо, чтобы он не заметил, как она довольно улыбается.
— Да нет, — тут же возразил он сам себе. — Тебе будет гораздо лучше дома.
Тут Калли в самом деле захотелось плакать.
— Талис, миленький! Пожалуйста, давай остановимся. Такой дождь, что ничего не видно. И мне очень холодно. Остановимся, Талис!
— С каких это пор ты стала бояться дождя? Мы раньше по десять миль проходили под дождем. Ты же всегда любила гулять под дождем, а сейчас тебе даже идти не надо, раз я тебя несу на руках.
— Но ты только взгляни на меня, как я промокла. — Она чуть отодвинулась от него, чтобы он смог увидеть ее насквозь промокшее платье. Она не надела в этот день корсет. Точнее говоря, она вообще почти ничего не надела под платье, сшитое из тонкой материи, и в результате ее одежда была почти прозрачна. — Ну посмотри на меня, Талис, ты не смотришь! — Но даже сквозь дождь она заметила, как покраснело его лицо. На самом деле, очевидно, он смотрел.
Опять обхватив его руками за шею, она снова прижалась к нему грудями.
— Пожалуйста, если ты знаешь какое-нибудь место, где бы я могла высохнуть, пожалуйста, отнеси меня туда. Может, мы там посидим и отдохнем. К тому же у меня очень сильно болит нога.
Талис ничего не ответил. Он продолжал молча шагать с таким видом, словно собрался унести ее в Китай.
— А, понятно, — пробормотала она. — Ты боишься быть со мной вдвоем. Вот приятный сюрприз! Уж не думала, что я настолько красива, чтобы ты боялся остаться со мной вдвоем наедине. Какой рыцарь из тебя выйдет! Держать свои клятвы ты можешь только до тех пор, пока тебя не испытают. Так-так, теперь все понятно…
Талис развернулся так быстро, что она, чтобы не упасть, вынуждена была вцепиться в его шею со всей силой. Киппу чудом удалось ухватиться за ее талию. Она уже на самом деле дрожала от холода. На Калли ведь ничего не было, кроме тоненького платья и плаща, служившего чисто для декоративных целей. В ином случае она ни за что бы не вышла из дома, так плохо одевшись, но это все для великой цели, твердила она себе, дрожа.
Через несколько минут они были в маленьком укрытии, которое было вкопано в склон холма.
Оказавшись там, Талис аккуратно уложил Калли на лежанку, на которой была насыпана гора свежей сухой соломы, и Кипп, наконец отцепившись от хозяйки, с блаженным видом зарылся в солому. Талис принялся оглядываться вокруг с большим интересом. Даже когда Калли громко застонала, он едва обратил на это внимание. Но вместо этого внимательно рассматривал обстановку убежища.
— Что с тобой случилось? — возмутилась она, с каждой минутой испытывая все возрастающее разочарование. Да почему же это он не обращает внимания на нее?
— Ты только посмотри на это место, — ответил он задумчиво. — Я тут был всего лишь несколько недель назад. Это же был просто сарай. Тут даже двери не было. А теперь и дверь, и новая чистая солома на лежанке…
Вдруг позади него дверь захлопнулась и щелкнула. Он резко замолчал, развернулся и кинулся к выходу. Дверь была заперта снаружи! Он несколько минут ее ощупывал, но не нашел замка внутри.
— Калли, — серьезно произнес он. — Происходит что-то очень странное. На этой двери совершенно новая железная обивка. Железо ничуть не ржавое.
— Ясное дело, этим укрытием кто-то пользуется.
— А почему тогда дверь была открыта, когда мы пришли? От дождя железо ржавеет. И почему сейчас тут никого нет?
— Может быть, те, кто его используют, придут завтра. А кто-то по рассеянности забыл запереть дверь.
— А для чего это место можно использовать? Для сторожки оно слишком мало, для дома тем более. И почему установили дверь в четыре дюйма толщиной на сооружение, у которого гнилая крыша? Крыша же провалится гораздо раньше, чем сломается дверь. А кроме того, вся эта земля принадлежит лорду Джону, и с тех пор, как он ее купил, он использовал ее только для охоты. Тех, кто сюда заходит без разрешения, он велит сечь кнутом.
— Ну да, — ответила Калли, показывая своим тоном, как мало ее интересует то, что он говорит. — Наверное, так и есть. Тут, наверное, какой-нибудь недруг соорудил наблюдательный пост. И, наверняка, следит за тем, что происходит.
— Нет, Калли, ты говоришь полнейшую чепуху. Как может враг прятаться в домике, который запирается снаружи, а не изнутри?! Да он бы…
— Талис! Я понятия не имею, для чего это место! Не знаю, зачем кому-то было нужно возиться и обивать железом эту дверь. И не знаю, зачем на нее повесили новый замок. Лично я…
Талис внимательно посмотрел на нее, склонив голову набок.
— Я тебе не говорил, что замок новый.
— Говорил, конечно. А если и не говорил, то мне отсюда видно.
Талис задумчиво покачал головой.
— Да нет, не похоже, чтобы это было новое. И сама дверь не выглядит новой. Похоже, доски взяли откуда-то из другого места. Калли, на самом деле это выглядит так, что как будто кто-то специально позаботился о том, чтобы дверь выглядела старой на первый взгляд. Основа двери новая, но она была обита старыми досками. Очень интересно. Совершенно не понимаю. Хотел бы я знать…
Калли смотрела на него с таким видом, как будто не знала, что ответить на его рассуждения. Потом она обхватила себя руками за плечи:
— Талис, мне холодно. — Чтобы усилить впечатление, она три раза подряд чихнула. — Ты тут стоишь и говоришь о двери, а я сейчас замерзну до смерти.
Лицо Талиса было очень серьезно.
— Да, знаю, что тебе очень холодно. И я сделаю все, чтобы отсюда выбраться. Даю клятву, что во что бы то ни стало доставлю тебя домой, Калли.
Поджав губы, она сказала:
— Отсюда нельзя выбраться. У этого сооружения с трех сторон стены сложены из камней, а с четвертой стороны — холм. Дверь в четыре дюйма толщиной и обита новым железом. Нет, отсюда тебе не выбраться!
Услышав, что она говорит, Талис повернулся к ней и с удивлением вгляделся в ее лицо, не совсем понимая, что она имеет в виду.
Калли мрачно посмотрела на него:
— Самое лучшее, по-моему — это примириться с происшедшим и провести ночь здесь.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики