науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Посреди ночных утех я с притворным испугом сказала ему, что боюсь, как бы наша беспечность не привела к беременности, которая скоро сделает нашу связь очевидной, и подставила ему свой восхитительный зад, предлагая изменить маршрут и проторить безопасную тропинку, но, увы, порок был совершенно чужд сердцу моего порядочного отца; вы мне не поверите, но он, оказывается, не имел никакого понятия о подобной гадости (он именно так и выразился «гадости»), однако он тут же стал уверять меня, что если и совершит этот постыдный акт, то только из предосторожности и от избытка любви. Словом, этот неплохо оснащенный софист три раза проникал в мою заднюю норку. Так прошла генеральная репетиция, необходимая для спектакля, который должен был состояться на следующий день, и она так сильно на меня подействовала, что я лишилась чувств от необыкновенного удовольствия.
Наконец наступил вожделенный день, когда мне предстояло насладиться неописуемыми радостями преступления, к которому я стремилась так страстно, что даже ощущала в себе нечто, похожее на панический страх. Рассвет я встретила с открытыми глазами; никогда еще Природа, которую я собиралась жестоко оскорбить, не представала передо мной в такой красоте, а посмотрев на себя в зеркало, я увидела самую прекрасную, самую оживленную и самую обольстительную женщину из всех, кого встречала до сих пор. Во всем моем облике ощущалось какое-то затаенное, будто перед бурей, волнение, никогда у меня не было столь решительного и царственного вида, как в то утро. Едва поднявшись с постели, я чувствовала, как из меня наружу рвется похоть, порочная похоть, жажда страшных, чудовищных злодеяний. И в то же время была в моей душе горечь, невыразимая словами: ведь я понимала, что мне не под силу совершить все те ужасы, что пребывали в моем воображении и в моих неутолимых желаниях…
«Сегодня я совершу преступление, – размышляла я, – очень серьезное преступление, из тех, что называют черным злодейством. Однако, хотя оно и серьезное и гнусное, это всего лишь одно-единственное преступление. А что значит одно преступление для того, кто мечтает жить посреди сплошных злодейств, жить только ради злодейств, кто поклоняется лишь злодейству??
Все утро я была беспокойной, мрачной, раздражительной; нервы мои были напряжены до предела; я высекла до крови двух юных служанок, но это меня не успокоило, тогда я потискала ребенка, доверенною заботам одной из них, и вышвырнула его из окна, и он разбился насмерть. Этот факт несколько улучшил мое настроение, и остаток дня, чтобы убить время, я провела в довольно безобидных развлечениях. Я думала, что час обещанного ужина так никогда и не настанет. Когда же этот час настал, я велела челядинцам приготовиться к роскошному празднеству, снова затащила Берноля на кушетку и тотчас обнажила свой зад. Простофиля, опьяненный моей милой и беспечной болтовней, начал меня содомировать, а через несколько мгновений дверь широко распахнулась, и в комнату ворвались Клервиль, Нуарсей и Сен-Фон – вооруженные и изрыгавшие ругательства. Берноля стащили с меня и связали по рукам и ногам.
– Жюльетта, – зарычал Сен-Фон, – тебя надо изрубить на куски вместе с этим негодяем за то, что ты обманула доверие, которым я одарил тебя. Но я дам тебе возможность спасти свою шкуру: в этом пистолете три пули, возьми его и размозжи голову своему любовнику.
– Великий Боже! – заверещала я с театральным ужасом в голосе. – Ведь этот человек – мой отец…
– Сучка, которая подставляет задницу своему отцу, вполне может совершить отцеубийство.
– Нет, это невозможно!
– Ерунда. Не упрямься, бери пистолет или умрешь сама.
– О, горе мне, – тяжко вздохнула я. – У меня дрожат руки, но выхода нет: дайте мне оружие. Чему быть, того не миновать. Любимый папа, ведь ты простишь меня? Ты же видишь, что у меня нет выбора.
– Делай, что тебе говорят, порочное создание, – с достоинством отвечал Берноль, – только избавь меня от этой дешевой комедии. Я не желаю в ней участвовать.
– Ну и прекрасно, папаша, – весело сказала Клервиль, – если не хочешь участвовать в комедии, пусть будет по-твоему; кстати, ты не ошибся – все это подстроила твоя дочь, и она совершенно права, пожелав убить величайшего негодяя, который дал жизнь такому порочному ребенку.
Берноля привязали к креслу, намертво прикрепленному к полу. Я приняла соответствующую позу в пяти шагах от него, Сен-Фон вставил член в мой анус, Нуарсей одной рукой помогал министру, другой массировал себе член, Клервиль сосала Сен-Фону язык и щекотала мне клитор. Я прицелилась, но сначала осведомилась у своего содомита:
– Мне подождать, пока вы кончите?
– Не надо, стерва! – выкрикнул он. – Убей, убей его скорее, и вместе с выстрелом брызнет моя сперма.
Я выстрелила. Пуля вошла Бернолю прямо в лоб, он тут же испустил дух, а мы, все четверо, кончили в тот же миг с душераздирающими криками.
Жестокий Сен-Фон встал и подошел ближе к убитому; он долго смотрел на него, испытывая блаженство. Кстати, он никогда не упускал таких случаев. Потом подозвал меня, желая, чтобы я также полюбовалась на дело своих рук. Пока я смотрела на Берноля, Сен-Фон искоса поглядывал на меня, изучая мою реакцию. Мое хладнокровие его явно удовлетворило. А тем временем Клервиль, ощерившись в злобной улыбке, не сводила глаз с застывшего, искаженного смертью лица бедного моего отца.
– Ничто так не возбуждает меня, как вид смерти, – как бы про себя пробормотала она. Потом ее взгляд обратился к нам. – Ну, а кто будет меня ласкать?
Я шагнула к ней, Нуарсей вонзил свой меч между моих ягодиц, Сен-Фон пристроился к заднице Клервиль, и через некоторое время мы испытали новый оргазм. Вслед за тем подали горячий и сытный обед, и мы сели за стол, во главе которого, на председательском месте, восседал труп.
Сен-Фон поцеловал меня в щеку и положил в мою пустую тарелку деньги.
– Вот то, что я обещал тебе, Жюльетта. Не пойми меня превратно, но я скажу, что до нынешнего дня у меня еще оставались кое-какие сомнения по поводу твоей решимости и стойкости. Теперь они исчезли. Ты вела себя безупречно.
– Простите, – вставила Клервиль, – но я с вами не согласна. Я все-таки не совсем довольна ее поведением. Конечно, Жюльетта всегда с радостью совершает преступление, но до тех пор, пока ее влагалище не увлажнится, ей недостает твердости духа. Между тем это надо делать спокойно, хладнокровно, с сознанием цели и с ясной головой. Преступление есть факел, который разжигает костер страсти, – это всем понятно, однако мне сдается, что у Жюльетты все обстоит наоборот: страсть подвигает ее к преступлению.
– Да, это огромная разница, – согласился министр, – так как в этом случае преступление является чем-то вспомогательным, второстепенным, а ведь оно должно стоять на первом месте.
– Боюсь, что я согласен с Клервиль, милая Жюльетта, – сказал Нуарсей, – и считаю, что тебе недостает твердости; мне кажется, всему виной – твоя пагубная чувствительность. Дурные поступки, на которые вдохновляет нас воображение, – продолжал он, – являются точным показателем степени нашего умственного развития. Живость и необузданность в существе высшего порядка настолько сильны, что такой человек не остановится ни перед чем; стоящие перед ним препятствия служат для него дополнительными удовольствиями, а их преодоление свидетельствует не об испорченности, как полагают недалекие умы, а о твердости духа. Ты, Жюльетта, в таком возрасте, когда способности твои должны достигнуть апогея; ты вступила в юность уже достаточно подготовленной – ты много размышляла и стряхнула с себя все глупости и предрассудки, навязанные тебе в детстве. Словом, у тебя нет причин для беспокойства, так как солидная подготовка не прошла даром, и карьера твоя обещает быть блестящей; кроме того, у тебя есть все для этого необходимое: сильный и пылкий темперамент, крепкое здоровье, жар в чреслах и холодное сердце, не говоря уже о неутомимом и не знающем пределов воображении и порочном уме. Поэтому мы можем надеяться, друзья, что Жюльетта пойдет очень далеко; однако я боюсь, как бы она не споткнулась на своем пути, не замедлила свою поступь; и если тебе случится оглянуться назад, девочка, пусть это будет только для того, чтобы упрекнуть себя за то, что ты сделала так мало, а не для того, чтобы похвалить себя за достигнутые успехи.
– Я ожидаю от нее еще большего, – снова заговорила Клервиль, – и хочу повторить: я надеюсь, что Жюльетта будет творить зло, в том нет никаких сомнений, но не для того, чтобы подогреть похоть, чем, по-моему, она занимается сейчас, а только ради удовольствия творить его. Я надеюсь, именно в чистом злодействе, в злодействе, свободном от плотских удовольствий, она найдет наслаждение, не меньшее, чем то, которое дает ей похоть; я думаю, она будет употреблять все средства и возможности, чтобы творить это черное дело. Запомни, Жюльетта, что это нисколько не уменьшит наслаждений, которые ты получаешь от распутства, ты будешь наслаждаться им так же, как прежде, и, быть может, даже еще больше. Но мне решительно не нравится, когда ты возбуждаешь себя физически для того, чтобы дойти до готовности к преступлению; последствия таких упражнений могут быть весьма неприятными: наступит день, когда твой аппетит начнет угасать, и желания покинут тебя, вот тогда ты окажешься неспособной ни к чему дурному. Если же ты будешь следовать моим советам, преступление сделается источником твоих страстей. И не будет надобности совать пальцы во влагалище, чтобы вдохновить себя на злое дело, напротив, творя зло, ты будешь ощущать потребность в физической ласке. Надеюсь, я ясно выразила свою мысль.
– Дорогая моя, – отвечала я, – ваша философия ясна как день, и я ее принимаю целиком, потому что она мне по сердцу. Неужели вы в этом еще сомневаетесь? Чтобы доказать это, я готова пройти любое испытание. Если бы вы внимательно проанализировали мое поведение нынче вечером, я уверена, вы бы не упрекали меня с такой суровостью; я дошла до стадии, где человек любит злодейство ради самого злодейства; мне только недавно стало ясно, что преступление разжигает мои страсти, и там, где нет приправы в виде преступления, я не нахожу радости.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики