науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


А теперь подумайте, что произошло бы, если бы любовь была не злом, а истинным добром, которое приносит нам неподдельное счастье: тогда нам пришлось бы провести четвертую часть жизни без всяких наслаждений. Что делать мужчине, если ему за шестьдесят и если он не может покорить женское сердце? И в шестьдесят лет, если он здоров и крепок, мужчина может наслаждаться в течение еще пятнадцати лет, но в этом возрасте внешняя привлекательность утрачена, так неужели он должен навеки распроститься с мыслью о счастье? Нет, мы не допускаем такой чудовищной перспективы: с возрастом увядают весенние розы, но не угасают желания и не исчезают возможности удовлетворить их, и удовольствия, вкушаемые в зрелом возрасте, бывают еще глубже и утонченнее, более свободные от окаменевших метафизических догм, которые служат могилой для сладострастия; повторяю, эти удовольствия гнездятся в самых сокровенных глубинах разврата, мерзкой похоти и либертинажа, и они в тысячу раз приятнее, нежели те, что мужчина получал много лет назад, обхаживая прекрасную возлюбленную. В молодости он старался для нее, теперь же он думает только о себе. Посмотрите на него, понаблюдайте, как он цепляется за все, что может доставить ему мимолетное наслаждение, сколько богатства и разнообразия в его бесстыдных развлечениях, с какой жадностью срывает он каждый цветок удовольствия; полюбуйтесь, как он освобождается от всего несущественного и как властно требует внимания к себе. Малейший признак удовольствия, испытываемого предметом его страсти, настораживает его, приводит в ярость, он хочет только слепого повиновения и ничего больше. Златовласая Геба отворачивает от него свой взор, не скрывая отвращения, но какое до этого дело семидесятилетнему Филарету, ибо не для нее он старается; даже гримасы страха и ужаса, которые он вызывает у женщины, увеличивают его наслаждение. Вот он открывает свой жадный рот и всасывает в себя сладчайший, непорочный, можно сказать, девственный язычок, и юная красотка трепещет от страха и отвращения, а потом он грубо насилует ее и получает очередное удовольствие. Разве испытывал он что-либо подобное в двадцать лет? В ту пору женщины увивались вокруг него, осыпали его поцелуями и жаркими ласками, а у него постоянно не хватало времени возжелать их, и все происходило настолько быстро, что он даже не успевал моргнуть глазом. В самом деле, можно ли назвать желанием то, что удовлетворяется, даже не успев народиться? И откуда было взяться этому желанию, если на его пути не было препятствий? А когда удовольствие становится еще острее от встреченного сопротивления, когда оно питается страхом и отвращением женщины, он получает наслаждение уже от того, что сам является причиной этого отвращения, и все его прихоти, ужасающие женщину, становятся в тысячу раз сладострастнее и приятнее, нежели любовь. Любовь! Абсурднейшее из всех безумств, самое смешное и, без сомнения, самое опасное, которое, надеюсь, я представил вам во всей полноте.
Вы, конечно, понимаете, что эта диссертация была без восторга встречена присутствующими женщинами, но Бельмор, который заботился об их благосклонности не больше, чем об их ощущениях, утешился горячим одобрением мужчин. Передав на время президентские полномочия своему предшественнику, он загорелся желанием совершить обход сералей и утвердить там свою власть. Мы трое – Нуарсей, Клервиль и я –дождались, пока он спустится с помоста и все вместе поспешили к боковому выходу. На полпути Бельмора остановил пожилой мужчина, попросил позволения поздравить его с замечательной речью и заодно воспользоваться его задом. Не желая терять авторитет, Бельмор принял соответствующую позу, старик совершил с ним содомию и не отпустил его, пока не кончил в председательскую задницу.
– Какой приятный сюрприз, – удовлетворенно заметил граф.
– Этим вы обязаны своему красноречию, ваша светлость, – сказал Нуарсей.
– Я убежденный материалист, – возразил Бельмор, – и предпочел бы быть обязанным моему заду, а не моим мыслям.
И мы вошли в обитель развлечений, смеясь шутке его светлости.
Президент дал указания, чтобы во время инспекции в сераль никого не допускали, кроме нас, составлявших его свиту, и приступил к обходу. Легко себе представить, что человек с подобными претензиями всегда мог обнаружить большое число виновных, и его сопровождали, не считая нас, четверо палачей, два живодера, шестеро кнутобоев и четыре тюремщика. Вначале мы зашли в женский сераль, где он приказал выпороть тридцать девочек в возрасте от пяти до десяти лет, двадцать восемь – от десяти до пятнадцати, сорок семь – от пятнадцати до восемнадцати, шестьдесят пять – от восемнадцати до двадцати одного; с троих несчастных шестидесятилетнего возраста заживо содрали кожу, еще трое услышали смертный приговор. Из обитательниц от десяти до пятнадцати лет выбрали шестерых для освежевания, еще четверым предстояло умереть легкой смертью. Из следующей группы (пятнадцать-восемнадцать лет) взяли еще шестерых для освежевания и восьмерых приговорили к смерти, а из последней группы смерть заслужили только четверо, и с пятерых должны были содрать кожу. Отобранных для наказания обитательниц увели в специальные камеры, где, прежде чем исполнить приговор, их отдали в руки распутников, которые могли удовлетворить любые свои прихоти. Четверых обитательниц препроводили в казематы, что же до порки, она происходила в нашем присутствии. Обнаженную жертву подводили к президенту, он придирчиво осматривал каждую, некоторое время забавлялся с ней, после чего девочку забирал кнутобой, укладывал себе на колени так, чтобы она не могла пошевелиться, и второй кнутобой, вооруженный хлыстом, девятихвостой плетью или другим орудием, по выбору президента, наносил соответствующее количество ударов. Бельмор был настолько любезен, что предоставлял нам право назначать это количество в каждом случае, и, на мой взгляд, мы не уступали ему в суровости: шестеро девочек получили такую взбучку, что их вынесли полумертвыми. Пока продолжалась эта исполненная сладострастия экзекуция, мы вчетвером, сплетаясь в одном объятии, беспрестанно ласкали друг друга и буквально изошли спермой.
Вслед за тем мы перешли в мужской сераль. Здесь Клервиль категорически воспротивилась против малейшей снисходительности и дала волю своему жестокому воображению. Однако Бельмор, чьей слабостью, как вы уже знаете, было истребление маленьких мальчиков, и не думал усмирять свою жестокость. Сорок два ребенка от семи до двенадцати лет были выпороты самым нещадным образом, из той же группы шестерых приговорили к смерти и десятерых к снятию кожи. Шестьдесят два подростка от двенадцати до восемнадцати лет были наказаны не менее сурово: трое из них заслужили смерть, восемь были отданы в руки живодеров, остальных выпороли. В старшей возрастной группе от восемнадцати до двадцати пяти лет облюбовали пятьдесят шесть самых красивых задниц для порки, двоих казнили, с троих содрали кожу; еще троих молодых самцов бросили в каземат. Кроме того, выпороли двух матрон за недостаточную строгость в исполнении своих обязанностей, ими занялся сам граф и трудился до тех пор, пока не содрал с их ягодиц верхний слой кожи.
В продолжение всех этих операций я не переставала ласкать и возбуждать президента, и его член постоянно был в состоянии крайней эрекции, но чтобы отдать должное силе его характера, я добавлю, что он за это время не пролил ни капли спермы и не проявил ни грамма жалости.
– Может быть, достаточно? – обратился к нему Нуарсей. – Не пора ли вернуться к удовольствиям? Неужели вы еще не утолили свою страсть, уважаемый Бельмор?
– Я намерен дойти до предела, – ответил граф. – Хотя я очень утомлен, но останавливаться не собираюсь.
– Чудесно, мы тоже будем наслаждаться этим зрелищем.
Президент еще раз осмотрел всех мальчиков и выбрал из них десятерых не старше семи лет. Затем он потребовал такое же количество девушек, но я попросила позволения участвовать в оргии, и он приказал привести только девятерых. Все они были в возрасте от восемнадцати до двадцати одного года, и я заметила, что их выбрали из тех, кого Бельмор в пылу злобы только что приговорил к смерти или к сдиранию кожи. Привели также десятерых мужчин, подобранных только по выдающимся размерам члена, которым предстояло содомировать графа во время спектакля. И вот кровавая вакханалия началась.
На плечи одной из девушек – кстати, граф посоветовал мне не быть первой, чтобы я могла, по крайней мере, полюбоваться процедурой со стороны, прежде чем принять в ней участие, – посадили ребенка и привязали таким образом, что оба тела теперь составляли одно целое; потом девушка с живым грузом на спине легла на софу, выставив ягодицы вверх. Бельмор осмотрел, пощекотал, несколько раз укусил и ущипнул маленький зад ребенка и похлопал по тому же месту девушку; другую девочку – одну из трех, отобранных для этой цели, – посадили между раздвинутых ног той, что держала на себе мальчика, а Бельмор, опустившись коленями на мягкую подушку, начал облизывать ее влагалище; в это время его содомировал один из мужчин, а Клервиль с удовольствием порола содомита хлыстом. Некоторое время спустя граф поднял голову, и теперь два палача принялись за привязанного ребенка: они со знанием дела кололи его кинжалом, и горячая алая кровь струилась в ложбинку между ягодицами, куда, не отрываясь, жадно смотрел граф.
– А ну-ка, напрягись и испражняйся, – приказал он девушке и потянулся к ее ягодицам. – Скорее испражняйся мне в рот!
Девица повиновалась, развратник прильнул губами к ее заднему проходу и начал поглощать кровь, льющуюся из тела жертвы, и дерьмо, вылезающее из задницы девушки. Ни один участник не прекратил своего занятия до тех пор, пока не вытекла вся кровь. Когда ребенок испустил дух, девушка поднялась и, со своей ношей на спине, встала в изголовье софы к графу задом, чтобы он мог видеть дело своих рук. Только я была освобождена от этой части церемонии: я легла на софу третьей, и когда поднялась, мертвого ребенка отвязали. Всех десятерых замучили тем же способом, а в это время десять содомитов содомировали президента, десять девушек испражнялись, и еще трое сосали по очереди графский член.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики