науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Не вешай носа, говорила я себе, твоя прогулка по Италии не обойдется тебе очень дорого, главное – постарайся выжать все, что возможно, в каждом городе, где остановишься, и ты не только сможешь оплачивать все свои расходы, но и не притронешься к наследству мадам де Лорсанж.
Однако жизнь публичной шлюхи – это отнюдь не постель, устланная розами, правда, я выбрала эту профессию по доброй воле и вместе с ее выгодами добровольно приняла неизбежные неприятности. А до бедствий, которыми часто заканчивается такая карьера, надеюсь, дело не дойдет.
Будучи человеком богобоязненным, король Сардинии тем не менее любил либертинаж. Шабле рассказал ему о моих способностях, и его величество пожелал встретиться со мной. Диана успокоила меня, заметив, что речь идет всего лишь о нескольких клистирах, вставленных королевской рукой, содержимое которых мне предстоит выбросить из себя, лаская при этом самый благородный член Сардинии, и за это я получу две тысячи цехинов. Сгорая от любопытства и желания узнать, действительно ли монархи испытывают такой же оргазм, как все прочие смертные, я приняла приглашение короля. Он принял на себя унизительные обязанности моего аптекаря, и я шесть раз сбросила ему в рот бурлящую смесь, лаская губами его орган, чем привела его величество в неописуемый восторг. Словом, его извержение было по-королевски щедрым и неистовым. Потом он предложил мне отпить утренний шоколад из своей чашки, и я с благоговением сделала это. Вслед за тем мы начали беседовать о политике. Привилегии, предоставленные мне моей национальностью и полом, которые я к тому времени осознала в полной мере, и моя врожденная откровенность внушили мне дерзость, и вот, насколько я помню, какую речь я произнесла в то утро перед этим правителем игрушечной страны:
– Я обращаюсь к вам, глубокоуважаемый ключник Италии, происходящий из рода, чье восхождение стало невероятным событием в политике; к вам, чьи предки, люди незнатного происхождения и простые козопасы, сделались могущественными вельможами и получили свои права от принцев, пришедших с севера завоевать Италию, в виде своей доли военной добычи; к вам, первейшему из мелких царьков Европы, и прошу вас выслушать меня.
Вы сидите высоко в горах наподобие зоркого орла, подстерегающего голубя, и видите сами, что ваше благополучие, да и ваше существование, зависит от прихоти соседних монархов или от ошибок коронованных безумцев; я знаю, что ваше положение держится на этом вот уже тридцать лет, но сегодня в мире происходят большие изменения: прихоть монархов легко может обернуться против них самих, а ошибки коронованных безумцев больше не приносят вам выгод, поэтому оставьте в покое скипетр, мой друг, верните Савойю Франции и ограничьтесь той землей, которую Природа изначально подарила вам, взгляните на эти величественные вершины, вздымающиеся на западе, – разве сотворившая ' их рука не сделала их вашими естественными границами? Какая нужда заставляет вас царствовать на земле, которая всегда была французской, вас, кто не в силах править даже итальянцами? Не стоит, друг мой, умножать породу королей: на земле и без того слишком много этих бесполезных личностей, которые, жирея на народной нищете, оскорбляют и грабят народ под видом строгого правления, В наше время нет ничего более ненужного, нежели монарх, так откажитесь от этого пустого титула, пока он не вышел из моды, сойдите со своего трона добровольно, пока, что вовсе не исключено, вас не стащил с него силой народ, уставший от тронов. Свободные люди с философским складом ума не расположены держать на своей шее человека, который, если хорошенько разобраться, не имеет ни особых, отличных от других, потребностей, ни особых заслуг и возможностей; для нас помазанник божий больше не является священным и неприкосновенным лицом, сегодня мудрость смеется над пигмеями вроде вас, у которых где-то в сундуке лежат истлевшие пергаментные грамоты предков и которые по этой причине воображают, будто они рождены править над людьми. Ваш авторитет, любезный друг, уже не подкрепляется регулярной добычей, сегодня он зиждется только на хрупком и непостоянном общественном мнении, но как только мнение это изменится – а этого ждать недолго, – вы окажетесь внизу, среди своих подданных.
Только не думайте, что изменения произойдут не скоро: по мере того, как люди умнеют, они начинают критическим взглядом смотреть на то, что прежде умиляло и восхищало их, а правителям, подобным вам, такой взгляд не сулит ничего хорошего. Уже сейчас идут разговоры о том, что король – всего лишь обычный человек, только испорченный роскошью и развращенный деспотизмом, что на земле нет ни одного монарха, достойного своего титула. Первое, что требуется от человека, который хочет управлять людьми, – это хорошо знать их, но как может судить о них тот, кто постоянно окружен лизоблюдами и всю свою жизнь живет вдали от народа, кто даже не способен понять свой народ? Нельзя научиться царствовать, пребывая в чертогах роскоши и блаженства. Тот, кто всю свою жизнь купался в ласках фортуны и ничего не понимает в нуждах простого народа, не имеет права вершить судьбы нации, состоящей из несчастных и обездоленных. Да, сир, последуйте моему совету: выбросьте королевские игрушки и вернитесь на грешную землю – больше вам ничего не остается.
Несколько ошарашенный моими наглыми речами, его величество не нашел ничего более умного, как ограничиться какой-то неловкой шуткой, несущей на себе ту самую печать фальши, которая отмечает все, что исходит из уст истинного итальянца, и мы тепло распрощались друг с другом.
В тот же вечер меня провели в блестящий, роскошно убранный зал, где вокруг большого игорного стола я увидела общество, разделенное на два класса; с одной стороны сидели мошенники, с другой – лопоухие овечки; мне сказали, что в Турине воровство во время игры – обычное дело и что мужчина не начинает ухаживать за женщиной до тех пор, пока она не обворует его.
– А что, это весьма забавный обычай, – заметила я мошеннице, которая рассказала мне об этом.
– Все объясняется очень просто, – продолжала она, – игра – это нечто вроде коммерции, стало быть, в ней допустимы любые хитрости. Разве вам придет в голову подать в суд на торговца за то, что шторы на окнах его лавочки чересчур плотные, поэтому вместо добротного товара вы выбрали негодный? Главное – преуспеть, мадам, и все средства для этого хороши.
Я вспомнила максимы Дорваля по поводу воровства и решила, что они вполне уместны в этом доме. Потом поинтересовалась у собеседницы, как можно ловчее выуживать деньги у других, заверив ее, что во всем остальном у меня большой опыт.
– Есть настоящие мастера этого дела, – ответила она. – Если хотите, завтра я пришлю к вам одного из них.
Я поблагодарила ее, а наутро появился мой новый наставник и за какую-то неделю преподал мне уроки беспроигрышной карточной игры, которые позволили мне получить две сотни луидоров в течение трех месяцев моего пребывания в Турине. Когда пришло время платить за его уроки, он потребовал только моей благосклонности, а поскольку он желал получить ее на итальянский манер, что я страстно любила, после тщательного осмотра его тела на предмет нежелательных болезней – а такая мера была не лишней в этой стране – я доставила ему удовольствие тем самым образом, который был естественным для человека его профессии.
Помимо всего прочего Сбригани – так звали моего ментора – обладал приятной внешностью и внушительным членом; ему было не более тридцати лет, он отличался отменным здоровьем, изысканными манерами, прекрасной речью, безудержным распутством, философским складом ума и удивительным даром всякими мыслимыми и немыслимыми способами присваивать то, что принадлежало другим. Я сразу смекнула, что такой человек может быть мне весьма полезен в моих путешествиях, и предложила ему объединить наши усилия, на что он согласился не раздумывая.
В Италии человек, сопровождающий актрису, певицу или просто продажную женщину, не представляет собой никакой помехи для тех, кто добивается ее благосклонности: будь он братом, супругом или отцом, обыкновенно он удаляется в тот самый момент, когда на пороге появляется поклонник; если пыл последнего начинает ослабевать, покровитель появляется снова, заводит с ним приятную беседу и, подняв настроение клиента, скрывается в платяном шкафу, чтобы не портить ему удовольствие. Естественно, поклонник в этом случае берет на свое содержание и женщину и ее покровителя, и итальянцы, приспособленцы по своей природе, не видят в этом ничего дурного. Поскольку к тому времени я в достаточной мере знала язык этой благословенной страны, чтобы сойти за итальянку, я взвалила на Сбригани обязанности своего супруга, и мы отправились по дороге на Флоренцию.
Поездка наша проходила в ленивой безмятежности, спешить нам было некуда, и я с удовольствием созерцала расстилавшийся передо мной пейзаж, который вполне соответствовал бы человеческому представлению о рае, если бы не оборванные люди, то и дело встречавшиеся на пути. Первую ночь мы провели в Асти. Сегодня этот городок, утративший свое былое величие, не достоин даже того, чтобы упоминать о нем. Наутро мы возобновили путешествие и добрались до Александрии; по словам Сбригани, это местечко было известно тем, что оно буквально кишит аристократами, и мы решили провести здесь несколько дней и поискать простаков.
Мой супруг быстро распространил нечто вроде прокламации, из которой следовало, что в город прибыла знаменитая куртизанка, к этому прилагалось краткое описание моих прелестей и их стоимость.
Первым откликнулся престарелый пьемонтский герцог, лет десять как отошедший от двора; единственное, чего он пожелал, – это полюбоваться моим задом. За такое удовольствие Сбригани взял с него пятьдесят цехинов, однако подогретый увиденным зрелищем, герцог потребовал большего. В лучших правилах покорной жены я заявила, что не могу решить этот вопрос без согласия мужа, а герцог, будучи не в состоянии предпринять серьезного натиска, изъявил желание выпороть меня. Эта причуда остается главным утешением некогда отчаянных содомитов, ведь так сладостно унижать божество, в чей храм для вас больше нет доступа.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики