науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Разве не верх неразумия полагать, что эта божья справедливость требует вечного наказания грешников и неверующих? Разве наложение наказания, намного превышающего степень виновности, не говорит скорее о мстительности и жестокости, нежели о справедливости? Неужели доброта Бога выражается в том, чтобы запугивать и третировать своих беззащитных чад? Вот уж поистине ничего не смыслит в этой доктрине тот, кто заявляет, что для славы божьей требуется, чтобы Бог вел себя как последний дикарь. Он рассуждает о славе Бога в самых туманных выражениях и сам не понимает, что говорит. Будь он хоть чуточку умнее, чтобы понять природу Создателя и составить о ней мало-мальски разумное представление, он почувствовал бы, что если Бог существует на самом деле, то слава его заключается не в насилии, а в благородстве и добросердечии, в мудрости и безграничной способности делиться своим счастьем с людьми.
Кстати, иногда говорят, имея в виду мерзкую доктрину о бесконечных муках, что ее поддерживает немалое число умных людей и образованных теологов. Я начисто отрицаю этот факт: большинство умных людей и образованных теологов как раз сомневаются в этой догме. А если кто-то из них соглашается с ней, причину легко понять: жрецы, которые заковали в цепи людей, готовы с радостью надеть этот железный хомут и на их шею; мы с вами знаем, какое действие оказывает страх на ординарные души, и всем известно, что государственный муж, желающий подчинить себе других, обязательно должен напускать туман и нагнетать страх.
Однако разве эти, якобы священные, книги, о которых мне твердят, происходят из источника, столь чистого и бесспорного, что мы не смеем отвергнуть то, что они нам предлагают? Достаточно внимательным образом прочесть эти тексты, чтобы убедиться, что на самом деле это произведение иллюзорного Бога, который вообще не написал ни единого слова, представляет собой элементарную пачкотню слабоумных и невежественных людей, и что посему оно заслуживает даже не нашего недоверия, а нашего презрения. Но даже если допустить, вопреки всей очевидности, что эти писания не совсем лишены здравого смысла, и в этом случае, скажите на милость, какой дурак может млеть в экстазе перед тем или иным мнением просто по той причине, что оно изложено в той или иной книге?
– Разумеется, можно принимать чье-то мнение – ничего здесь предосудительного я не вижу, – но пожертвовать ради него всем счастьем своей жизни и спокойствием своего разума –
– это уж, извините, какое-то сумасшествие. Более того, если вы мне скажете, что библейские тексты подтверждают наличие ада, в ответ я приведу вам отрывки из этой знаменитой книги. Вот я открываю «Экклесиаст» и читаю:
«Сказал я в сердце своем о сынах человеческих, чтоб испытал их Бог, и чтобы они видели, что они сами по себе – животные. Потому что участь сынов человеческих и участь животных – участь одна: как те умирают, так умирают и эти, и одно дыхание у всех, и нет у человека преимущества перед скотом, потому что все – суета!
Все идет в одно место; все произошло из праха, и все возвратится в прах».
Что еще больше опровергает теорию загробной жизни, чем эти строки? Что убедительнее подтверждает точку зрения, отвергающую бессмертие души и оспаривающую смехотворный догмат об аде?
Так как же должен рассуждать здравый умом человек, когда он критическим взором взглянет на сию абсурдную выдумку о вечном проклятии рода человеческого за то, что когда-то был съеден запретный плод в райском саду? Как бы ни была непоследовательна эта глупая сказочка, как бы ни была она нам противна, позвольте мне ненадолго остановиться на ней, ибо в ней исходный момент рассуждений, приводящих нас к вечным адским мукам. Неужели беспристрастного рассмотрения данного абсурда недостаточно, чтобы убедиться в его нелепости? Ответьте, друзья мои: мог ли кто-то, преисполненный доброты, додуматься до того, чтобы посадить в своем саду дерево, приносящее прекрасные, но ядовитые плоды, а потом наказать своим детям, чтобы те не подходили к нему, добавив, что они умрут, если съедят хоть один плод? Да едва лишь узнав, что такое дерево растет у него в саду, этот бесконечно мудрый папаша должен был срубить его немедленно, тем более зная, что, отведав ужасных плодов, дети его погибнут сами и обрекут все последующие поколения на непоправимые несчастья! Однако же сказка говорит об обратном: Бог знает, что человек должен погубить себя и свое потомство, если попробует яблоко; выходит, Бог не только внушил человеку поддаться искушению, но в своей злобе не остановился и перед тем, чтобы устроить это искушение. Человек не устоял и погиб: он сделал то, к чему подтолкнул его Бог, к чему он призвал его и теперь любуется им – павшим и проклятым навеки. Я нахожу подобную жестокость и порочность беспримерными. Повторяю: я с радостью избавила бы вас от цитирования этого непристойного анекдота и не использовала бы его в своих рассуждениях, если бы не тот факт, что догмат об аде, который я желаю вырвать с корнем, – одно из самых естественных и самых мрачных последствий той давней истории в райском саду.
Разумеется, все это можно считать аллегорией, пригодной для минутного развлечения, но никоим образом не в качестве серьезного предмета спора, и достойной упоминания разве что вместе с баснями Эзопа или с неуемными фантазиями Мильтона, так как эти выдумки только на то и рассчитаны, между тем, как библейские заклинания, требующие нашей веры и лишающие нас законных наших удовольствий, таят в себе немалую опасность, и бороться с ними следует безжалостно и бескомпромиссно.
Так давайте осознаем, наконец, что факты, подобные тем, что составляют скучнейший роман, называемый Библией, представляют собой чудовищную выдумку, достойную упоминания лишь в той мере, в какой это не относится к нашему благу или нашему несчастью. Пора понять, что догмат о бессмертии души, который впервые был заявлен еще до того, как душа эта заслужила вечного блаженства или вечных мук, – самая беспардонная, самая вызывающая, самая грубая и неуклюжая ложь на свете; когда мы умираем – умирает все наше естество, точно так же, как это происходит с животными, и независимо – от того, как мы вели себя в этом мире, ровным счетом ничего не изменится для нас после того, как мы отбудем на земле срок, отпущенный нам Природой.
Нам всегда внушали, что вера в вечное наказание абсолютно необходима для того, чтобы держать в рамках нас, смертных, поэтому, мол, надо всемерно беречь и распространять ее. Но когда становится очевидным, что эта доктрина фальшива, что она не выдерживает никакой критики, мы должны признать, что в ней заключено много больше опасностей, нежели пользы, особенно если употреблять ее как основу морали и этики. Она принесет больше зла, чем добра, как только с ней столкнется человек, который, рационально исследовав ее, отбросит ее как фикцию, каковой она и является, и беззаботно бросится в океан злодейств, ибо в тысячу раз лучше не накладывать на человека вообще никаких ограничений, чем будет хоть одно, которое тот вздумает проигнорировать и нарушит его. В первом случае желание творить зло может никогда не прийти в его голову, но наверняка оно возникнет, если будет соблазн нарушить какой-нибудь запрет, так как в нарушении чего бы то ни было заключено еще одно удовольствие; так уж смешно устроен человек, что никогда он не любит зло так сильно, никогда с таким рвением не служит ему, как в те минуты, когда его от этого предостерегают.
Кто изучил человеческую натуру, должен признать, что все несчастья, все страдания, как бы велики они ни были, с расстоянием затушевываются и кажутся не столь ужасными, как те незначительные опасности, которые обступают нас вплотную. Очевидно, что угроза близкого и непосредственного наказания намного эффективнее и скорее удержит вероятного преступника, нежели грядущее в отдаленном будущем наказание. Что же до злодейств, не укладывающихся в рамки закона, разве людей не уберегут от них скорее соображения здоровья, порядочности, репутации и прочие светские условности, нежели страх перед
будущими нескончаемыми несчастьями, которые редко кому приходят в голову, а если и приходят порой, то обыкновенно как смутные бесформенные образы, от которых легко отмахнуться?
Чтобы судить о том, что скорее всего удержит людей от зла: страх перед жестокими вечными муками в другом мире или страх перед конкретным и близким наказанием на земле, допустим на минуту, что первый из этих страхов является универсальным, а второго не существует вообще, тогда легко представить себе, что мир тут же наводнят преступления. А теперь представим обратную картину: допустим, неожиданно исчез страх перед вечным наказанием, а боязнь близкой и осязаемой кары осталась, и мы не замедлим увидеть, что эта боязнь намного сильнее воздействует на человеческое поведение, чем наказание отдаленное, где-то там, в будущем, о котором забывают, едва лишь возгораются страсти.
Разве каждодневный опыт не служит убедительнейшим доказательством того, как мало значит страх перед наказанием в загробной жизни для тех самых людей, которые неистово в него верят? Догмат о вечных муках особенно распространился среди испанцев, португальцев и итальянцев, то есть среди самых развратных народов. Где вы встретите больше тайных преступлений, чем среди священников и монахов – тех самых, которые, казалось, должны до глубины души проникнуться религиозными истинами? Итак, мы видим, что очень редко приносит плоды догмат о вечных муках, зато часто встречаем примеры его отрицательного воздействия. Эта доктрина, неизбежно наполняющая душу горечью, в то же время рисует нам образы, показывающие Всевышнего в самом неприглядном свете; она делает сердце каменным и приводит его в отчаяние. Этот жуткий догмат воспитывает атеизм, безбожие, неверие, и всякий здравомыслящий и приличный человек приходит к выводу, что гораздо проще и удобнее вовсе не верить в Бога, что лучше признать его жестоким, капризным деспотом, сотворившим людей исключительно для того, чтобы ввергнуть их в бесконечные несчастья, сомнения и страхи.
Если уж вам так необходим кто-то всемогущий как основа вашей религии, по крайней мере постарайтесь создать себе безупречного Бога, ибо если у него будут дефекты, как, например, у вашего, основанная на нем религия в скором времени запятнает себя позором, а вы скоро обнаружите, что испортили и тот и другой компонент, смешав по неопытности их вместе.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики