науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Инструмент нашего Клода, сравнимый разве что с членом мула, имел больше двадцати сантиметров в окружности и сантиметров тридцать в длину, включая головку, и эту головку я, наверное, не смогла бы обхватить двумя руками. Это был самый благородный гриб, самый румяный гриб, какой только может представить человеческое воображение. Мало того: в силу какой-то прихоти матушки-Природы, какого-то чуда, которое она творит лишь для немногих избранных, Клод был оснащен тремя яичками… А как же они были велики и тяжелы в своей туго натянутой оболочке! Кстати, он признался, что за последний месяц не пролил ни капли спермы. Зато какой ливень хлынул во влагалище Клервиль в тот момент, когда божественная головка коснулась самого дна ее пещерки! И это неописуемое извержение унесло мою сластолюбивую подругу на седьмое небо. Удовлетворяя ее, Клод искусно ласкал пальцами мой клитор, и скоро исторг и из меня обильную порцию спермы. Монах в изнеможении откинулся назад, я завладела его членом и через некоторое время, благодаря умелым действиям, привела его в прежнее состояние.
Клод, оттолкнув мою руку, вновь приготовился нырнуть в разверзтое влагалище…
– Нет, нет, – проговорила Клервиль, отстраняя своего неистового любовника, – прежде пусть Жюльетта оближет мне клитор.
Клод, чтобы не оставаться безучастным в продолжение этой успокаивающей процедуры, одной рукой придерживал нижние губки моей подруги, другой ласкал мне влагалище; однако, словно норовистый конь, которого невозможно удержать в узде, через минуту Клод снова бросился в вожделенную пещеру, оттолкнув мою голову, но не убирая пальцев из моего влагалища.
– О, скотина, он же убьет меня! – заезжала Клервиль. – Клянусь спермой Всевышнего, я не могу больше терпеть эту пытку! Каждый толчок разрывает меня на куски, у меня уже не осталось спермы; ты можешь хотя бы поцеловать меня, свинья ты эдакая? Засунь же свой язык мне в рот, как ты сунул свою колотушку в мое чрево! О, гром и молния! Я кончаю… Но ты не смей этого делать, – быстро добавила она, сбрасывая с себя его тело быстрым движением сильных бедер. – Не вздумай кончить, я хочу еще раз побаловаться с тобой.
Однако бедняга Клод не смог больше сдерживаться и приготовился сбросить вторую порцию семени; увидев это, я схватила его член и, потрясая им, направила кипящую струю в широко раскрытую вагину Клервиль. Так я спермой тушила пожар, разгоревшийся также от спермы.
– О, лопни мои глаза! – взвыла Клервиль, поднимаясь на ноги. – Этот костолом едва не разорвал меня на части… Мне кажется, что ты не выдержишь этого натиска, Жюльетта.
Тем не менее она не отпустила монаха и начала усиленно растирать и разминать его копье; чтобы привести его в боевое состояние, она хотела взять его в рот, но инструмент служителя Бога не поместился там – она не смогла обхватить его даже губами; тогда распутница избрала другую тактику: вставила два пальца в его задний проход, очевидно, зная, что монахи, как прирожденные содомиты, не могут устоять против такого средства, и на ее вопрос, заданный с обезоруживающей прямотой и бесстыдством, Клод смущенно признался, что в молодости часто играл в такие игры со своими собратьями.
– В таком случае мы тоже будем содомировать тебя, – обрадовалась Клервиль и, перевернув Клода на живот, расцеловала ему ягодицы и пощекотала язычком анус. – Сейчас мы это сделаем, – деловито продолжала она, доставая неизвестно откуда взявшийся искусственный орган, – сейчас я стану твоим любовником. Наклонись, друг мой, я сама займусь твоей задницей, а после этого, если хочешь, можешь сделать то же самое с нами. – С этими словами она подставила свои ягодицы к самому лицу монаха. – Скажи, разве это хуже, чем куночка, с которой ты только что тешился? И пойми, дурья твоя голова, что мы шлюхи, отъявленные шлюхи, мы хороши с обеих сторон, и уж если мы приходим куда-нибудь сношаться, так для того, чтобы ублажить все части своего тела. Принимайся за работу, скотина, член твой уже готов: отделай эту юную прихожанку, которая так мило исповедовалась перед тобой, прочисти ей вагину, и пусть это будет для нее искуплением грехов; только постарайся как следует – так же, как старался со мной.
И она, взявши в руку чудовищный, налившийся кровью предмет, повернула монаха ко мне. Я лежала, раскинув в стороны свои похотливые ляжки и обнажив алтарь, жаждущий своего жреца. Однако даже я, великая блудница, повидавшая лучшие в Париже мужские члены, была неспособна сразу, без подготовки, принять его. Клервиль сжалилась надо мной: смочила слюной мои нижние губки и колоссальное полушарие, венчавшее инструмент Клода, после чего, надавливая одной рукой на мои ягодицы и медленно сокращая расстояние между мишенью и снарядом, ввела член на глубину нескольких сантиметров. Подстегиваемый нетерпением, Клод вцепился мне в бока, грязно выругался, застонал, разбрызгивая слюну, и с треском и хрустом взломал ворота. Крепость пала, но его торжество стоило мне дорого: никогда я так обильно не обливалась кровью с того самого дня, как потеряла невинность; однако острая боль скоро сменилась неописуемым блаженством, и на каждый выпад своего победителя я отвечала восторженным стоном.
– Спокойнее, спокойнее, – приговаривала Клервиль, удерживая моего всадника, – не дергайся так сильно: я не могу вставить эту штуку в твой зад; ты ведь помнишь, что я обещала совершить с тобой содомию.
Клод несколько притих, Клервиль раздвинула ему обворожительные ягодицы, и искусственный орган плавно вошел в его чрево. Эта операция, столь желанная и столь необходимая для распутницы, еще сильнее распалила его: он начал извиваться, громко стонать и скоро испытал оргазм. Я даже не успела выскользнуть из-под него, но если бы это случилось не так неожиданно, я все равно бы этого не сделала. Ведь опьяненный страстью человек глух к голосу рассудка.
– Теперь моя очередь, – заявила Клервиль, – и пощады ему не будет, Вот тебе моя жопка, бычок ты наш дорогой, видишь, как она изнывает от жажды; даже если ты порвешь ее в клочья, мне наплевать. Бери колотушку, Жюльетта, прочисти ему задницу, а я буду вкушать эти сладкие плоды, которыми ты только что наслаждалась.
Монах, вдохновленный моими ласками, роскошным зрелищем, Которое представляли собой ягодицы Клервиль, и манящей, как будто даже улыбающейся норкой между ними, не замедлил обрести твердость в чреслах; я облизала анус блудницы, потом священный дротик любимца христова. Но как тяжко досталось моей подруге это проникновение! Монах раз двадцать, дрогнув, падал духом и отступал и двадцать раз возобновлял приступ; зато настолько искусно действовала Клервиль, настолько умелы были ее маневры и велика ее жажда этого члена, что в конце концов он вошел по самые корешки волос в ее потроха.
– Он сейчас искалечит меня! – застонала она, едва это случилось.
Она хотела вырваться, избавиться от беспощадного меча, 'вонзившегося в ее нутро. Но было слишком поздно. Устрашающее оружие вошло в нее все, без остатка, и теперь составляло нерасторжимую живую –связь между нею и оруженосцем.
– Ах, Жюльетта, – отдышавшись, произнесла Клервиль, – оставь его в покое: он уже достаточно возбужден, теперь твоя помощь больше нужна мне, чем его заднице твоя колотушка. Иди ко мне и ласкай меня скорее, иначе я сейчас умру.
Несмотря на ее мольбы, я не оставила без внимания анус монаха – я просто прижала палец к клитору подруги и начала массировать его. И тут случилось чудо: благодаря моей нежной ласке она успокоилась и с восхитительным мужеством отдалась на милость победителя.
– В самом деле, – вздохнула она минуту спустя, – я переоценила свои возможности. Я не советую тебе, Жюльетта, повторять мой опыт: это может стоить тебе жизни.
Клод тем временем дошел до кульминации; он начал мычать, реветь, рычать, изрыгать нечленораздельные проклятия и, наконец, в самых потаенных глубинах сластолюбивого тела оставил свидетельство переполнявшей его радости.
Клервиль вышла из этого испытания истерзанная и как-то сразу поникшая; я встала на четвереньки, собираясь заменить ее
– Я запрещаю тебе, – непреклонно заявила она. – Не стоит рисковать жизнью ради минутного удовольствия. Ведь это не человек, а буйвол. Я готова поклясться чем угодно, что до сегодняшнего дня он не мог найти себе подходящую женщину.
И монах молча кивнул в знак согласия. Во всем Париже, признался он, только задница настоятеля могла выдержать его член.
– Ого! Так ты до сих пор с ним сношаешься? – спросила заинтригованная Клервиль.
– Довольно часто.
– Как же ты служишь мессы и отпускаешь грехи, если осквернил себя подобной мерзостью?
– А что тут особенного? Из мужчин самый верующий тот, кто служит множеству богов.
– Милые дамы, – продолжал священнослужитель, усаживаясь между нами и поглаживая наши ягодицы, – неужели вы всерьез думаете, будто мы уделяем религии больше внимания, чем вы сами? Мы находимся ближе к ней, поэтому лучше, чем кто-либо другой, видим всю ее фальшь; религия – не что иное, как нелепая фикция, однако она дает нам средство к существованию, а торговец не должен пренебрежительно относиться, к своему товару. Да, мы торгуем отпущениями грехов и божьими милостями так же, как сводник торгует шлюхами; но это не значит, что мы скроены из иного материала, чем прочие смертные, и не способны на страсти. Неужели вы считаете, что елейные речи, глупые ужимки и ухмылки являются достаточной защитой от соблазнительных укусов человеческого инстинкта? Совсем нет! Один мудрый философ сказал, что страсти, если их скрывать под рясой, становятся еще сильнее: их семена падают в самое сердце, чужой пример заставляет их проклюнуться, праздность служит для них удобрением, а случай приводит к обильным всходам. Именно среди духовенства, милые мои дамы, вы встретите настоящих атеистов: все прочие люди могут сомневаться, могут быть даже скептиками, но никогда не понять им бессмысленности высшего идола, между тем как среди служителей, коим поручено заботиться о его процветании, нет ни одного, кто бы не был убежден в том, что идол этот не существует. Все религии, известные на земле, полны непонятных догматов, невразумительных принципов, невероятных чудес, фантастических историй, и вся эта чушь придумана с единственной целью – оскорбить разум и плюнуть на здравый смысл, ибо все они, без исключения, основаны на невидимом Боге, чье существование по меньшей мере абсурдно.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики