науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

В два часа я отправлялась в Барьер-Бланш, где мои опытные и обладавшие большим вкусом поставщики ежедневно демонстрировали мне очередную партию живого товара: четверых свежих мужчин и столько же свежих женщин, которым предстояло в полной мере удовлетворять мои безгранично извращенные капризы. Чтобы дать вам хотя бы приблизительное представление об этом товаре, скажу, что ни один из этих предметов не стоил мне дешевле двадцати пяти луидоров, а очень часто я платила в два раза больше, поэтому можете мне поверить, что я получала самые превосходные экземпляры обоего пола; на этих смотринах мне не раз попадались женщины и девушки из очень приличного и даже высшего общества, одним словом, в том торговом доме я вкушала сладчайшие наслаждения. К четырем часам пополудни я обыкновенно возвращалась в город и обедала с друзьями. Не стану описывать блюда, подаваемые к столу: ничто в Париже не могло сравниться с ними по роскоши, утонченности и обилию, кстати, я была очень строга к своим поварам и виночерпию и требовала от них исключительного усердия; впрочем, не буду останавливаться на этом, так как вы достаточно знаете мою требовательность в этих вопросах. Быть может, гурманство – не столь уж великий порок, однако я числю его среди самых своих любимых, ибо всегда считала, что если не довести до патологической крайности один, даже самый малый порок, невозможно насладиться по-настоящему всеми остальными. После поистине королевской трапезы я обычно отправлялась в театр или участвовала в утехах министра, когда был день его визита.
Что касается моего гардероба, моих драгоценностей и украшений и моих капиталов, мне кажется, четыре миллиона будут слишком малой цифрой, чтобы оценить их, несмотря На то, что к тому времени мое знакомство с господином де Сен-Фоном длилось не более двух лет. Половину этой суммы я держала в золоте и часто, по примеру Клервиль, раскрывала крышки своих сундуков с сокровищами и предавалась среди них неистовой мастурбации. «О, как обожаю я злодейство! – стонала я, с вожделением оглядывая свои богатства и испытывая оргазм от одного этого зрелища, – Как прекрасно это золото, что дает мне средство и силы творить зло!» Да, милые мои друзья, от этой сладостной мысли я пролила целые моря спермы! Стоило мне захотеть новую безделушку, новое платье – словом все, что угодно, – и мой любовник, который терпеть не мог, когда я надевала на себя одну и ту же вещь чаще двух раз, немедленно удовлетворял мое желание, и за все это от меня требовалось совсем немного: пренебрежение к человеческим законам, разврат, либертинаж и неустанная забота о том, чтобы министр утолил все свои чудовищно мерзкие прихоти. Таким образом я получала вознаграждение за то, что потакала своим собственным вкусам, за то, что благодаря непрерывным излишествам похоти находилась в состоянии постоянного опьянения.
Вы хотите знать, как я себя чувствовала морально, пребывая в этой роскоши, сочетаемой с безудержными наслаждениями? Ну что ж, хоть у меня и нет особого желания говорить на эту тему, я расскажу вам все без утайки. Ужасающее распутство, в которое день ото дня я погружалась все глубже и глубже, настолько изъязвило и исковеркало мою душу, до такой степени отравили ее пагубные советы и примеры, среди которых проходила моя жизнь, что ни единого су из своих богатств я не. потратила на то, чтобы помочь умирающим от голода. Кстати, в ту пору в краях, где находится мое поместье, случился ужасный голод, и жители оказались в безысходном положении. Я помню эти жуткие сцены, когда вдоль дороги бродили и валялись брошенные родителями дети; то было время самоубийц, и толпы голодных и оборванных крестьян приходили просить милостыню к моему порогу, а я была тверда и неумолима и нарочно, подогревая свою, и без того не расположенную к милосердию, душу, швыряла сказочные суммы на устройство газонов и цветников в своем парке. Разве можно раздавать подаяния, с возмущением говорила я себе, когда ты блаженствуешь в будуарах с зеркальными стенами, выстроенных посреди парка, дорожки которого украшены мраморными купидонами, Афродитами и Сафо? Я спокойно взирала на несчастья, которые могли бы, кажется, смягчить даже каменные сердца, я спокойно смотрела на плачущих матерей, на голых детишек, на их истощенные голодом скелеты, плотоядно улыбалась и отрицательно качала головой, и в продолжение этих трудных месяцев спала еще крепче, чем прежде, и ела с еще большим аппетитом. Проанализировав свои ощущения, я обнаружила, что предсказания моих наставников сбылись полностью: вместо гнетущего чувства жалости в моей душе царило какое-то беззаботное и безмятежное волнение, вызванное злом, которое я творила, когда гнала прочь этих несчастных, а в моих нервах бушевал пожар наподобие того, что подогревает нас, когда мы нарушаем закон или попираем предрассудок. Постепенно я стала понимать, что нет приятнее ощущения, чем осуществлять такие принципы на практике; я поняла, что если нищета, вызванная злой судьбой, может быть сладострастным зрелищем для того, чей ум, наподобие моего, воспитан на таких доктринах, тогда нищета, причиной которой являемся мы сами, делает наше удовольствие во много раз больше; как вам известно, мое воображение исключительно плодотворно, поэтому оно начало бурлить, как кипящий котел. Логика здесь проста: до сих пор я черпала удовольствия от того, что отказывала умирающему от голода в подаянии, которое могло продлить его жалкую жизнь, а что если я стану непосредственной и единственной причиной его голода? Если так сладостен отказ от добрых дел, каким же неземным наслаждением станет зло, когда ты сама будешь творить его! Я загорелась этой мыслью, я долго смаковала ее, и вот наступил критический момент, момент, когда плоть возгорается от искры, поступающей из возбужденного до крайности мозга, когда человек особенно чуток к голосу своих желаний – самых острых и самых мощных желаний, перед которыми блекнут и, в конечном счете, отступают все прочие. Но это как сон – приснился и скоро забылся, – и вновь человек возвращается в мир осторожности и благоразумия, потому что возврат этот дается без всяких усилий. Дурные поступки, совершаемые в уме, не оставляют никаких следов в окружающем мире, и никому не вредят, однако они тревожат душу. Ага! – думает человек, – чем же станет для меня сам поступок, если от одной только мысли о нем так сладко заныло мое сердце? Искушение слишком велико, и жуткий сон обращается в явь, и явью этой становится злодейство.
Не далее, чем в одном лье от моего поместья стоял жалкий домишко, принадлежавший одному бедному крестьянину, некоему Мартену Дегранжу; на этой земле у него почти никого и ничего не было, Кроме его восьмерых детей и жены, чья доброта, приветливость и трудолюбие делали ее настоящим сокровищем для любого мужчины, и вы, может быть, не поверите, но этот приют бедности и добродетели возбудил мою ярость и мое вожделение. Очень справедливо полагают – и я могу подтвердить это, – что преступление – сладострастная вещь; не менее справедливо и то, что огонь, который она зажигает в человеке, воспламеняет факел похоти, тогда достаточно мимолетной мысли о преступлении, чтобы человек превратился в костер вожделения.
Отправляясь туда, я захватила с собой Эльвиру и баночку с фосфором; когда мы подошли к дому, я послала эту маленькую шельму вперед отвлечь хозяев и сказала, что через минуту присоединюсь к ней, после чего незаметно пробралась на чердак, прямо над комнатой, где спали эти бедняги, и спрятала горючее вещество в сено. Потом, так же быстро и незаметно, спустилась и вошла в дом; самая маленькая девочка с радостью расцеловала меня, мы с ней немного поиграли, затем я поговорила с ее матерью о хозяйственных делах. Отец предложил мне какой-то освежающий напиток и вообще был настолько гостеприимен и радушен, насколько позволяли его скудные средства. Однако я не изменила своего намерения и ничуть не смягчилась. Хотите знать, каковы были мои ощущения? Так вот, я внимательно проанализировала их и не обнаружила в себе ни грамма жалости – только восхитительное возбуждение, которое пронизывало каждый мой нерв: прикоснись ко мне кто-нибудь в тот момент, и я бы кончила десять раз подряд. Я осыпала ласками всех членов этой чудесной семьи, в чьи недра уже бросила своей рукой семя смерти; я великолепно вела свою партию: чем чернее было мое вероломство, тем сильнее зудилось и трепетало мое влагалище. Я подарила женщине какие-то тряпки и леденцов для ее отродья; мы простились и пошли домой, но я находилась в таком необыкновенном возбуждении, которое было бы уместнее назвать исступлением, что у меня подгибались колени, и Эльвире пришлось оказать мне помощь. Мы свернули с дороги в кусты, я подняла юбки, расставила ноги и не успели пальцы девушки коснуться моей промежности, как я испытала судорожное извержение – никогда до тех пор со мной не случалось ничего подобного.
– Что с вами, мадам? – удивилась Эльвира, которая, разумеется, не знала о моем поступке.
– Не разговаривай, ласкай меня… ласкай, – отвечала я, впиваясь в ее губы. – Просто у меня сегодня очень хорошее настроение, вот и все. Поэтому дай-ка мне свою куночку – я позабавлюсь с ней, и мы обе истечем спермой.
– Но что все-таки случилось?
– Случилось нечто ужасное, голубка моя, и поверь мне, что сперма, рожденная из мерзких мыслей и поступков, всегда течет особенно обильно. Так что ласкай меня, Эльвира, не останавливайся и ни о чем не спрашивай, ибо я должна кончить по-настоящему.
Понятливая девочка опустилась на колени, я обняла дрожащими бедрами ее голову, ее язычок скользнул между моих нижних губок и начал свое восхитительное путешествие…
– Разрази меня гром! – задохнулась я от восторга. – Так, так! Очень хорошо…
И тотчас мое семя пролилось на ее губы, нос и попало даже в глаза. Отдохнув, мы продолжили путь.
Домой я вернулась в неописуемом окрыленном состоянии; казалось, все самые сильные импульсы, все самые порочные инстинкты в едином мощном порыве вознесли в небо мою душу; я была в каком-то бреду, похожем на ярость; я была способна на любой, самый чудовищный поступок, была готова осквернить и втоптать в грязь и себя и все вокруг.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики