науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

VadikV


29
Наталия Осояну: «Невест
а ветра»


Наталия Осояну
Невеста ветра

Невеста ветра Ц 1



«Невеста ветра»: Эксмо; М.; 2007
ISBN 978-5-699-20665-0

Аннотация

Бескрайний океан полон опасно
стей: на его просторах моряков поджидают сирены, кракены. кархадоны и без
ымянные твари Ц те, после встречи с которыми не остается никого, кто мог б
ы об этом рассказать. Но моряки Ц бесстрашный народ, привыкший рисковат
ь. Вознеся хвалу Заступнице и полагаясь на всемогущего капитана, они отп
равляются в путь. Целительница Эсме еще не знает, что вскоре покинет родн
ой город и отправится на поиски древнего сокровища в компании темных, но
весьма примечательных личностей на борту пиратского корабля.

Наталия Осояну
Невеста ветра

И сказал Буревестник магуса
м так:
Обучая людей земных тому, что знаете сами, помните о моих словах!
Не отдавайте им огонь, ибо обратится он против вас.
Не позволяйте им оседлать ветер, ибо умчатся они так далеко, что вы не суме
ете угнаться следом.
Не учите их видеть сокрытое, ибо тогда настанет время Великого Шторма!
А если нарушите все три запрета, то упадет с небес Утренняя звезда, и дорог
а домой навсегда закроется для вас…
Книга Основателей

Не отказывай страждущему, не
жалей сил, не читай чужих мыслей.
Клятва Эльги



ШУМ МОРЯ

Холодное осеннее небо лишь слегка заалело на востоке, когда Фаби вышла и
з своей комнаты и быстрым шагом направилась к опочивальне принцессы Риз
ель. Она шла, не поднимая головы и не обращая внимания на поклоны слуг, поп
адавшихся навстречу. Совсем недавно челядь вовсе не старалась угодить д
евушке, занимавшей при дворе Капитана-Императора странное положение бл
агородной гостьи поневоле, но теперь она стала подругой прин
цессы и все изменилось.
В темных углах что-то негромко шуршало и потрескивало. За год пребывания
в Яшмовом дворце Фаби так и не сумела привыкнуть к странным звукам, котор
ыми тот полнился по ночам, а сама мысль о том, что во мраке по запутанным ла
биринтам коридоров бегают жуткие металлические твари, вызывала у нее ле
денящий душу страх. Поутру мехи всегда расползались по норам: стоило сол
нцу подняться над горизонтом, их уже не было ни видно, ни слышно. Те, кто вст
авал после рассвета, могли годами не встречаться с многоногими создания
ми, чьи поцарапанные панцири, если верить слухам, помнили времена, когда н
а месте Яшмовой твердыни мерры пасли морских коров. Мехи никого не обижа
ли: в худшем случае древний механизм, пробегая по потолку спальни, мог сва
литься на голову спящему. Конечно, приятного в этом было мало, но зато они
не воровали провиант из кладовых и не разносили чуму. К тому же мыши и крыс
ы во дворце не водились именно по той причине, что все подходящие для обит
ания щели облюбовали мехи.
Фаби знала, что ночные шорохи безопасны, но ничего не могла поделать с соб
ой: первое время, заметив краем глаза шевеление где-нибудь в дальнем углу
, она попросту замирала на месте. «Деточка, да ты дрожишь! Ц сказала как-то
одна из придворных дам. Ц Прямо как воробей!» С этого дня ее иначе не назы
вали.
Впрочем, прозвище было безобидным. Даже принцесса иногда ласково обраща
лась к ней «мой воробышек»: девушку угораздило быть настоящим воплощени
ем своего кланового знака. Маленькая и щуплая Ц в пятнадцать лет она выг
лядела сущим ребенком, Ц Фаби вечно оказывалась взъерошенной и невыспа
вшейся, а прислушиваясь внимательно к тому, что ей говорили, всякий раз ло
вила себя на том, что по-птичьи наклоняет голову.
Сущий воробей…
Когда маленькая птичка попадает в клетку, где сплошь орлы да ястребы, ей о
стается надеяться лишь на то, что съедят не сразу… а до тех пор, глядишь, и з
ернышко-другое перепадет. Терпение Фаби было вознаграждено, когда принц
есса Ризель объявила, что выбирает своей подругой ее Ц прови
нциалку, едва начавшую осваивать столичные манеры и не имеющую понятия о
сложных дворцовых интригах! Эта новость вызвала много шума, но с решение
м Ризель никто не отважился спорить: у принцессы, как поэтично выразился
придворный бард, было две тени Ц собственная и отцовская.
Впрочем, красивое слово «подруга» давало не только привилегии. Ее обязан
ности мало отличались от обязанностей простой служанки Ц подай, отнеси
, приготовь ванну. Такой высокородной госпоже, как Ризель, не могла прислу
живать обыкновенная женщина. А кто из магусов, благородных птиц, по добро
й воле станет слугой? Уж точно не ястреб, орел или ворон, а от ск
опы или чайки-крикуна Ризель и сама не приняла бы такой услуги. Вот и оста
вался один-единственный вариант Ц воробей. Маленький, скромный и совер
шенно безобидный…
Фаби замедлила шаг. В этой части дворца стены были из металла, и плоские ла
мпы в потолке заливали их потоками мерцающего красного света. Сразу неск
олько причудливо изломанных теней Фаби застыли на потускневшей от врем
ени поверхности, словно потеки запекшейся крови. Дверь мигнула зелеными
огоньками, узнавая подругу принцессы по прикосновению, замок приветлив
о щелкнул. Девушка смахнула с платья невидимую пылинку и вошла, опустив г
олову еще ниже. Тяжелый нрав Ризель был известен всем, и поэтому возвышен
ию Фаби удивлялись, но не завидовали: в первые две недели только ленивый н
е делал ставки, пытаясь развлечься, а заодно и подзаработать на позорном
изгнании выскочки-деревенщины.
Не вышло.
Дни шли за днями, и как-то раз Фаби поняла, что все больше воспринимает Риз
ель не как госпожу или Ее Высочество, а как старшую сестру, которой ей всег
да так не хватало. Принцесса была очень красива; ей посвящали поэмы, а за к
аждый танец устраивали дуэли Ц впрочем, случалось это редко, поскольку
Ризель не жаловала балы. Ее дни проходили в заботах, которые больше прист
али бы принцу, но так уж вышло, что никто другой не мог делать для Капитана-
Императора то, что делала Ризель.
Фаби вспомнила, как впервые помогала госпоже и подруге прини
мать ванну: тело принцессы казалось хрупким, словно сотворенным из молоч
ного опала, а татуировка на спине поражала воображение Ц казалось, две т
анцующие цапли вот-вот взлетят. Рисунок был непривычно большим; впрочем,
Фаби просто привыкла к знаку воробья, который можно было закрыть даже та
кой маленькой ладонью, как у нее.
Да, принцесса выглядела хрупкой… на первый взгляд.

…Ризель не спала. Она сидела за письменным столом, уронив голову на руки; г
устые длинные волосы цвета пепла закрыли лицо плотной вуалью Ц из-за ни
х ее и прозвали Белой Цаплей. Перед Ее Высочеством лежала раскрытая на се
редине книга, чьи листы пожелтели и выцвели от времени, а кожаный перепле
т крошился в руках. Фаби уже видела этот древний том и знала, что он собой п
редставляет. Когда-то в каждом семействе хранился такой же, но постепенн
о все они были потеряны Ц кое-кто сумел сберечь отдельные страницы, но ли
шь единицы могли их прочитать.
Священная книга Основателей Ц все, что осталось у магусов от прародины…

Ц А-а, это ты, Ц устало проговорила Ризель. Ц Я закончила перевод. Посмо
тришь?
Девушка подошла ближе, не дожидаясь повторного приглашения. Ей уже случа
лось знакомиться с переводами Ризель Ц та была искренне удивлена, когда
узнала, что молоденькая провинциалка не так уж плохо образована, быстро
читает и вырисовывает пером витиеватые буквы в лучших традициях искусс
тва каллиграфии. Хоть выбрали Фаби не за это, девушка поняла, что в глазах
принцессы ее значимость как подруги сильно выросла.
Исчерканные листы бумаги стоили дороже, чем полностью снаряженный боев
ой фрегат. Знатоков древнего наречия в Империи почти не осталось, и какой-
нибудь архивариус из Ламара или Лазурной гавани, не говоря уже о Ниэмаре,
с радостью продал бы душу лишь за право взглянуть на перевод Книги, выпол
ненный Ее Высочеством.
Ц Мы с каждым днем все дальше от прародины, Ц неожиданно проговорила Ри
зель, обращаясь скорее к самой себе. Ц Никто из почтенных ученых мужей не
сумеет прочесть и строчки из Книги, потому что они забыли наш язык. Я не мо
гу их винить Ц как его учить, если единственный текст на древнем наречии
хранится в императорской библиотеке и его нельзя копировать? Ц Ее усме
шка отчего-то показалась Фаби жестокой. Ц Спросишь, почему нельзя? Отвеч
у. Но сначала читай. Вслух…

«Шел год седьмой от Великого пришествия, и тогда собрались все неб
есные люди. Первым говорил Капитан Ворон, и сказал он так:
Ц Братья и сестры мои! Вижу я, что люди этого мира больше не ходят на
четырех конечностях, словно животные, и не едят плоть подобных себе. И это
хорошо!
Вторым вышел говорить Жаворонок, и сказал он так:
Ц Братья и сестры мои! Теперь люди этого мира знают, как растить пш
еницу и рис, бобы и просо. Больше не едят они траву, что стелется под ногами,
и водоросли, что прибивает волнами к берегу…»
Фаби раздвоилась. Одна ее половина послушно читала, пробираясь сквозь де
бри торопливого почерка Ризель, а другая лихорадочно размышляла, пытаяс
ь понять: в чем же здесь подвох? Неужели Ее Высочество решила испыта
ть свою подругу? Ведь даже ребенок знает, что небесным фрегатом, «Ут
ренней звездой», командовал Цапля, первый Капитан-Император


Ризель неожиданно нахмурилась.
Ц Ниже читай! Там, где про огонь.
Фаби пробежала глазами остаток записей и взяла следующий лист.

«…так говорил каждый из пятнадцати магусов, небесных людей, о благ
ах, что принесли они людям земным, а когда все закончили, снова встал Капит
ан Ворон и спросил:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики