науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Через несколько мгновений они врезались в отлогую косу песчаного пляжа, очутившись на северном берегу Тентю.
Йоши и Нами свели лошадей с шаткого настила. Йоши сказал:
— Возьми: ты заработал это, — и протянул перевозчику полный кошелек серебра.
— Я перевез вас для императора, — важно ответил старик, но, не раздумывая, схватил кошелек и спрятал его в набедренную повязку.
Путешественники сели на коней и поехали прочь от реки. Йоши обернулся и крикнул старику, который привязывал паром к маленькому пню:
— Не торопись возвращаться за другими людьми! Паромщик ответил, закрепляя причальный канат:
— Не торопиться? — Он удивленно поднял брови, — Я не сумасшедший и не поплыву обратно до завтра, а то и до послезавтра.
Йоши и Нами провели весь следующий день в трудной скачке. На второй день они переправились вброд через мелкую, но широкую реку Ои. Третий день застиг путников на побережье возле маленького приморского городка Окитсу, который когда-то был центром поместья князя Фумио.
Взгляд Йоши затуманили слезы, когда он увидел знакомые картины жизни обитателей этого края провинции. Тринадцать лет назад юноша Йоши стоял почти на этом самом месте и следил за работой солеваров. Его ноздри вздрагивали от едкого ароматного дыма костров, смешивавшегося с запахом гниющих водорослей. И сейчас все здесь было так, словно он никуда не уезжал. Каким наивным был тогда юноша Йоши — придворный щеголь, изгнанный без подготовки в суровую жизнь!
Йоши смотрел на женщин, таскавших к кострам соленую воду. Тяжесть ведер оттягивала им руки, сгибала их спины и плечи. Как слабы и жалки были их фигурки на фоне утонувшей в заливе косы Михо, похожей на кривой меч и поросшей могучими старыми соснами.
Теперь он с полным правом мог сострадать этим крестьянкам, чья участь так тяжела и однообразна. За тринадцать лет тяжких испытаний жизнь Йоши переменилась, развились его способности, расширился кругозор, а женщины все это время день за днем устало ходили по кругу, сгибаясь под тяжкой ношей. Они взвалили ее на себя еще детьми и постарели под ней.
Йоши произнес:
Песчаный серп и
Древние сосны Михо —
Здесь вечно люди
Гнут усталые спины
Под жизненною ношей.
Нами задумчиво кивнула. У нее не было жизненного опыта Йоши, но и ей этот пейзаж напомнил о днях, когда она была наивной и счастливой. В детстве Нами часто бывала на песчаном берегу с кормилицей и смотрела, как работницы солеварни ведут свой бесконечный хоровод. Стихи Йоши вызвали у молодой женщины слезы на глазах. Нами никогда не трудилась физически, но сейчас, после долгих дней тяжелого путешествия, она могла понять, каково приходится этим несчастным созданиям. Она вытерла лицо рукавом дорожной одежды и почувствовала, что прикосновение грубой ткани словно очистило ее душу.
— Я хочу взглянуть на дядюшкин замок, прежде чем мы покинем Окитсу, — сказала Нами.
— Это может увеличить грозящую нам опасность, — отозвался Йоши, — но мне кажется, будет неуважением к дому нашего детства, если мы не заглянем туда.
Старый замок Окитсу располагался на плоской вершине невысокой горы в полутора километрах от дороги Токайдо. Путешественники поднялись по каменистой дороге, минуя храм Сейкен-дзи, где Йоши когда-то молился. Когда они добрались до лужайки, на которой стоял замок, подступил вечер. Йоши и Нами обогнули купу берез, означавшую поворот тропы! Сейчас им откроется вид на родные ворота!
Путники замерли в удивлении: высокая стена, некогда окружавшая замок, превратилась в кучу извести и поросших травой камней. Ворота исчезли, на их месте едва виднелась балка-порог.
Замок сгорел до основания, и вокруг развалин вырос молодой лес. При виде этого запустения Йоши почувствовал, как горе сдавило ему грудь. Князь Фумио так гордился своим деревенским поместьем, он возводил его с любовью и терпением. А теперь то, что было одним из первых архитектурных ансамблей провинциальной Японии, стало кучами пепла и камня, чем-то инородным среди деревьев и кустов, шелестевших вокруг.
Там, где когда-то находился сад, кто-то разбил лагерь. Повозки и палатки были расставлены без всякого порядка, лошади и волы лениво двигались в лучах вечернего солнца, пережевывая траву. Йоши и Нами молчали, охваченные противоречивыми чувствами. Ни он, ни она не хотели произнести первое слово, боясь потерять контроль над собой. В это время к ним вразвалку подошел какой-то низенький толстый человек.
— Что вам нужно? — спросил он воинственным тоном.

ГЛАВА 25
Ноги у коротышки были кривые, брюшко вылезало из-под пояса. На круглом толстощеком лице выделялся красный нос — признак того, что толстячок не отказывал себе в удовольствии выпить.
— Это наша стоянка. Мы не желаем видеть здесь посторонних, — объявил он.
Коротышка был без оружия и не намного выше Нами. Его угрожающий голос звучал грубо.
Йоши самым мягким тоном, на который был способен, представился ему как самурай, путешествующий со слугой, и попросил разрешения переночевать.
— У нас не гостиница, — отказал коротышка. — Ниже, в Окитсу, есть дома, где можно остановиться на ночлег.
— Но уже почти стемнело, — спокойно ответил Йоши расшумевшемуся коротышке. — Мы хотели бы остаться здесь. Мы никому не помешаем.
— Да что вы говорите? — не унимался тот. — Откуда вы знаете, что мне мешает, а что нет? Словом, нечего толковать…
Он отвернулся от путешественников и крикнул:
— Шите, Шите, иди скорее сюда!
Высокий, хорошо сложенный юноша, которому подходило его имя — «шите», что значит «герой», — прибежал от одной из палаток на зов, едва не спотыкаясь от спешки.
— Да, Охана, я слушаю, — не успев отдышаться, проговорил он, поправляя свои хакама.
— Вышвырни этих нарушителей покоя с нашей стоянки, — приказал Охана тоном, не допускающим возражений.
— Но… Охана, мы же не купили эту землю и… Шите неуверенно взглянул на самурайскую одежду Йоши, на снаряжение его коня, стоявшего рядом.
— Мы ищем приюта и только, — сказал Йоши, но сделал Нами знак встать сзади него.
Она удивленно посмотрела на Йоши, но все-таки повиновалась. Йоши продолжил:
— Мы когда-то жили возле этого замка, и нам хотелось бы знать, что привело его в такой прискорбный вид. Может быть, вы имеете сведения об этом?
Юноша по имени Шите охотно ответил:
— Говорят, прежний хозяин поместья много лет назад бежал в Киото. Здешние крестьяне заняли его замок и поля. Однажды замок загорелся, и бездельники так растерялись, что дали ему сгореть дотла. Большинство крестьян давно разбежалось отсюда. Кое-кто остался, обрабатывает соседние поля, но таких немного. А мы всего лишь бедные бродячие актеры, играем «Дэнгаку». Мы останавливаемся здесь всегда, когда приезжаем в эти края.
— Спасибо, — поблагодарил Йоши. Шите повернулся к Охане.
— Пожалуйста, позвольте им остаться, — попросил он. — Они не желают нам зла.
Охана хрипло откашлялся. Он чувствовал облегчение от того, что ссоры не случилось: Шите, несмотря на свои имя и внешность, не был способен на геройские дела.
— Пусть ночуют на поляне подальше от наших палаток, — уступил Охана. — Нам надо репетировать, и я не хочу, чтобы они нам мешали.
Шите был доволен, как щенок, которому почесали брюшко.
— Вы можете остаться, — объявил он радостно. — Добро пожаловать в театр мастера Оханы.
Йоши и Нами разбили свою палатку возле руины наружной стены двора.
— Отказавшись от ссоры, мы добились своего, — сказал Йоши. — Где бы мы ночевали, если бы я вынул меч?
Нами ответила стихами:
Закаленный меч
Скрывается от света,
А путники спят,
Видя сны о прошлых днях,
Когда меч не был красным.
— Да, — похвалил ее Йоши. — Дни нашего невинного детства действительно остались в прошлом. Я могу попытаться вернуть себе первозданную чистоту души, но понимаю, что тогда мне придется искупать свою вину и расплачиваться за смерти, причиной которых я стал.
— Ты несправедливо обвиняешь себя. В жизни самурая часто бывает так, что нужно убить кого-то ради сохранения своей жизни… или чести.
— И тем не менее я хочу встать на новый путь: старый путь всегда приводил только к горю. Я не могу забыть о судьбе дяди Фумио.
— Ты не был в том виноват. Может быть, однажды мы узнаем, кто убил его и почему…
— Ты сомневаешься, что его убили из-за меня?
— Йоши, твои враги были его друзьями. Зачем им делать это?
— Чтобы досадить мне, они способны сделать все что угодно: убить Фумио, мою мать, тебя. Нами, им нужна моя голова. Я не боюсь за себя и с радостью отдал бы жизнь за тебя и матушку, но я должен теперь помнить о поручении императора. Ответственность за судьбу Японии лежит на моих плечах, и я считаю, что, если отложу мечи в сторону, боги позаботятся, чтобы моя задача была успешно выполнена.
Утром Йоши и Нами наблюдали за репетицией актеров. Бродячие труппы вроде театра Оханы кочевали по сельским местностям, давая представления на рисовых полях, в замках провинциальных князей и веселых кварталах маленьких городков. Представление было примитивным: маленькие сценки, грубые песни и акробатические номера.
В один момент Йоши шепнул Нами:
— Я уверен, что мог бы проделать все их трюки не хуже.
Она ответила с издевкой:
— Да уж, подходящее занятие для великого мастера фехтования!
К полудню влюбленные снова были в пути, Йоши настоял на том, чтобы ненадолго посетить храм Сей-кен-дзи.
Слава Амиде, храм не изменился. Йоши встал на колени перед статуей Будды и стал молиться, чтобы божественная мудрость направила его по верному пути. Он повторил свою клятву не обнажать меча для боя. Наконец, очистив душу, он вернулся к Нами, и они двинулись дальше по тропе, выходившей на дорогу Токайдо.
Йоши и Нами старались пробираться вдоль берега, держась в стороне от городов и провинциальных застав. Пересекая полуостров Ицу, они увидели Фудзияму, Вершина священной горы была белой и резко выделялась на темно-синем небе. Из кратера вулкана вырисовывались белые и серые струи дыма. Эти траурные цвета так взволновали Йоши, что он сложил стихи:
Над Фудзиямой
Дыма белые флаги
Напоминают
Прохожим, как мир хрупок,
Но их не долго помнят.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики