науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Через какой-нибудь час большая часть гостей была пьяна до бесчувствия. На пол валились куски еды. Некоторые гуляки уснули, уткнувшись в свои подносы. Какой-то самурай, вставая, споткнулся о ноги соседа и грохнулся в проход между помостами. Он тут же выхватил меч и, лежа на спине, бешено замахал им, угрожая неведомому врагу.
Только Кисо и Томое заметили, как Йоши увел Нами в ночную темноту.
Мрак был почти непроглядным. Стояла полночь второго дня лунного месяца, и в небе сияла самая тонкая улыбка Тсукийоми. Йоши вел молчаливую Нами в палатку, которая теперь была их супружеским домом.
Йоши разостлал футон, обнял молодую жену и нежно увлек ее на брачное ложе.
Они не были вместе со времени Этидзенской битвы. Йоши почувствовал резкую боль и привлек Нами к себе. Но еще большая боль пронзила ему сердце, когда он понял, что Нами просто покоряется ему, не испытывая прежней радости.
— Я люблю тебя, Нами! — прошептал он. Она чуть слышно ответила:
— И я люблю тебя, Йоши!
Он прижался щекой к ее щеке и ощутил, как колотится ее сердце.
Он понял, Нами плачет. Он почувствовал ее слезы на своей щеке и осторожно утер рукавом халата лицо любимой.
— Какой бы злой дух ни держал тебя в своей власти, мы будем бороться с ним вместе и победим, — прошептал Йоши.
Нами молча всхлипнула, ее плечи задрожали. Йоши положил левую руку поверх платья на бедро Нами и почувствовал, как она напряглась.
— Нами, мы наконец муж и жена, но я стану терпеливо ждать, пока ты не будешь готова. Я не грубое животное, которое может насильно овладеть женщиной… даже собственной женой.
Нами всхлипнула громче.
— Йоши, будь со мной! Обними меня. Приласкай. Может быть, лекари правы, и это злые духи терзают меня. Мне нужна твоя любовь. Помоги мне, Йоши. Излечи меня. Что бы я ни делала, не оставляй меня одну в этой постели. Я хочу тебя…
Ресницы Йоши намокли. Он ответил ей стихами:
Холодный месяц
Мне жестокой усмешкой
Казался в горе.
Теперь я вижу — улыбкой
Он согревал мне сердце.
Нами придвинулась к любимому и оплела его ногу своей.
Если мне еще
Отдано твое сердце,
Обнажи меня.
Будем любить друг друга.
Луна высушит слезы.
Как только Нами произнесла последние слова танки, злой дух, владевший ею долгие дни, исчез. Ее пульс забился быстрее, и она почувствовала мучительную, как боль, жажду любовной ласки, которую всегда испытывала до горького соития с Кисо. Ужас, казалось вселившийся в нее навсегда, был отринут. Нами хотела Йоши. Она хотела вернуться к жизни.
Тонкие пальцы Нами коснулись чресел возлюбленного, стали нежно поглаживать их, и через несколько секунд молодая женщина поняла, что он полностью готов к любви. Она наслаждалась трепетом рук, ласкавших ее тело, мягкими прикосновениями его ладоней к своей груди. Потом рука Йоши легла ей на бедро, и Нами развернулась к нему навстречу, как цветок раскрывается навстречу солнцу.
Лагерь почти полностью погрузился во тьму. Шум праздника постепенно сменился тишиной: последние пьяные голоса умолкли. Было слышно лишь стрекотание кузнечиков, обычное для начала десятого месяца, Изменчивый мир не сможет проникнуть сюда. Нами перекатилась на спину, с удовольствием слушая, как ее шелковые одежды, раскиданные по футону, шуршат под ней. Она помогла Йоши приподняться, привлекла его и направила, когда он склонился к ней.
Мир исчез для Нами, и все ее чувства сосредоточились в одном маленьком пятачке ее тела. Она ощутила поиск, вторжение, нажим. Горячая волна поглотила ее. Солнечная искра — огонь богини Аматерасу — зажглась в глубине ее существа, погасла, снова загорелась. И каждый раз, когда эта искра вспыхивала, она разгоралась все ярче. В ее мозгу с бешеной скоростью сменялись чудесные образы: Западный рай, цветы и сады, освещенные солнцем храмы, дворцы и сияющее небо. Нами смутно услышала крик Йоши. Она напрягла все силы своего существа и сама закричала в сладком исступлении.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
ГЛАВА 40
Лагерь Кисо был разбит в неглубокой долине, которую с севера замыкала гора Хиюти, самая высокая из северных гор. У ее подножия рос густой лес, где кусты тесно сплетались между собой под кривыми стволами старых деревьев. Эта полоса леса окружала примерно сто те возделанной земли, занятой полями и хижинами крестьян. Сюда вела всего одна дорога с востока.
Войска Кисо квартировали поначалу в своих военных палатках, Палатки были удобны в любое время года, кроме зимы, и Кисо приказал командирам организовать постройку более прочных жилищ.
Пехоту послали валить лес. Запряженные волами телеги на обитых железом колесах от зари до зари громыхали по дороге, подвозя бревна. Женщины, дети и старики плели из соломы крыши и забивали землей щели казарм.
Ставка Кисо расположилась у подножия Хиюти-ямы. Ее нарекли громко — Хиюти-дзё, крепость Хиюти, На самом же деле там была поставлена просторная изба с толстыми бревенчатыми стенами, окруженная высоким частоколом. Эта «крепость» была отрезана от равнины петлей мелкой речки, омывавшей подножия горы.
Под руководством Йоши неподалеку от крепости были построены учебный плац и додзе — школа военного дела. Армия, которой нечем заняться, теряет дисциплину.
Додзе имел в плане вид большого прямоугольника, обнесенного забором. Четыре длинные узкие казармы обступали центральную площадку. В них с минимумом удобств могло разместиться около двухсот солдат. Когда позволяла погода, стены, выходившие на внутренний двор, раздвигались и помещения легко и удобно проветривались. Юго-восточный угол двора додзе был отведен для выездки лошадей. Рядом, за высокой стеной, устроили тир для стрелков из лука. Остаток двора заполонили невысокие строения, соединенные крытыми переходами. В них размещались зал для обучения бою на мечах и копьях и классы тактики и военной истории. Там же стоял низенький домик, в котором поселились Йоши и Нами.
Интенданты Кисо делали все, чтобы обеспечить гарнизон провиантом и безболезненно пережить надвигающуюся зиму. Грубо построенные амбары ставили фасадами к Хиюти-дзё, узкие проходы между ними пересекались под прямым углом подъездными дорогами и образовывали сеть улиц. В амбары возле здания ставки загрузили пять тысяч коку риса, закатили сотню бочек сакэ, остальные объемы заполнили сушеной рыбой, вяленым мясом и дополнительным запасом соли. Склады возле плаца вместили пять тысяч коку бобов и иного корма для лошадей и волов.
Весенняя засуха 1181 года уничтожила урожай зерновых почти во всей Японии, но эта долина в Этидзене осталась плодородной. Небольшое озеро и мелкая река, живописно опоясывавшая Хиюти-яму, давали достаточно воды для полива, и крестьяне даже смогли сохранить свой скот.
Когда наступил двенадцатый месяц и начались снегопады, в лагерь стали приходить сотни голодных крестьян из соседних с долиной мест. Новичков охотно принимали, самых одаренных отправляли в военную школу. Йоши вставал до, зари и работал до полуночи обучая новобранцев фехтованию, тактике и верховой езде.
Нами, горевшая желанием заняться каким-нибудь полезным делом, предложила давать курсантам школы уроки каллиграфии, чтения и стихосложения. Военный совет отклонил ее предложение, посчитав такие уроки ненужной роскошью.
После свадьбы Нами полностью излечилась от владевшей ею гнетущей тоски. Томое редко навещала ее, занимаясь хозяйственной деятельностью, и молодая женщина большую часть времени проводила одна. Казалось, это ей даже нравится. Она с удовольствием «вила гнездышко» и делала записи в «дневнике из-под подушки».
В середине первого месяца 1182 года начались жестокие морозы. Таких холодов не помнили даже старики. Земля, которую высушила и выжгла безжалостная летняя жара, теперь стала твердой, как железо, и покрылась огромными снежными сугробами.
Во всех северных провинциях люди сжигали нажитое добро, чтобы согреться. Люди толпами уходили в леса, пытаясь раздобыть еду и дрова, и гибли тысячами. Бедняки, богачи, монахи торговцы замерзали в полях, их тела погребали мощные, как лавины, снегопады. Большинство трупов было обнаружено только весной, когда растаял снег.
Лагерь Кисо от северо-восточных ветров защищала гора Хиюти, но от снегопадов защиты не было. Много раз по утрам обитатели гарнизона просыпались в давящей тишине и обнаруживали, что лагерь засыпан слоем снега выше человеческого роста. Нет, даже самые древние старцы не могли вспомнить на своем веку такой суровой, беспощадной зимы.
В конце осени Кисо был непрочь пополнить свои войска крестьянами окрестных провинций, и те, кого голод выгнал из хижин, шли к нему толпами. Но вскоре Кисо понял, что, как бы просторен ни был лагерь и как много продовольствия ни лежало на его складах, в нем все равно не хватит места и еды для всех желающих.
Когда начались сильные снегопады, явилась еще одна тысяча человек. Им позволили зарабатывать себе на пропитание, расчищая улицы городка от снега. Они были последними, кого взяли. С этого момента приходящих стали гнать прочь. Часовые получили приказ стрелять в каждого, кто появится вблизи лагеря.
Но люди все шли и шли. Почти пятьсот тел занесло снегом возле ограды, прежде чем несчастные скитальцы поняли, что здесь их никто не ждет.
В длинные ночи из леса доносились жалобы тех, кого прогнали. Светлые точки вспыхивали в темноте: несчастные крестьяне собирались вместе вне досягаемости стрел и разжигали свои костры. Огонь грел, но не наполнял желудок. Недели превращались в месяцы, и костры постепенно стали исчезать. Дозоры сообщали, что, отчаявшись, голодавшие стали по ночам отрезать куски от замерзших тел, готовить их на кострах и есть. Наступила оттепель, и это какое-то время помогало несчастным выжить, но вскоре и тех, кто спасся людоедством, прогнал прочь вернувшийся холод.
Йоши сочувствовал жалобно умолявшим о спасении крестьянам. Он не забыл годы скитаний, когда был беглецом и прятался в горах, едва поддерживая свою жизнь, выживая такими мерзкими способами, что он выбросил воспоминания о них из своей памяти. Но, кроме сочувствия, Йоши ничего не мог предложить несчастным. Кисо был прав: он ничем не был обязан этим посторонним чужакам.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики