демократия как оружие политической и экономической победы
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ц Или так он думал. На «Полужизни» меня уже давно перестало что-либо во
лновать. Хотя я никогда и не говорила ему. К тому времени он приобрел казин
о и игровую индустрию, а с ней технологию, позволявшую нам общаться, даже г
оворить, даже (странно, но прекрасно) касаться друг друга. Он переехал сюда
, потом перевез меня. Мы перешли на время в казино, как бывает у всех влюбле
нных. Сколько мы пробыли вместе, годы… или несколько дней?
Вопрос относился не ко мне. Я ждал долгие минуты Ц или часы? Ц в молчании,
пока она снова не заговорила.
Ц Когда он умер, я взяла управление на себя. Казино, пара шахт, компания по
держанных машин и, конечно, Коррекция. Она подняла руку и показала мне мик
рофон, прикрепленный к ее все еще роскошной груди.
Ц Его голос, Ц сказал я.
Ц Я актриса. Он эксцентрик, затворник. Раз плюнуть.
Ц Тогда вы сами себе сторож, Ц заключил я. Ц Почему вы не отпустите себя
на волю?
Я протянул ключ (хотя решетка, через которую я вошел, оставалась незаперт
ой).
Она отпрянула от него, как от огня.
Ц Мир несет мне только ужас. Там все чрезмерно. Я хочу удалиться от него, а
не приблизиться к нему. Осо бенно теперь, когда мистер Билл умер.
Ц Почему же вы не отказались от «Полужизни»?
Ц Отказалась давно. Сразу после его смерти. Я ревновала, хотела последов
ать за ним. К несчастью, «Полужизнь» накапливается в мышцах.
Ц Как диоксид.
Ц Откуда вы знаете? Не важно. То, что мы построили, освободит меня. А освобо
дит меня любовь.
Ц Любовь?
Ц Жучок. Вы же помните маленького, томящегося от любви жучка.
Я рассказал ей, что случилось. В глазах моих внезапно заблестело нечто оч
ень похожее на слезы, но они исчезли прежде, чем я смог удостовериться.
Ц Все нормально, Ц сказала она. Ц Смерть подтвердила его жизнь. Важно т
о, что Бюро следило за вами, не зная, что александрийцы следили за Бюро.
Ц И вы им позволили? Ц в шоке воскликнул я. Ц Даже несмотря на то, что они
собирались уничтожить все, что сумели сохранить «Библиотечные алексан
дрийцы»?
Ц Нет огня без библиотеки, Ц ответила она. Ц Жизни без смерти, свободы б
ез тюрьмы, начала без конца. Только прослышав, что они в пути, я поняла, что к
pyг замкнулся.
Внезапно до меня дошло. Вот ее выход. «Огненные александрийцы» шли, чтобы
освободить ее. Красный свет сквозь отверстие, как стена огня, казалось, по
дтверждал догадку. Закат.
Ц Они придут, чтобы сжечь «Миллениум» дотла, Ц повторил я. Ц Они все уни
чтожат.
Ц Необязательно. Не все, Ц улыбнулась она. Ц Вы ведь старьевщик, не так
ли? Тогда принимайтесь за работу. У вас день, неделя, может, даже месяц. Выби
райте своих Бессмертных, несите их обратно на платформу. Бобы вывезут их.

Ц Куда?
Ц Разве вас это волнует? Когда-нибудь волновало? Бобы согласились верну
ть их в оборот, где они попытают счастья вместе со всеми остальными. На бло
шиные рынки. Бутлегерам. Кто знает?
Я увидел свой шанс.
Ц Я начну с Вильямса.
Ц Я так и думала, Ц сказала она. Ц И просила Лен-ни присмотреть за ним. И
знаешь что?
Она протянула пустую руку, и мне показалось, меня дразнят. Потом я понял, ч
его она хочет, и отдал ей обложку.
Дамарис залезла под матрас и вытащила пластинку, все еще в маленьком бум
ажном конверте, вложила в обложку, конверт в конверт.
Ц Вот.
Она вручила мне пластинку и проговорила низким хриплым мужским голосом:

Ц Теперь идите и делайте то, чему вас учили. То, зачем пришли сюда. Бессмер
тные там будут. Сколько и кто конкретно, зависит от того, что вы успеете до
прихода «Огненных александрийцев».
Ц Тогда что делает творца Бессмертным?
Ц Бессмертие означает только, что они получают еще один шанс.
Я сомневался. Однако у меня всегда возникали сомнения, и я никогда не позв
олял им мешать работе.
Я протянул ей руку, но она уже отвернулась на кровати. Я встал. Поднял реше
тку, потом остановился, посмотрел на Дамарис, легендарную кинозвезду, бо
гиню александрийцев, библиотечных и огненных, как оказалось, в последний
раз. И увидел только спину.
Ц Мне нужна еще только одна вещь, Ц проговорил я. Ц Проигрыватель.
Ц Что за черт? Ц ответила она голосом мистера Билла не поворачиваясь.
Ц Что такое проигрыватель?

ГЛАВА СОРОК ШЕСТАЯ

Ц Что такое, черт возьми, проигрыватель? Ц спросил Панама.
Я принялся описывать. Потом по сузившимся глазам понял, что он шутит, в сво
ем стиле. Панама провел меня в комнату за разгрузочной платформой, куда с
кладывали вещи из верхних комнат. Проигрыватель оказался точно таким, ка
кой я видел в Бруклине в школе Чарли Роуза, именно такой, какой я собирался
купить в подпольном клубе. Так давно. Он темнел красным и серым, серым, нап
омнившим мне о прахе, прахе, напомнившем о Бобе, Бобе, которого я бросил в п
очтовый ящик Ц когда?
Проигрыватель как раз поместился боком в тележку. Мне даже не пришлось в
ытаскивать Гомер. Ее задние лапы, да и все туловище в целом, съежились почт
и до микроскопических размеров, в то время как голова увеличилась. Получ
алось нечто похожее на тело белки с головой лошади. Меня перемена, однако,
не беспокоила. Она все еще со мной Ц вот что важно.
Альбом (уже не просто обложка от него) тоже влез в тележку. Да и Ленни, всегд
а готовый покататься, сел туда же.
Снаружи стоял день, судя по лужице света у двери. Только на погрузочной пл
атформе из всего «Миллениу-ма» я мог отличить день от ночи.
Я вышел обратно в вестибюль и нажал кнопку вызова лифта, потом девятнадц
атый этаж. Мне показалось правильным дать послушать запись и Генри тоже.
Я сел на кровать рядом с ней и закрыл глаза, когда зазвучала музыка, и сове
ршенно отчетливо увидел отца, стоящего в дверях в своей ковбойской шляпе
. Я чувствовал запах сигарет и бензина (теперь я знал, что это он) на его рука
х. Наконец-то я понял, что он собирался сказать. Он говорил голосом Гомер:

Ц Позаботься о собаке, сынок, мне пора в путь. Закончившаяся запись щелка
ла. Когда я открыл глаза, Генри все еще спала, однако в дверях стоял Панама,
тоже слушал.
Ц Нашли, что искали?
Ц Не ваше дело, Ц ответил я. Но я нашел.
Тогда я в последний раз видел Панаму, что полностью меня устраивало. Гора
здо чаще мне попадался Ленни. Он любил кататься на лифте, да и в тележке то
же. Он уже не мог сидеть на спине Гомер, как ковбой, поэтому ездил на краешк
е тележки, скрестив ноги. Так он становился похож на взрослого, вроде кукл
ы Фреда Астера.
Фред Астер Ц один из Бессмертных. Наверное, это действительно означало
только, что он получает еще один шанс. Фреда подобрал Ленни. И Хэнка Вильям
са, конечно, тоже. Я послушал запись еще раз, потом отнес ее на платформу. На
следующее утро (когда бы оно ни наступило) пластинка исчезла.
Итак, я снова стал старьевщиком. И чувствовал себя отлично. С помощью Ленн
и и с Гомер на буксире я прочесывал отель в поисках Бессмертных, выбирая о
дного знакомого и одного незнакомого из каждой комнаты, пытаясь действо
вать честно.
Иногда, когда я клал руку в карман, мне не хватало жучка. Но только чуть-чут
ь.
Именно Ленни нашел второго Вильямса. Мы прошли все комнаты «Миллениума»
и начинали сначала, и я удивился, что не заметил его раньше. Пластинка, нес
омненно, принадлежала Хэнку Вильямсу, те же песни в слегка другом порядк
е. Вместо того чтобы отнести его на платформу, мы оставили Вильямса на кро
вати Генри, чтобы иногда делать перерыв и слушать запись. Изредка мы прих
одили к ней и каждый раз видели одно и то же: Генри спала, сложив руки на оде
яле, свитер с синими птицами лежал рядом на подушке.
Со мной тоже происходило одно и то же: я поворачивался к двери (с закрытыми
глазами), и там, не в реальной жизни, а в моем воображении, стоял сам старик,
только молодой Ц не мой ровесник (а сколько мне сейчас?), но молодой в той ж
е степени, в какой молоды все, умершие в молодости. Бессмертный в некоем не
постижимом смысле.
Я вначале боялся наткнуться на Панаму, однако Генри все время лежала одн
а, как Спящая красавица в бюстгальтере с синими птицами.
К счастью или к несчастью, всему приходит конец. Мы с Ленни только сбросил
и очередной груз на платформу, когда он потянул меня за рукав и сказал:
Ц Хэнк вверху.
И я тоже его услышал.
Запись играла далеко наверху, на девятнадцатом этаже. Хотя звучала как-т
о не совсем правильно. Мы поехали наверх на лифте. Кто-то (Генри? Панама?) вк
лючил проигрыватель, но на иголку налип комок пыли, и она раз за разом пере
прыгивала назад на предыдущий желобок, повторяла одну и ту же ноту.
Ц Я так одинок… Я так одинок… Я так одинок… Я исправил ситуацию (подул на
иголку) и заново запустил пластинку. Ленни сидел на кровати матери, скрес
тив ноги в стиле Фреда Астера. Большие карие глаза Гомер были закрыты, и уж
е несколько «дней». Я закрыл свои, как только хриплый голос запел, и вот он
снова стоит в дверях, в шляпе, прямо как Хэнк.
Потом я услышал крик и открыл глаза, отец исчез. Ленни стоял, дергая волосы
и лямки бюстгальтера Генри. Внизу раздавались крики, гиканье и улюлюкан
ье.
Генри наконец проснулась. Она села с широко открытыми глазами, скинув с с
ебя Ленни и прижав одеяло к груди. Иголка тикала в одном желобке, опять зас
тряв:
Ц Я так одинок… Я так одинок…
Снизу послышались смех и нечто похожее на пение. Шаги. Разбитое стекло.
Ц Пахнет восхитительно, Ц заметила Гомер. Ц Время отправляться в путь
.
Я тоже почувствовал запах. Честный и понятный запах бензина, похожий на р
аспахивающиеся в разуме двери. И что-то за ним, что-то еще.
Дым.

ГЛАВА СОРОК СЕДЬМАЯ

У каждого есть нечто дорогое сердцу, что-то самое важное на свете. Жизнь
Ц только бесконечные поиски, определение этого нечто.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39
принципы для улучшения брака
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики