науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

- А пока что он согласился
пользоваться гостеприимством Сиона Трамбле в течение, пожалуй, двух
недель.
- Как это благородно с его стороны, - сухо заметил мажордом, - если
учесть, что Великий Князь настолько пренебрег своими обязанностями
радушного хозяина, что забыл предложить вот это самое гостеприимство. Вы
согласны последовать за мною в апартаменты князя Сиона Трамбле?
- С удовольствием. Только что мне делать с моим гостем? Я не решаюсь
оставить его здесь одного, как и не намерен ходить с ним всюду под руку.
- Верните его в темницу, - сердито бросил мажордом. - Для таких, как
он, вполне достаточно и такого гостеприимства.
- Великий Князь будет категорически против этого, - заявил Герсен. -
Ведь вы сами только что сказали мне, что он высказал пожелание, чтобы я
отпустил этого человека.
Мажордом несколько смешался.
- Совершенно верно.
- Принесите, пожалуйста, мои извинения князю, и спросите не
соблаговолит ли он встретиться со мною здесь.
Мажордом пробурчал что-то, беспомощно всплеснул руками, бросил
сердитый взгляд в сторону Падербуша и вышел.
Герсен сел напротив Падербуша.
- Скажите, - спросил он, - вам знаком некий Зеуман Отуал?
- Я слышал, как упоминалось это имя.
- Он - один из приспешников Кокора Хеккуса. У вас с ним много общего.
- Очень даже может быть - по всей вероятности, вследствие нашей
близости к Кокору Хеккусу... А в чем заключается это общее?
- В манере держать голову, определенном наборе отработанных жестов, в
том, что я мог бы назвать особым душевным настроем, свойственным в равной
степени вам обоим. Все это очень странно. В самом деле.
Падербуш в ответ только церемонно кивнул, но больше ничего не сказал.
Через несколько минут к двери подошла Алюз Ифигения, Герсен тотчас же
пропустил ее внутрь. Переведя взгляд с Герсена на Падербуша, она удивленно
спросила:
- Почему этот человек здесь?
- Он считает несправедливым одиночное заточение в темнице, поскольку
все его преступления сводятся лишь к десятку-другому убийств.
Падербуш по-волчьи оскалился.
- Я - Падербуш, Младший Рыцарь замка Падер. Никто в моем роду не был
настолько труслив, чтобы отобрать одну или пару жизней, не подвергая
смертельной опасности собственную.
Алюз Ифигения отвернулась от него и снова обратилась к Герсену.
- Каррай не вызывает у меня прежней радостной приподнятости. Что-то
изменилось. Чего-то не достает. Наверное, во мне самой... Мне хочется
вернуться в Драззан, к себе домой.
- А я-то считал, что в вашу честь планировалось устроить пышное
празднество.
Алюз Ифигения пожала плечами.
- Наверное, об этом уже позабыто. Сион Трамбле сердится на меня -
или, по крайней мере, не столь учтив, как раньше. - Она на мгновенье
скосила взгляд в сторону. - Может быть, он ревнует.
- Ревнует? С чего бы это ему ревновать?
- Ведь как-никак, но я и вы провели много времени, оставаясь наедине
друг с другом. Одного этого достаточно для того, чтобы возбудить
подозрения - и ревность.
- Занятно, - произнес Герсен.
Алюз Ифигения взметнула брови.
- Неужели я потеряла всю свою красоту? И разве не является совершенно
нелепым даже намек на возможность каких-то особых взаимоотношений между
нами?
- Я с вами совершенно согласен. И мы просто обязаны избавить Сиона
Трамбле от страданий, которые причиняет ему это недоразумение.
Он вызвал пажа и послал его испросить аудиенцию у Сиона Трамбле.
Паж вскоре вернулся и объявил, что князь не желает кого-либо видеть.
- Вернитесь к князю, - сказал Герсен, - и передайте Сиону Трамбле вот
что: завтра я должен отбыть отсюда. В самом неблагоприятном случае я
отправлюсь к северу от Скар Сакау в форте и каким-нибудь образом сам отыщу
свой космический корабль. А также уведомите князя о том, что принцесса
Ифигения намерена сопровождать меня. Сообщив князю обо всем этом,
справьтесь у него, желает ли он повидаться со мною?
Алюз Ифигения повернулась к Герсену.
- Вы в самом деле имеете в виду взять меня с собой?
- Если у вас есть желание вернуться в Ойкумену.
- А как же тогда Кокор Хеккус? Я считала...
- Мелочь, о которой и вспоминать-то не стоит.
- Значит, вы просто шутите, - уныло произнесла Алюз Ифигения.
- Нет, это серьезно. Вы пойдете со мной?
Она заколебалась в нерешительности, затем кивнула.
- Да. А почему бы и нет? Ваша жизнь - реальна. Моя же - как и всех на
Фамбере - далека от реальности. Это всего лишь оживший миф. Фрагменты
какой-то древней диорамы. Меня душит это двумерное пространство Фамбера.
- Очень хорошо. Мы покинем его в самом скором времени.
Алюз Ифигения взглянула на Падербуша.
- А как поступить с ним? - с дрожью в голосе спросила она. - Вы
освободите его или оставите это на усмотрение Сиона Трамбле?
- Нет. Он отправится вместе с нами.
Алюз Ифигения обомлела в изумлении.
- С... нами?
- Да. Но он будет с нами совсем немного времени.
Падербуш поднялся, потянулся.
- Мне наскучил этот разговор. Я с вами никуда не пойду.
- В самом деле? Даже не дальше Аглабата, чтобы встретиться с Кокором
Хеккусом?
- Я отправляюсь в Аглабат один - и прямо сейчас.
В три прыжка он пересек комнату, выбежал в сад, перемахнул через
стенку и исчез.
Алюз Ифигения бросилась в сад, к самой стене, затем вернулась к
Герсену.
- Зовите стражу! Он не может уйти далеко, эти сады являются лишь
частью внутреннего двора. Поторопитесь!
Герсен же, казалось, вовсе не был склонен выказывать какую-либо
спешку. Алюз Ифигения потянула его за руку.
- Неужели вы хотите, чтобы он сбежал?
- Нет, - неожиданно воодушевившись, произнес Герсен. - Ему никак не
спастись. Мы уведомим о его побеге Сиона Трамбле, который лучше нас знает,
как изловить его. Идемте.
Войдя в коридор, Герсен приказал пажу:
- Немедленно отведите нас в апартаменты Сиона Трамбле. Живо! Бегом!
Паж провел их по коридору в круглый вестибюль, затем повел дальше по
другому, устланному красными коврами коридору и остановился перед широкой
белой дверью, которую охраняли двое стражей в одинаковых белых одеждах и
черных стальных круглых шлемах.
- Откройте! - сказал Герсен. - Нам нужно немедленно встретиться с
Сионом Трамбле.
- Нет, милорд. Мы получили от мажордома распоряжение не пропускать
никого.
Герсен направил дуло лучемета на замок. Полыхнуло пламя, повалил
густой дым. Стражники протестующе вскрикнули.
- Отойдите в сторону и охраняйте коридор. Под угрозой безопасность
Вадруса!
Стражники, наполовину ошеломленные, в нерешительности переминались с
ноги на ногу. Герсен распахнул дверь и вместе с Алюз Ифигенией прошел
внутрь.
В передней они остановились. Мраморные статуи, стоявшие в нишах по
обе стороны, бесстрастно глядели на них сверху вниз. Герсен заглянул в
один из холлов, прошел под аркой, остановился перед закрытой дверью,
прислушался. В помещении за дверью явно происходила какая-то возня. Герсен
повернул дверную ручку - дверь была заперта. Снова воспользовавшись
лучеметом, он взломал замок и ринулся внутрь.
Полураздетый Сион Трамбле заметался в замешательстве по комнате. Он
открыл рот, что-то нечленораздельно прокричал.
- На нем одежда Падербуша! - задыхаясь, произнесла Алюз Ифигения.
И так оно и было на самом деле - на особой подставке висели зеленые и
синие одежды Сиона Трамбле, а сам он скидывал с себя грязную одежду,
которая до сих пор была на Падербуше. Вот он потянулся к шпаге, но Герсен
рубящим ударом выбил ее у него из рук. Тогда он бросился к полке, где
хранил различное другое оружие, однако Герсен уничтожил ее одним залпом из
лучемета.
Сион Трамбле медленно развернулся и бросился на Герсена, как бешеный
зверь. Герсен громко расхохотался, пригнулся, нанес удар плечом в живот
Сиона Трамбле, ухватился за мгновенно взметнувшееся колено противника и
швырнул его через себя. При этом он успел схватить его светлые волнистые
волосы, и, когда Сион Трамбле, сделал отчаянную попытку приподняться и
стать на ноги резко потянул их на себя. Мгновенно с головы Сиона Трамбле
слетели золотистые кудри, вслед за ними - и все лицо. Рука Герсена держала
за волосы теплую резиновую маску, безукоризненно прямой нос скривился
набок, безвольно обмяк рот. У валявшегося на полу человека не было лица.
Только голый череп, обтянутый тонкой прозрачной пленкой, сквозь которую
просвечивались бледно-розовые и ярко-красные лицевые мышцы. Из-под
обнаженного лба, над черным провалом ноздрей злобно сверкали лишенные век
глаза. Искривился безгубый рот, обнажив вдруг особенно бросившиеся в глаза
белые зубы.
- Кто... что это? - едва слышно спросила Алюз Ифигения.
- Это, - ответил Герсен, - хормагаунт. Это и есть Кокор Хеккус. Или
Билли Уиндл. Или Зеуман Отуал. Или Падербуш. Или еще десяток других. И вот
теперь пришло его время. Кокор Хеккус - ты помнишь налет на Маунт-Плезант?
Я явился для того, чтобы покарать тебя.
Кокор Хеккус медленно поднялся на ноги, вместо лица явив перед
Герсеном череп гниющего трупа.
- Когда-то ты сказал мне, что боишься только смерти, - произнес
Герсен. - Сейчас ты умрешь.
Кокор Хеккус издал только какой-то нечленораздельный хрип.
- Всю свою жизнь, - продолжал Герсен, - ты совершал одно гнусное
злодеяние за другим.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики