науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Старик нахмурился.
- Пожалуй, нет. У него довольно большие уши и нос. Глаза круглые и
близко посаженные. Он моложе меня. Хотя я слышал, что люди на Фомальгауте
взрослеют поздно из-за своей особой пищи, от которой желчь свертывается.
- Ага. Так он сандускер?
- Он на этом настаивал, причем в довольно экстравагантной манере,
которую я могу описать как тщеславие.
Герсен вежливо рассмеялся.
- У вас замечательная память. Вы думаете, что этот
сандускер-преступник живет в районе Парусного Пляжа?
- А почему бы и нет? Там как раз собираются такие непутевые люди.
- Это верно.
Отпустив еще пару реплик, Герсен поднялся и откланялся.
Слайдвей был параллелен эспланаде, тянулся далеко к северу,
сворачивал в туннель Лосассо и заканчивался на площади Мериш в центре
Парусного Пляжа. Герсен довольно прилично знал этот район; стоя на площади
и глядя на мелнойские высоты, он мог видеть дом, где некогда обитал
Хильдемар Даске. И мысли Герсена на мгновение стали меланхоличными... Он
заставил себя вернуться к сегодняшним делам. Отыскать безымянного
сандускера будет потруднее, чем было найти Хильдемара Даске, которого было
достаточно увидеть однажды, чтобы запомнить на всю жизнь.
Вокруг площади были невысокие строения с толстыми стенами, сложенными
из кораллобетона, окрашенного в белый, лавандовый, бледно-голубой или
розовый цвет. В ярком свете Ригеля они сияли и переливались разными
цветами и оттенками, так что окна и двери по контрасту казались совершенно
черными провалами. Вдоль одной из сторон площади тянулся ряд магазинов и
лавок, явно рассчитанных на туристов. Парусный Пляж, с его анклавами
инопланетных жителей, каждый со своими типичными ресторанами и лавками,
был уникален. Другого такого места было не сыскать во всей Ойкумене, разве
что в одном-двух районах Земли.
В киоске Герсен купил "Путеводитель по Парусному Пляжу", но там не
упоминался квартал сандускеров. Он вернулся к киоску. Продавщица была
маленькой, толстой, почти шарообразной женщиной с кожей, окрашенной в
бледно-зеленый цвет: возможно, она была из крокинольских Импов.
Герсен поинтересовался.
- Где тут живут сандускеры?
Женщина задумалась.
- Да их тут не так много. Спуститесь по Ард-стрит, и там найдете
парочку. Их попросили там поселиться, чтобы ветер относил вонь от их
стряпни в сторону моря.
- А где их продуктовый магазин?
- Если это можно назвать продуктами. Я называю это дрянью. Вы сами не
сандускер? Я вижу, что нет. Он там же, на Ард-стрит. Свернете вниз вон там
- видите парочку в черных плащах? Это и будет Ард-стрит. И берегите нос.
Герсен вернул "Путеводитель", который тут же занял прежнее место в
витрине. Он пересек площадь, прошел мимо двух бледных людей в черных
плащах и свернул на Ард-стрит. Это была скорее аллея, полого сбегающая к
воде. В первом квартале были расположены, в основном, частные и игорные
дома, источающие довольно приятный аромат ладана. Потом тянулся длинный
убогий квартал, переполненный ребятишками с длинными золотыми цепочками в
ушах, одетыми лишь в красные или зеленые рубашонки до пупа. Затем, уже у
самой воды, Ард-стрит расширялась и заканчивалась небольшой площадью.
Герсен внезапно оценил мудрость совета, данного продавщицей. Воздух был
действительно перенасыщен запахами, горько-сладкая органическая вонь
просто разъедала ноздри. Герсен поморщился и направился в лавку, откуда
исходили эти ароматы. Набрав полную грудь воздуха, он нагнулся и вошел
внутрь. Справа и слева стояли деревянные бочонки, содержащие пасты и
жидкости с погруженными в них предметами. Над головой висели связки
каких-то сморщенных сине-зеленых штуковин размером с кулак. Позади, за
прилавком, заваленным липкими розовыми сосисками, стоял парень лет
двадцати с клоунским лицом, одетый в расписную красно-коричневую рубашку и
с головой, повязанной черным бархатным платком. Он лениво опирался на
прилавок и без особого интереса наблюдал за тем, как Герсен пробирается
мимо бочек.
- Вы сандускер? - спросил Герсен.
- А то кто же? - Это было сказано с непонятной для Герсена
интонацией, включавшей множество оттенков: грустную гордость, причудливую
угрозу, показное смирение.
Парень спросил:
- Хотите поесть?
Герсен покачал головой.
- Я не принадлежу к вашей церкви.
- Хо-хо! - воскликнул парень. - Так вы знаете Сандуск?
- Только понаслышке.
Продавец ухмыльнулся.
- Вы не должны верить в эту дурацкую байку, будто мы, сандускеры -
религиозные фанатики, которые едят всякую мерзость вместо того, чтобы
бичевать себя. Это совершенное вранье. Послушайте, вы честный человек?
Герсен задумался.
- Обычно да.
Парень подошел к одной из бочек, нагнулся и достал комок блестящей
коричневой пасты.
- Попробуйте! Судите сами! Используйте вкус, а не обоняние!
Герсен обреченно пожал плечами и попробовал. Во рту сначала защипало,
затем словно что-то взорвалось. Язык прилип к гортани.
- Ну как? - спросил юнец.
- Если это возможно, - с трудом выдавил Герсен, - на вкус это еще
омерзительнее, чем на запах.
Парень вздохнул.
- Таково общее мнение.
Герсен вытер губы тыльной стороной ладони.
- Вы знаете всех сандускеров в округе?
- Ага.
- Я ищу высокого человека со слегка косящими глазами, без
указательного пальца на левой руке и с волосами, напоминающими хвост
кометы.
Продавец ухмыльнулся.
- А как его зовут?
- Я не знаю.
- Смахивает на Пауэлла Дарлинга. Он вернулся на Сандуск.
- Ясно. Впрочем, неважно. Деньги пойдут в провинциальную казну.
- Жаль. А что за деньги?
- Я ищу двух сандускеров, которые оказали услугу эксцентрично богатой
старухе. Второго, как мне сказали, тут тоже нет.
- А кто второй?
- Мне сказали, что он улетел с Альфанора месяц назад.
- В самом деле? Кто бы это мог быть?
- Его имени я тоже не знаю. Человек средних лет, с большим носом,
оттопыренными ушами и близко посаженными глазами.
- Это может быть Долвер Каунд, но он пока здесь.
- Что? Вы уверены.
- Угу. Спуститесь к набережной и постучите во вторую дверь слева.
- Спасибо.
- У нас принято платить за деликатесы, которые вы пробуете.
Герсен расстался с монетой и вышел из лавки. Воздух на Ард-стрит
показался ему чистым и свежим.
Набережная была перпендикулярна Ард-стрит; в шести метрах ниже на
берег набегали волны океана, прозрачные и сияющие, как сапфир, в лучах
Ригеля. Герсен свернул налево и остановился у второй двери - входа в
небольшой коттедж, все из того же кораллобетона.
Герсен постучал в дверь. Внутри послышались неуверенные шаги. Дверь
отворилась, и Долвер Каунд выглянул наружу. Он был старше и тяжелее, чем
думал Герсен, у него было красное круглое лицо и синюшные губы.
- Да?
- Я войду внутрь, если позволите, - Герсен шагнул вперед.
Каунд неразборчиво запротестовал, но посторонился. Герсен оглядел
комнату. Они были одни. Мебель была убогой, на полу лежал потертый
пурпурно-красный ковер, на плитке разогревался обед. Ноздри Герсена
непроизвольно дернулись.
Каунд, опомнившись, сделал глубокий вдох и выпятил грудь.
- Что означает это вторжение? Кого или что вы ищите?
Герсен окинул его мрачным взглядом.
- Долвер Каунд, в течение восемнадцати лет вы скрываетесь от
заслуженного возмездия.
- Что-что?
Герсен вытащил идентификационную пластину, похожую на удостоверение
МПКК, с фотографией под прозрачной семилучевой звездой. Он приложил ее ко
лбу и звезда вспыхнула. Долвер Каунд следил за ним, разинув рот.
- Я сотрудник Карающей Руки Нового Правосудия в Понтерфракте, на
Алоизиусе, Вега Три. Восемнадцать лет назад вам удалось обмануть
правосудие. Сейчас я объявляю вас арестованным. Вы должны вернуться для
нового слушания дела.
Каунд закричал высоким голосом, заикаясь от возбуждения:
- У вас нет никакого права! Здесь не ваша территория! И я вообще не
тот человек, которого вы ищите!
- Нет? А кого я должен арестовывать? Кокора Хеккуса?
Каунд облизал губы и глянул на дверь.
- Уходите. И не возвращайтесь. Я не желаю иметь с вами дело.
- Как насчет Кокора Хеккуса?
- Не называйте при мне таких людей!
- Либо вы, либо он должны предстать перед судом. В данный момент он
недоступен. Вам придется пойти со мной. Даю вам десять минут на сборы.
- Чушь! Анекдот! Чистый бред!
Герсен вытащил оружие и смерил Каунда тяжелым взглядом. Каунд
внезапно подобрел и замямлил:
- Подождите! Давайте поговорим, разберемся, где вы ошиблись.
Присядьте! Таков наш обычай. Выпьете?
- Варева сандускеров? Спасибо, нет!
- Я могу предложить что-нибудь попроще - аурак из Морской провинции!
- Отлично, - кивнул Герсен.
Каунд подошел к полке, достал бутылку, поднос, пару рюмок и налил
выпивку. Герсен потянулся, зевнул, притворяясь невнимательным. Каунд
медленно поставил поднос на стол и взял одну из рюмок. Герсен взял другую
и стал разглядывать прозрачную жидкость, ища легкие завихрения,
показывающие присутствие другой жидкости или зерен нерастворившегося
порошка. Каунд спокойно следил за его действиями. Он ожидал подозрений,
подумал Герсен, и ждет, что я потребую поменяться рюмками.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики