ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Но самое интересное то (здесь я еще не
разобрался до конца), что возникновение веры возможно (и, или - лишь, не
знаю!) - при воздействии внешней среды, которая посылает тебе страшные,
иной раз и кровавые испытания, позывные, дабы произвести тот единственный,
необходимый толчок на путь просветления и торжества духа!
Вера - это бодрость души и качество ее самосознания.
Воля - это направленность нашей души, способной рассмотреть в самой
себе, посредством разрозненных своих потенций, которые находились, как
возможности, самою себя.
Воля, она как и вера, имеет Высшее свое проявление - экстаз - это
уход в проявленный мир, отрицание пассивности, ее разноцветности
протекания, утверждения только своего "Я".
Мы целиком уходим в последующее развитие проявленного мира, где
выявляется элемент созерцания: великолепие форм, обманчивость красоты их,
и мы всем этим упиваемся, существуем в это время вне себя, сливаемся с
феноменальными проявлениями, срастаемся с ними, существуем их
существованием, а обратную сторону сути нашей мы направляем опытом, в свою
основу и фундаментируем в неприкосновенность свое "Я".
Иными словами, мы низвергаем себя и осуществляем!
Творчество! Таким великолепно и противоречиво, оно и происходит: мы
осознаем свое несравненное величие и тут же ниспадаем до своей мизерности
и незначительности. Но это может понять только тот, кто сам испытал магию
творчества.
И Воля и Вера едино принадлежат "чистому духу", связаны в одно целое
по происхождению.
Воля - это утверждение Веры вовне, а Вера, наоборот, - утверждение
Воли внутри себя!
Волю невозможно произвести без Веры, а Вера сопровождает всегда сам
акт воли!
"Короче говоря, - прочь сомнения, и вперед!" - это от меня.
Ну вот и написана крохотная частица моего сюрприза...
Итак, жди в гости!
Твой друг, - Сергей Истина.
До свидания, Юра!
До свидания - в Москве!

ПЕРВЫЙ ВЫХОД ИЗ ТЕЛА
- Стой! - крикнул покойник.
- Я никуда... Саша! Я никуда не пойду! - испуганно сказал я и с
невероятным трудом повернул прочь, но ноги!.. Мои ноги, будто ватные и
тяжелые!
- Нет! Ты пойдешь со мной, - заорал, сотрясаясь от гнева, покойник.
- Уйди прочь! - оскалился я.
- Идем! - злобно и торжествующе прошипел Саша, потянулся ко мне, и
схватил холодной рукою меня за руку, и сжал ее крепко, и начал тащить
меня. Его пальцы, словно когти, впивались в мою кожу.
Я метался взглядом по сторонам: какой-то двор, клочки двора, и в нем
- два низеньких деревянных дома, прилепленных друг к другу: один синий, а
другой зеленый. Боже мой, это же его двор! Саша в нем жил до смерти! Вот
на этом месте стоял в тот день его гроб. Я вырывался изо всех сил и
неуклонно продолжал пятиться к калитке: "Может, удастся выскочить на
улицу!.." - думал я.
- Нет... Нет! - сопротивлялся я, но покойник был силен. - Прочь,
нечистая сила, прочь! - орал я растерянно.
- Идем! - продолжал настаивать Саша. - Я уведу тебя в лучший мир! - И
он впивался мне в глаза безжалостно ледяным взглядом и снова тащил меня за
похолодевшую руку за собою.
Как из трясины, с огромным трудом, я вырвал свою руку. Я поднес ее,
обессиленно дрожащую, ко лбу своему и все же перекрестился! Я преодолевал
сопротивление Саши, который, в буквальном смысле, повис на моей руке,
пытался оторвать ее от лба, живота моего, одного плеча, другого! А я, в
остывающих усилиях, продолжал невероятное притяжение своей руки к себе и
молился, хотя рука пыталась вытянуться куда-то вперед и утащить меня. Я
молился, шатаясь от напряжения, и читал громко вслух молитву Господнюю...
и она помогла мне. И тогда я стал открывать глаза, просыпаться от этих
ужасов, а когда совсем пришел в себя, то застал себя лежащим на диване,
усердно крестящимся отяжелевшей и похолодевшей рукою, будто Саша продолжал
еще незримо виснуть на ней, больно уцепившись за нее, и я действительно
ощущал присутствие покойника и его мертвую хватку!..
Ото лба к животу, от живота к плечу одному, к плечу другому: ото лба
к животу, от плеча к плечу, ото лба к животу, от плеча к плечу...
Крестился я усердно.
Все рассеялось и угасло... Я окончательно проснулся, но была еще
ночь: я лежал в клейком страхе и боялся пошевелиться, ибо мне все
казалось, что покойник где-то здесь: вынырнет снова из ночного мрака моей
крохотной комнаты и злобно повиснет у меня на руке!.. Будто он притаился и
ждет, когда я закрою глаза...
"Отчего он так на меня зол?.. - раздумывал я, продолжая лежать в
оцепенении на диване. - В какой лучший мир он меня тащил?! Все... Больше я
не пойду к нему на могилу - никогда! Дьявол какой-то!.. Господи!.. Избавь
меня от лукавого! Прости, если в чем согрешил, и помоги, и укрепи!.."
Впрочем... Надо самому себя укрепить!..
Что это я, совсем раскис и ошалел от страха!
Я тут же встал с дивана, подошел к окну, отдернул тяжелую штору. Но
узорчатые снежные занавески на стеклах отдернуть нельзя было: из-за них не
видно улицы...
Я приоткрыл форточку, достал сигарету из ячейки отопительной батареи
под подоконником, я там сушил целую пачку, и закурил; ночной зимний холод
облил мне лицо, плечи, грудь, он стекал по ногам, и теперь я будто стоял в
незримой, ледяной луже по щиколотку.
Дым от сигареты уползал из комнаты в черную отщелину неба над моей
головой.
"Обычный сон... - думал я. - Это обычный сон... Но когда же... Когда
же я смогу выйти из тела!.." Я выбросил окурок в форточку и закрыл ее,
задернул штору, прошел через комнату, и лег на диван, и укутался теплым
одеялом. Я не уловил момент, когда уснул снова!..
Утром, в семь часов, меня разбудил будильник.
В девять я собирался посетить отделение милиции; документы, требуемые
от меня следователем Васильевым, теперь лежали приготовленные во
внутреннем кармане моей куртки. Чтобы ничего не забыть поутру, я
позаботился об этом еще с вечера, но нынче у меня появился иной план.
Я решил не направляться сразу же к следователю, а прежде заглянуть с
этими документами на прием к начальнику отделения милиции, некоему
Липкину, - именно эта фамилия значилась у меня в качестве подписи на моей
недавней повестке, я помнил.
Ровно в десять я уже был в отделении милиции у двери начальника, и
уверенно постучал в его дверь, и незамедлительно приоткрыл ее внутрь.
- Можно? - поинтересовался я, но тут же получил ответ:
- Ждите...
Я закрыл дверь. "Знакомый голос у этого начальника!.. - подумал я. -
Откуда же я помню его?.." - Это озадачило меня и я стоял и раздумывал, -
что делать дальше?..
- Молодой человек! Вы по какому вопросу? - спросила как-то
настороженно меня девушка, выглядывая в проем стеклянной перегородки.
- Мне по личному вопросу к Липкину!
- Липкин сегодня не принимает. Приемный день у него был вчера! -
скоренько сообщила девушка.
- Но я же не могу прийти вчера, мне надо сегодня! - отшутился я.
- Приходите в следующую среду: с двух до пяти и начальник примет вас,
- тут же подсказала девушка.
- Ну что ж! - сказал я. - Тогда мне остается идти в кэгэбэ.
- У вас что-то серьезное?.. - забеспокоилась девушка, потянулась
хрупкой рукою к телефонному аппарату и подняла, продолжая озадаченно
глядеть на меня, трубку, и поднесла ее к уху, все так же, не отрывая от
меня глаз.
- Да, да! У меня серьезное! - настойчиво и решительно подтвердил я.
А девушка уже откликнулась на голос, возникший в телефонной трубке:
- Это я, Лена, - ласково, будто подлизываясь к трубке, сказала она. -
Тут молодой человек пришел... Знаете?.. Да... Но... Он по очень важному
делу, говорит!.. Собирается идти в кэгэбэ, если вы его не примете
сегодня!.. - И она обратилась ко мне: - Начальник спрашивает, как ваша
фамилия?..
- Истина, Сергей Александрович, - подсказал я.
- Алло! - снова заговорила в трубку девушка. - Его зовут Сергей
Александрович Истина... Нет, нет... Это у него фамилия такая... Истина...
Ага!.. Сейчас спрошу!..
- Вы у какого следователя? - осведомилась девушка у меня.
- У Васильева, - бодро ответил я.
- Он у Васильева, - сообщила девушка в трубку. - Ага!.. Хорошо!..
Приглашу!.. Есть!..
Девушка положила трубку и предложила мне подождать немного. Сама же
вызвала по селектору Васильева из его кабинета и тот, минут через пять,
недоверчиво глянув на меня, прошмыгнул в кабинет начальника отделения
милиции, бегло поздоровавшись со мною на ходу. А еще минут через пять
девушка за стеклянной перегородкой вежливо предложила мне пройти в кабинет
Липкина.
Я сражу же вошел. Липкин что-то рассматривал в толстой черной папке,
Васильев стоял справа у стола своего начальника и переминался с ноги на
ногу, скрестив руки за спиной.
- Разрешите? - напористо, но не громко произнес я.
Липкин поднял взгляд от стола и осмотрел меня с ног до головы. Я тоже
оглядел начальника.
"Боже мой!.." - воскликнул я про себя от неожиданности.
Липкин улыбнулся мне, неприятно оскалившись при этом, словно
передразнил меня.
"Вот это да!.." - рассердился я.
А Липкин почесал о рукав свой ноздристый нос, и на рукаве осталась
влажная полоска. Мне стало противно, и я перевел свой взгляд на Васильева.
- Я требую официального объяснения, - заговорил я с убедительными
акцентами, - на каком основании меня незаконно преследует ваше отделение
милиции?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики