ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

.. Хотя
я же не знал, что меня ожидало тогда, - быть может, еще более, и наверняка
еще более, близкое соприкосновение с ними, но меня пугала неизвестность,
пусть даже самая прекрасная, и я прощал себе эту слабость, потому что еще
не имел я иного уровня Посвящения, а только догадывался о нем...
Итак, мне хотелось успеть победить в самый короткий срок земного
времени астральную волю Магистра, и вернуться, все-таки вернуться в земное
тело свое, дабы дожить свое воплощение во плоти. Вот почему я и ринулся по
первому пути к своей Победе, я ринулся уничтожить астральную волю дьявола
в его подчиненных по Астралу, только сделать это надо было вне ведения
самого Магистра, иными словами, отрубить руки и ноги дьяволу, да еще и при
условии, чтобы он этого - не почувствовал! Задача восстала из глубины
моего мышления не из легких. Но мне ничего не оставалось делать...
И я ринулся наудачу, пошел туда, откуда еще ни разу не возвращалось
мое воображение в живых...

НАУДАЧУ!
За подборку стихов "Память моя..." Игоря Золотова в коллективном
поэтическом сборнике "Счастливый сон" отвечала Зоя Карловна, ведьма с
основательным астральным стажем. С ослабления ее астральной воли я и решил
начать...
Но я не успел! Не успел опередить ведьму...
Поэтический сборник уже вышел в свет, когда я прибыл к Игорю Золотову
в гости, Игорь сидел на своем кожаном потрепанном диване, на котором, под
шелушащимся дерматином, упруго шевелились кулачищи пружин, они словно
поддавали в зад садящемся или встающему с дивана, это я испытал на себе,
когда позволил присесть своему астральному телу на параллельный земному
миру чувственный образ дивана.
Золотов как раз разлистнул книгу в том самом месте, на котором она
была открыта на зловещем экране Магистра.
- Надо же! - опечалился Игорь. - Опечатка! - Он говорил вслух. - Что
значит не дали верстки вычитать! Тянули два года, а тут на тебе: надо
быстрее, план, авторам рассылать верстки на вычитку - некогда! Вот же суки
проклятые! Долбаная страна дураков! - Игорь нервно отложил сборник в
сторону и, пошмыгивая носом, нагнулся, взял со стола валявшийся окурок и
прикурил его.
Отмахивая дым от лица ладонью, Игорь будто не курил, а тяжело вздыхал
и поглядывал искоса на досадное место в книге...
- Что же делать? - размышлял он. - Весь смысл стихотворения
испоганили, сволочи!
В Астрале я сидел рядом с Игорем, я знал, как ему помочь, но
раздумывал над тем, в какой форме это осуществить.
- Послушай! - произнес я в Астрале, и мой голос чувств громко
прозвучал в голове Золотова.
- Что-о? - оранул он в испуге и потом, чуть тише: - Что? Кто это?..
- Ты меня не знаешь, - продолжил я было говорить, как Золотов
мгновенно вскочил с дивана и, прихлопнув свои уши ладонями, стал
пристально и жалобно осматриваться по сторонам, будто выискивая владельца
голоса, и он так надеялся кого-нибудь увидеть! Я это чувствовал...
- Зря стараешься, - подсказал я Игорю. - Меня нигде нет вокруг, я в
тебе.
И тут случилось совсем для меня непредвиденное событие: Игорь кинулся
на колени перед старенькой иконой, висевшей в самом углу комнаты высоко
под потолком. Он стал, наспех бормоча "Отче наш...", озабоченно и бегло
молиться, так, будто его сей час вот-вот должны были силой оттащить от
Божьего образа.
Я продолжал сидеть на астральном диване Золотова и, честно говоря,
даже не ведал, что и предпринять в такой ситуации. Я никак не рассчитывал
на столь набожную реакцию Игоря!
- Успокойся же ты! - наконец не выдержал я.
- Прочь! Прочь, нечистая! - завопил Золотов, вскочил на ноги и
выбежал в прихожую. Здесь он, продолжая бормотать молитву, скоро оделся и,
страшно громыхнув дверью, уже через несколько мгновений очутился на улице.
Я проследовал за ним.
- Дубина! Я же тебе помочь хочу! - попытался я еще раз образумить
своего подопечного, но он только лишь плотно опять зажал свои уши ладонями
и устремленно ринулся в полубег по улице. Со стороны могло показаться, что
Золотов куда-то спешил отнести свою драгоценную голову, он словно боялся
уронить ее и оттого крепко стискивал голову руками. Прохожие расступались,
приостанавливались и пожимали плечами ему вслед...
Я же неотступно следовал за ним в надежде, что все-таки удастся войти
в контакт с Игорем.
Минут через десять Золотов суетливо вбежал в церковь: он пересек
храм, и остановился слева от алтаря, и упал на колени перед громадной
иконой Матери Божьей Казанской.
В храме я говорить не мог, потому что все было насыщено медитационной
энергетикой чувств и образов, в которой мои чувственные посылы Игорю тут
же растворялись.
- Царица Небесная! - возопил Золотов. - Прости меня, грешника! Отведи
от меня дьявола!.. Господи! Помоги мне, спаси меня! - неистово молился
Игорь и уже начал рыдать, густо всхлипывая, содрогаясь плечами.
Старушки пристально молились поодаль от него и время от времени
одобрительно кивали друг другу.
Игорь вскочил в растерянности, раскрасневшийся и заплаканный, и
подбежал к какой-то девушке, она драила церковный пол, состругивала с него
особой лопаткой налипшие капли воска.
- Девушка! - прохрипел, оглядываясь по сторонам, Игорь. - Он во мне!
- Что случилось? - переспросила она.
- Он во мне, - повторил Золотов.
- Кто? - подозрительно, но спокойно и непоколебимо посмотрела на него
девушка и заботливо прикоснулась к его плечу, пока Игорь молчаливо
ошаривал глазами углы церкви. - Ну, что с вами случилось? - добродушно
спросила она.
- Во мне кто-то говорит! - тихо признался Золотов.
- Ясно, - тут же подытожила девушка. - Вам необходимо молиться и
обязательно принять причастие! Вы крещеный? - засуетилась девушка возле
Игоря, обрадовавшись своей роли наставника.
- Да. Я крещеный, - доверчиво ответил поэт. - Боже мой! - снова
взмолился Игорь. - Он говорит все время во мне!
- Вы одержимы лукавым, и от него надо избавиться, - подытожила
девушка.
Я притаился в Астрале Храма поодаль от Игоря и девушки, и, честное
слово, они оба выглядели в моих глазах - заговорщиками против меня,
Лукавого!
"Боже мой! - подумал я. - Этого еще не хватало!"
Игорь было уже направился, озираясь по сторонам, на выход из храма,
как девушка негромко крикнула ему вслед:
- Обязательно по четыре молебна в трех церквах!..
И я оставил затею как-то помочь поэту, решил посоветоваться прежде с
Екатериной Васильевной. Конечно же было очень жаль, что пока не вышло у
меня подчинить, рассеять астральную волю Зои Карловны, но надежда унеслась
вместе с моим астральным воображением навстречу следующему астральному
бою. Теперь уже мне предстояло столкнуться с проделками художника...
"Я еще вернусь к Игорю Золотову!" - подумал я, нащупывая своим
воображением энергетические проявления недавно знакомой мне влюбленной
парочки из салона автобуса.
Как я уже и предчувствовал, я и здесь опоздал с предупреждением,
избежать "заклятия" дьявольски настроенной женщины влюбленным не удалось!
Воля художника торжествовала воочию: парень и девушка находились в
ссоре, и оба страдали от этого и даже не понимали, отчего же так вышло -
скорое расставание?..
А поссорились они совершено необычно! Собственно говоря, они даже и
не ссорились вовсе, а просто в один прекрасный день, в день, когда должно
было состояться их новое свидание, назначенное искренне и влюбленно с
обоих сторон, они почему-то не явились обоюдно в условленное место и в
условленный час!
В этот день, отчего-то, каждый из них находился у себя дома и
припоминал всевозможные обиды, нанесенные партнером, надумывал несусветный
смысл совершенно ветрено сказанным, невзначай, случайно произнесенным
словом и фразам любимого человека.
Так они просидели оба дома, абсолютно не зная, что они сидят оба!
Каждый из них был уверен, что их любимый пришел на свидание, но ушел
огорченный, и поделом ему!
Они сидели и взмысливали глубочайшую пропасть между собою, пропасть,
в образном русле которой, на самом сокровенном дне текли их одурманенно
медленные чувства. И грозила беда этим чувствам: утечь, просочиться из
русла в глубочайшие трещины невежества.
Вот уж воистину передо мною был живой пример того, как часто мы
тормозим, и порою даже вовсе останавливаем бег настоящего времени, если
начинаем думать прошлым, а в особенности чувственно думать, переживать его
заново! Да, да! Именно заново, слово "заново" как никогда уместно здесь!
Потому что мы действительно видим прошлое вторично, с высоты нашего
сегодняшнего опыта, а разве можно судить поступки детского, или, скажем,
более детского происхождения? Наверное - нет! Ибо жизнь остановить нельзя,
а можно только продолжать!
Человек, думающий прошлым, о прошлом - слепой человек, его душа горит
пламенем, и таким образом он бесцельно прожигает каждый свой сегодняшний
день. Такой человек мучительно выглядит со стороны для окружающих его
людей. У него все время что-то сосет в груди, и печальность и бесцельность
на пути его.
Забывать прошлое по возможности не надо, но и не надо его
чувствовать! Пусть оно будет лишь сверкающими камешками, холодными и
красочными, и из этих камешков иногда не помешает строить мозаику,
чувственную мозаику сегодняшнего дня.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики