ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

- выкрикнула последние слова растерянная Вика.
- Вика, - будто позвал свою подругу Божив. - Не пугайся меня.
- Ну да! Как же я могу не волноваться, если ты уже заговариваться
начинаешь, близких, - Вика всхлипнула, - не узнаешь...
- Ну что ты, хорошая, что ты говоришь... - зауспокаивал Юра свою
любимую. - Мне нельзя поступить иначе или ты не... - Божив помолчал
несколько мгновений, - не любила Сергея?.. - ропотно все-таки промолвил
он, как бы к чему-то прислушиваясь...
Вика отшатнулась от Божива, насторожилась, будто ребенок, что-то
натворивший, но еще не знающий: накажут ли его за это...
- Я... и сейчас... люблю... его, - надрывно и безнадежно, но с
непоколебимым оттенком уверенности в голосе, уверенности в том, что она не
лжет, проговорила девушка сокровенные слова, и похоже было, что эти слова
всего лишь заштрихованы, некогда, случайно залиты чернилами отчаяния, но
все-таки еще читаемы до сих пор трудолюбивой памятью...
Божив стремительно встал, шагнул от стула и отчаянно, будто прощаясь
- обнял безмятежно спокойную в этот момент Вику...
Но вдруг...
- Ты должен ему помочь... - проговорила девушка. - Ты... обязательно
сможешь... ему... помочь, Юра! - нарастало движение Викиных слов. - Помоги
ему, спасс...cи...спаси его!!! - неистово выкрикнула она...
Тишина остановила пространство.
Они стояли посреди комнаты, обнявшись: Юра, объятый любимой, а
Вика... объятая только что отзвучавшим... криком.
Время разрасталось во всю комнату и вскоре заполнило ее всю...
Времени становилось тесно.
Первой молчаливое пространство нарушила девушка, она будто шевельнула
губами тишину.
- Я беременна, - прошептала, целуя плечо Юры, Вика.
- Да-да... конечно, - ответил на ее ласку Божив.
- Беременна я, - словно попросилась в его глаза девушка. -
Беременна... - снова прошептали ее губы у самого лица Божива.
А мне стало неловко, я зависал рядом с ними, за кадром физического
плана, и мое невидимое присутствие немало мешало естественному общению
этих людей.
Я готовился сейчас, в этот выбранный мною вечер, к контакту с Боживым
и находился, в некотором смысле, в единой медитационной плоскости с
другом, мое невидимое присутствие сосредоточенно связывало, пластично
затормаживало личностность Юры. Его сущность будто бы присутствовала в
теле, но реакции на окружающее проявление пространства Земли не возникали
в соответствии с нормой человеческих представлений на этот счет, и
получалось: своеобразный энергетический ступор завораживал его сознание и
привычные скульптуры чувств опознавались, но с опозданием.
Но я не мог поступить иначе!..
Мне нельзя было удалиться и теперь: необходимость действовать
заставляла поступиться правилами хорошего тона, ибо... я выполнял записи
своего астрального дневника, а не капризы свободного художника.
Признания и смятения Вики мешали моим сегодняшним планам. Очень важно
войти в общение с другом: я не посмел переубеждать свое настроение, пусть
даже Вика и подумала в этот не принадлежащий ей вечер о безумии Божива.
Этот вечер принадлежит мне.
В этих раздумьях я несколько раз медленно облетел вокруг стоящих в
обнимку моих земных друзей. Астральная голограмма их физических тел, ярко
святящаяся, словно вращалась на планшете паркетного пола.
Юра продолжал не понимать происходящей ситуации.
Что-то предпринять, решительно действовать - я просто был обязан!..
Именно сегодня, а не в другое время, произойдет, улыбнется мне чудо,
которого я так неприкосновенно долго ожидал, восторг земного тела!..
И наконец, все-таки я решился...
Вход в Юрино тело был открыт, и я его прекрасно видел: оставалось -
воспользоваться им!..
Слава Богу, опыт подобного у меня уже имелся: но тогда, в теле
маленькой девочки, моей дочери Сабины, я не мог почувствовать всей полноты
и прежнего, подлинного вкуса земного тела.
"Вот оно, то самое, к чему ты стремишься, даже не осознавая истинно,
зачем тебе это нужно!.. - подумал я про себя о себе. - Что ж, давай, входи
и хозяйничай! Божив прекословить не будет. Он явно стремится помочь тебе
сам... Однако жестким же ты стал и бесповоротным, Сергей Истина!.. Да...
но иначе - нельзя. Вперед, и без сентиментальных пауз!.."
Я опускался вслепую, будто в темный подвал, доверху наполненный водою
или густым влажным трепетанием ветра. Медленно погружался я в земное тело
моего друга.
Божив стоял парализованным. Я-то мог это представить себе: как все
выглядело со стороны, для Вики. Но меня больше не волновало ничего на
свете, кроме погружения. Все равно когда-то, но должно было это произойти,
и неминуемо, иначе я не смогу победить в одиночку астральную шайку,
вернуться в свое земное тело для доработки собственной инкарнации, моего
теперяшнего воплощения на планете!..
Теперь я оказался в безмолвной и тесной темноте. Мне показалось, что
это мое состояние напоминает мне ту самую Вселенную комнату, в которой
проходил мой первый урок Астрала, некогда преподанный мне моим учителем,
Иваном. Ветер улегся, и я отчетливо ощущал необъяснимым пространственным
соприкосновением неподчиняющиеся моему волевому воображению контуры
чьего-то земного тела. "Туда ли я попал?!" - внятно и громко подумал я.
- Кто ты?.. Не молчи!.. - послышалось будто мне в ответ, а я
притаился в ожидании: что же проявится дальше?
И тут мое положение прояснилось: снова откуда-то издали до меня
донеслись простые человеческие слова, и сказаны они были знакомым голосом!
Именно не в обратно-чувственной символике Астрала, а как обычно, как
раньше я слышал их на Земле...
- Что с тобой, хороший мой, Юрочка?! - отзвучали слова.
Это говорила, несомненно, Вика!
Но слышал я ее голос приглушенным, и надо было когда-то очень сильно
любить его интонации, чтобы безошибочо узнать сейчас.
- Юрочка... - как я понимал, суетясь, причитала Вика, - ...пойдем,
отдохнешь, поспишь... Все хорошо... Хорошо, родненький?..
Я находился будто в глубокой пещере, а там, наверху, люди.
- Юра... Ты меня узнаешь? - как можно спокойнее, ласково промыслил я
свое обращение к другу и отчетливо насторожился в ожидании ответа.
- Вот... - донеслось опять же сверху. - Я слышу... он меня
спрашивает: узнаю ли я его!.. Он здесь, Вика! Во мне!..
- Не надо, Юрочка, не надо! - выкрикнула безумно Вика. - Не шути так
со мною... - рыдала она.
- Сережа, это ты?! - торжествующе прокричал Божив, что меня немножко
оглушило.
- Да... Это я... - как и прежде, на пределе спокойствия отозвался я
на оклик.
- Вика! - еще пуще прежнего завопил обрадованный Божив. - Он мня
слышит!! Слышит!!
- Господи! - рыдая, причитала Вика. - Прости его, милый мой Господи!
Отведи от него лукавого, спаси Юру, Господи!..
Божив не обращал внимания на стенания любимого человека, может
потому, что для него важнее была наша дружба или же дикая устремленность к
неведомому, а может, он услышал, узнал забытый от рождения голос, превыше
всего, своей Вселенной Родины...
- Как тебе помочь, друг?! - снова проорал Божив, заглушая рыдания
девушки.
- Прежде всего, не кричи... Я тебя прекрасно слышу.
- Да-да... - сконфузился Юра. - Конечно же я не буду кричать.
- Тогда вот что, - продолжил говорить я, - успокой сейчас Вику, идите
оба спать, а через неделю, когда ты немного свыкнешься с мыслью о
реальности существования нашего сегодняшнего с тобой общения, я снова
приду, - торопливо сказал я.
Божив молчаливо и покорно выслушивал меня, а девушка в смятении
чувств продолжала громко рыдать. На каждое движение Юры она взрывалась
причитаниями и молитвами, она неумолимо помышляла о безумии своего
спутника.
- Господи! Ну за что же мне это? За что ты меня наказываешь?! Юрочка,
молчи... Ничего не говори... - немного успокоилась она. - Пойдем спать,
хорошо?...
- Хорошо, - ответил мне Божив. - Хорошо.
- Ну вот и хорошо... - всхлипывая, обрадовалась Юриному ответу Вика.
И я удалился из тела друга...

САТАНА
Стою, а горизонт
как кафедра Земли,
Над ним Луна
как микрофон истории,
И переглядываются
вдали
Все звезды,
как глаза аудитории...
Я стоял теперь на астральной поверхности Земли, где-то на берегу
неведомого мне моря, да я и не хотел знать его имени! Стоял и распахнуто
созерцал доступные мне, в любой самый крохотный или самый взглыбленный
момент времени, звезды, стоял, опираясь на свои размышления, и целая
пучина моих чувств, с глубинами и отмелями, ласкалась у моих ног.
А Луна была какая прекрасная! Тогда... когда я посвящал ей стихи.
Сейчас же я могу, если мне это понадобится, дойти даже до горизонта и
осмотреть его как обычный предмет.
Боже! Как же мне мечталось и хотелось раньше, но теперь...
Удивляются мои удивления, где-то в стороне, поодаль, они больше не
ожидают меня. Я подарил им судьбу, я породил и воспитал их, и я им больше
не нужен и они мне. Им не понять меня, потому что я сам порожден
удивлением, сам удивление, и мне стало скучно, а мои, такие
осамостоятельнившиеся, удивления ныне обездивились, они, как и я прежде, -
хотят и мечтают.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики