ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Эта старушка, доложу я вам, настоящая красотка. Признаться, никак не могу отделаться от мысли, что она из потомства самого Черного Принца!
Несмотря на утвердившееся уже в душе Виктории убеждение, что рассуждения невежественного американца не стоят и фартинга, она взглянула на Майлза с плохо скрытым восхищением.
— Между прочим, так оно и есть. Ее папашей действительно был Черный Принц.
— Черный Принц! — воскликнул в сильнейшем волнении Майлз. — У вас на конюшне дочь Черного Принца, а вы не допускаете к ней жеребцов!
— Да говорю же вам — лошадь уже ни к чему не пригодна. Она, так сказать, на отдыхе.
— Глупости! Нет такой причины, которая бы помешала четырнадцатилетней лошади жеребиться. Разве что плохое здоровье… Как, кстати, у нее со здоровьем?
— Кажется, в этом смысле у нее все хорошо, — с сомнением в голосе произнесла Виктория.
— Тогда что вы теряете? Давайте подпустим к ней жеребца и посмотрим, что получится. Поверьте, получится что-то путное. Уж точно не узкогрудое и тонконогое создание — копия тех, что плодятся у вас на ферме.
Авторитетный тон, с каким была произнесена эта сентенция, неприятно задел леди Викторию, и она сразу же напустилась на Майлза:
— Позвольте заметить вам, сэр, что вас пригласили на ферму вовсе не для того, чтобы вы давали советы по улучшению породы наших лошадей. Поскольку вы, как я понимаю, не обнаружили на ферме ни одного жеребца, который бы привлек ваше внимание, не знаю, честно говоря, о чем нам с вами еще говорить и что обсуждать.
Майлз еще раз окинул взглядом помещение конюшни, сокрушенно покачал головой и согласился с мнением Виктории.
— Это правда, леди Виктория. Боюсь, что меня и впрямь не слишком заинтересовали жеребцы, которые выставлены у вас на продажу.
— Прекрасно. В таком случае позвольте мне откланяться, поскольку у меня еще много работы. — С этими словами леди Виктория, не дожидаясь ответа, повернулась на каблуках и направилась по проходу в глубь конюшни.
Майлз некоторое время наблюдал за тем, как она энергично шла мимо стойл, после чего повернулся к облюбованной им кобыле и погладил ее по носу.
— По-моему, мне не удалось заручиться доверием леди — ты как думаешь, а? — хохотнул он. — Но что бы там ни говорила твоя хозяйка, поверь, ты здесь самая красивая кобыла и единственная, кто заслуживает внимания его величества Кингз Рэнсома.
Спринг Даффодил подняла красивую голову и попыталась, играя, дотянуться губами до его светлого локона.
— Балуй! — весело крикнул Майлз, делая шаг назад. — Я понимаю, что мои волосы похожи на сено, но ведь не сено же это, в самом деле. — Похлопав напоследок лошадь по крупу, он отошел от стойла, направился по проходу к воротам и вышел из конюшни во двор.
Стоя за углом, Виктория наблюдала за его уходом. Когда дверь дома Пемброков захлопнулась за Майлзом, девушка вернулась через черный ход в конюшню и, подойдя к каморке сторожа, негромко позвала:
— Джордж!
В дверном проеме появился кривоногий старик, который радостной ухмылкой приветствовал свою хозяйку.
— Слушаю вас, мисс. Что-нибудь случилось с лошадьми?
— Да нет, — торопливо проговорила девушка, — в конюшне все в порядке. Просто я хотела задать тебе один вопрос.
— Да, мэм?
— Наша Спринг Даффодил… Как ты думаешь, к ней еще можно… хм… подпускать жеребцов?
Виктория в жизни не заговаривала с прислугой на такую тему, и поэтому теперь на щеках у нее расцвели алые пятна.
Джордж округлил подслеповатые глаза. Он никак не мог взять в толк, что могло заставить его хозяйку обратиться к нему с таким щекотливым вопросом. Почесав в затылке, он прошамкал:
— А чего такого-то? Конечно, можно. А что, кто-то говорит, что нельзя?
Виктория в смущении опустила глаза и с минуту Упорно разглядывала носки своих лакированных сапог.
— Ты хочешь сказать, что у нее… хм… все нормально?
— Нормально? Это в каком же смысле, мисс?
Виктория покраснела сильнее прежнего.
— Ну… нормально в том самом смысле… для этого дела — понимаешь?
Джордж снова поскреб в макушке.
— Оно конечно, мэм, мы понимаем… Ха… да у нее… это самое, как у молоденькой.
— Хорошо. В таком случае, когда у нее в следующий раз… хм… начнется… Я хочу, чтобы ты подпустил к ней Кингз Рэнсома.
— Кингз Рэнсома? — пролепетал Джордж в изумлении.
— Ну да. Кингз Рэнсома.
— Как скажете, мисс. Кингз Рэнсома так Кингз Рэнсома. Начиная с сегодняшнего дня глаз с кобылы не спущу — буду ждать, стало быть, когда у нее начнется.
— Хорошо, — сказала Виктория, подняла наконец на старика глаза и улыбнулась: — Извести меня обо всем.
Джордж кивнул.
— Ясное дело, мисс.
Помахав сторожу рукой, Виктория двинулась вдоль по проходу, заглядывая по пути то в одно, то в другое стойло. Старик же стоял и смотрел ей вслед, недоуменно покачивая головой.
— Это ж надо такое придумать, — бурчал он, — подпустить Кингз Рэнсома к Спринг Даффодил! Девчонка, должно быть, окончательно рехнулась.
Не вытерпев, Джордж старческой рысью потрусил к загончику, где находилась кобыла. Приложив козырьком руку к глазам, он подробно рассматривал кобылу, уделив особое внимание ее широкой груди и крепким, сильным задним ногам.
— С другой стороны, — задумчиво произнес он, завершив осмотр и облокотившись о дверцу стойла, — может, она и не рехнулась, а совсем даже наоборот… Мысль-то, кажется, неплохая.
Ухмыльнувшись, старик обратился к кобыле, словно к человеку:
— Слышь, старушка? Похоже, тебя снова хотят взять в оборот. Это на старости-то лет, а? И приведут к тебе не кого-нибудь, а самого Кингз Рэнсома. Хотел бы я знать, что ты обо всем этом думаешь?
И снова его взгляд остановился на задних ногах Спринг Даффодил.
— Кто знает, может быть, немного крови твоего папаши позволит извести эту проклятую напасть, когда лошадь засекает ногу. Напасть-то есть, только никто не хочет это признавать.
6
Виктория стояла перед огромным зеркалом, закалывая волосы на макушке. Она готовилась к вечеру, который давала леди Фиона в честь Майлза Уэлсли. Неожиданно распахнулась дверь, и в комнату пулей влетела Джорджия — раскрасневшаяся, с круглыми от возбуждения глазами.
— Это правда, Тори? — не успев перевести дух, с порога крикнула она.
— Что именно? — поинтересовалась Виктория, отворачиваясь от зеркала и устремляя вопрошающий взгляд на младшую сестру.
— То, что ты провела все утро с мистером Уэлсли?
— Ну уж и все — скажешь тоже! — Виктория, снова повернулась к зеркалу, чтобы уложить на место выбившуюся из прически прядь.
— Но ведь ты была с ним! Одна! В конюшне!
— Джорджия, ты же знаешь, что мистер Уэлсли приехал к нам, чтобы взглянуть на наших лошадей, Я всего-навсего показала ему несколько жеребцов, которых папа выставил на продажу.
Джорджия с разбега плюхнулась на кровать Виктории и уселась, недовольно надув губки.
— Какая же ты все-таки счастливица! Я с того самого дня, как приехал мистер Уэлсли, все ломала голову, как побыть с ним наедине хотя бы четверть часика, а ты, даже пальцем не шевельнув, провела с ним все утро!
Виктория чуть пощипала щеки, чтобы придать им требуемый модой девический румянец.
— Это все ничего не значит, Джорджия. Ничегошеньки.
— Для тебя не значит, — вздохнула Джорджия, — но скажи честно — разве он не прелесть?
— Прелесть? — рассмеялась Виктория. — Вот уж бы не сказала!
— Что-то я не совсем тебя понимаю, Тори. По-моему, Майлз Уэлсли самый красивый, очаровательный, я бы даже сказала, идеальный мужчина из всех, кого я когда-либо знала.
Виктория пожала плечами.
— У каждого свой вкус.
— Неужели ты не считаешь его хотя бы привлекательным?
— Нет. Этого я не говорила. Полагаю, на свете найдется немало женщин, которым нравятся улыбчивые, зубастые молодые люди.
— Зубастые?! Ты называешь его зубастым? Бог с тобой, у него самая обворожительная улыбка на свете! А волосы? Ну просто спелая рожь!
Джорджия минуту смотрела прямо перед собой, будто грезила наяву, потом повернулась к Виктории:
— Знаешь, Тори, в чем твоя беда?
Виктория с удивлением посмотрела на сестру.
— А я и не догадывалась, что у меня есть беда.
— Ну, — замялась Джорджия, — может, это не так уж серьезно, но все-таки… — Она помолчала и, в упор глядя на сестру, выпалила: — Я думаю, ты не проявляешь интереса к мужчинам, потому что… потому что в тебе нет романтики! Ты слишком практичная — вот что я тебе скажу!
— Джорджия, в твоих устах слово «практичная» звучит, как название какой-то болезни, — возразила Виктория, — а ведь многие люди считают, что практичность — это скорее достоинство, чем недостаток.
— Извини, дорогая, я не хотела тебя обидеть. Нет, правда, я вовсе не думаю, что в практичности есть что-то дурное. Просто я рассуждаю таким образом: поскольку ты — человек с логическим складом ума и напрочь лишена романтики, то не в состоянии воспринимать мир так, как воспринимаем его мы с Каролиной.
Виктория торопливо отвернулась от Джорджии, опасаясь, что выражение лица ее выдаст. Сказать по правде, мужские чары Майлза Уэлсли произвели на нее ничуть не меньшее впечатление, чем на сестер.
— Запомни, Джорджия, — не слишком уверенно сказала Виктория, — мужчина — это не только красивая внешность и проникновенный голос. И вам с Кэри, когда вы общаетесь с представителями противоположного пола, особенно такими, как Майлз Уэлсли, надо иметь это в виду.
— Ясное дело, — со смехом произнесла Джорджия, оттесняя Викторию от зеркала, чтобы бросить взгляд на собственную прическу. — Кроме внешности и голоса, следует принимать во внимание положение мужчины в обществе, его титул и, наконец, манеры и воспитание. Так вот, Майлз Уэлсли обладает всем этим в полной мере.
Виктория с сомнением на нее посмотрела.
— Возможно, богатство и титул у него имеются, но манеры? Сразу видно, что тебе не приходилось оставаться с ним наедине.
Джорджия бросила прихорашиваться и в изумлении воззрилась на Викторию.
— Почему ты мне все это говоришь? Он что же — обошелся с тобой грубо?
Перед взором Виктории предстали чувственные губы Майлза…
— Не то чтобы грубо, — пробормотала она, — но… как бы это сказать… он был дерзок, это точно.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики