ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Несмотря на всю пикантность ситуации, он не выдержал и расхохотался.
— Благодарю за комплимент, миледи!
Виктория в замешательстве посмотрела на мужа.
— Не понимаю, что здесь смешного? Я вовсе не хотела шутить.
Майлз заметил, что она смутилась, и со смехом пояснил:
— Прежде меня никогда не сравнивали с жеребцом.
Виктория вспыхнула.
— Боже, какая я глупая!..
— Ну, ну, успокойся, — сказал Майлз, испугавшись, что она снова замкнется в себе. — Поверь, я польщен.
Он опустился на кровать и снова заключил Викторию в объятия. Склонясь над ней, Майлз легонько касался губами ее нежной шеи, плеч, груди, атласной округлости живота. Спустившись чуть ниже, он замер и тихонько подул на черный треугольник шелковистых волос… И наконец поцеловал тугой нежно-розовый бутон сокровенной плоти.
Виктория застонала от наслаждения, и Майлз удвоил усилия, стремясь укрепить свою маленькую победу.
Почувствовав, что Виктория уже вне себя от возбуждения, он поднял голову и прошептал:
— Тори?
— Да? — еле слышно пробормотала она, не поднимая век.
— Прошу, посмотри на меня.
Она приоткрыла глаза, затуманенные страстью:
— Хочешь, чтобы мы сделали это сейчас?
Майлз кивнул:
— Хочу. Предупреждаю, однако, что в первый раз тебе будет больно.
Темные глаза Виктории расширились, и в них отразился неподдельный ужас.
— Вот и самое страшное…
— Не так уж это страшно, дорогая, — заверил Майлз. — Да, будет немного больно, но поверь — этого не избежать.
— Я знаю. Все говорят, что это просто ужасно.
Майоз прикрыл глаза и про себя выругал всех безмозглых баб, которые внушили его женушке эти глупые страхи.
— Тори, повторяю, будет больно всего только раз. Один-единственный.
Очень медленно и нежно он раздвинул ее трепещущие бедра. Девственное лоно Виктории дышало влажной истомой, и Майлз без труда вошел в нее. Дрогнув от боли, она подалась было назад, но Майлз, по опыту зная, что останавливаться нельзя, удвоил усилия и нежным поцелуем запечатал ее дрожащие уста.
— Прости меня, — прошептал он, когда ее приглушенный вскрик замер и в комнате наступила тишина. — Все, уже все.
Виктория едва сдерживала слезы, но облегченно вздохнула, ощутив, что боль стихает. Она немного расслабилась, и Майлз, ободренный этим, поспешил закрепить успех.
Он двигался плавно, размеренно, и Виктория, зачарованная этим ритмом, ощутила, как в самых недрах ее естества растет и ширится неведомый прежде сладостный жар. Упоительный восторг все рос и рос, заполняя все ее существо. Наконец она закричала от наслаждения, целиком отдавшись пьянящей новизне страсти.
Когда затих сладостный трепет, они долго лежали молча, не в силах разомкнуть объятия. Потом Майлз шевельнулся, поднял голову и, с улыбкой глядя на жену, спросил:
— Тебе понравилось?
Виктория ответила ему смущенной улыбкой:
— Ты был прав. Все это не так уж и страшно.
— А с каждым разом будет все лучше и лучше! — воскликнул Майлз. — Больше никакой боли, обещаю, — только радости плоти.
— Уж и не знаю, почему моим подругам это не нравится? — вздохнула Виктория и потянулась всем телом. — Должно быть, они как-то по-другому это делают. Не так, как мы.
Майлз хмыкнул:
— Точно. По-другому.
— Вот только одно меня огорчает…
Майлз удивленно глянул на нее.
— Огорчает? Вот как? И что же это, хотелось бы знать?
— То, что мы можем заниматься этим только раз в неделю.
— Раз в неделю?! Кто тебе это сказал?
— Мери Энн. Она говорит, что они с Томом занимаются этим раз в неделю — по субботам.
— Бог ты мой! — сочувственно вздохнул Майлз. — Бедняга Том!
— Что такое?
— Да так, это я о своем… — Он всмотрелся в лицо жены. Глаза у нее сами собой закрывались. — Тори?
— М-да?
— Послушай меня. Открой на минутку глаза.
Виктория с усилием приподняла веки.
— Слушаю.
— У любви нет ни законов, ни расписания. Люди занимаются любовью, когда им того хочется. Вот и мы будем делать это так часто, как только захотим. И не только по субботам или, к примеру, вторникам. Мы можем делать это каждую ночь — даже два раза за ночь, если уж на то пошло.
Майлз с минуту помолчал, потом улыбнулся и заговорил снова:
— Знаешь, Тори, если бы я тебя не нашел, я, наверное, сошел бы с ума.
Виктория сонно моргнула.
— Правда?
— Правда. Обещай мне, что не станешь больше от меня убегать.
— Обещаю. — Виктория тихонько вздохнула и провела рукой по его обнаженной груди. — Но ты тоже пообещай мне кое-что, хорошо?
— Все, что только захочешь.
— Тогда обещай, что сейчас ты заснешь, а потом, когда проснешься, будешь заниматься со мной любовью…
27
На следующий день Майлз отослал домой телеграмму, где с подобающим почтением уведомлял родственников, что Виктория найдена, а также предупреждал, что они с супругой некоторое время пробудут вне стен манора Уэлсли. После этого он приступил к углубленному изучению плотских прелестей и душевных качеств своей молодой жены.
Днем они гуляли, посещали лавчонки в расположенной неподалеку деревушке Уиггинтон, устраивали пикники на зеленой лужайке, находившейся на заднем дворе гостиницы, а потом отправлялись в номер и предавались любви.
Как только хозяин гостиницы и его жена утвердились в мысли, что Майлз и Виктория — молодожены, они стали относиться к ним без прежней предвзятости и сделали все, что было в их силах, дабы пребывание мистера и миссис Уэлсли в гостинице было приятным.
Для них готовили специальные блюда и ради них же доставали из погреба запыленные бутылки со старым вином.
Каждое утро, словно по мановению волшебной палочки, в их комнате появлялась ваза со свежесрезанными цветами.
Поначалу Майлз и Виктория намеревались пробыть в гостинице неделю, но время летело незаметно, и семь Дней превратились в четырнадцать, а когда подошла к концу третья неделя, хозяин гостиницы стал уже в шутку говорить своим приятелям, что молодая состоятельная пара решила провести у него под кровом остаток своих дней.
Однако все на свете кончается, поэтому когда Майлз осознал, что их импровизированное свадебное путешествие слишком уж затянулось, он решил, что пора возвращаться домой.
— Хочу тебе напомнить, Тори, что на следующей неделе Фиона и близняшки уезжают за океан, — сказал он. — До их отъезда нам с тобой необходимо решить, когда и к какой кобыле подпускать Кингз Рэнсома, и составить соответствующее расписание. Короче, нам пора уезжать.
Виктория подняла глаза от жареного барашка, которым она с аппетитом лакомилась, и с удивлением посмотрела на мужа.
— Ты хочешь, чтобы мы решали судьбу Кингз Рэнсома сообща?
— Разумеется, как же иначе? Это твой конь.
Виктория не могла скрыть своей радости и просияла.
— А я-то думала, что после брака ты возьмешь все заботы о лошадях на себя! Ведь теперь ты законный владелец конюшни и фермы.
— Хорошего же ты обо мне мнения, — заметил Майлз. — Мне и в голову не могло прийти лишить тебя твоего любимого занятия.
Виктория опустила глаза и застенчиво улыбнулась.
— С каждым днем ты все больше меня удивляешь, Майлз.
Майлз взял ее за руку и поцеловал в ладошку.
— Это хорошо или дурно, миледи?
— Это прекрасно, — прошептала она. — От тебя я вижу одно только добро.
Их глаза встретились, и они как по команде встали из-за стола, напрочь позабыв про обед.
Майлз прихватил со стола бутылку с вином и бокалы, и молодые торопливо направились к лестнице, которая вела на второй этаж.
— По-моему, эти двое уедут отсюда, основательно похудев. Не припомню случая, чтобы они доели обед до конца, — проворчала жена хозяина гостиницы, убирая со стола.
Хозяин хохотнул и подмигнул супруге.
— Все дело в том, Клара, что они не больно-то нуждаются в пище. Живут, как говорится, одной только любовью. Ведь и у тебя, девочка, были такие денечки — помнишь?
Сорокачетырехлетняя Клара взглянула на своего пятидесятисемилетнего мужа и, улыбнувшись, кивнула.
— Конечно, помню, Уил, — сказала она. — Хотя с той поры прошло уже почти тридцать лет, женщины такого не забывают.
Уил обнял супругу за грузную талию и привлек к себе.
— В шестнадцать лет ты была прехорошенькая! Парни за тобой табуном ходили.
Клара покраснела от удовольствия и игриво пихнула своего лысого пожилого мужа в бок.
— Возвращайся к стойке, Уил Вайнсток. А то я так разомлею, что и работать не смогу.
Прежде чем отправиться к стойке, Уил запечатлел на пухлой щеке жены звучный поцелуй.
«Если эти двое наверху так же счастливы, как когда-то были счастливы мы с Кларой, — подумал он, — то им, можно сказать, здорово повезло».
Возвращение Майлза и Виктории было триумфальным. Едва они появились в самом начале подъездной аллеи, как Сет и Натан выскочили из дверей манора Уэлсли и в два голоса завопили:
— Ma, па, идите сюда скорей! Майлз и его жена едут!
Джеймс и Мери поспешили на зов мальчиков, что бы приветствовать молодых. Когда Виктория спешивалась, Мери пристально за ней наблюдала, и то, что она увидела, ей понравилось. Молодая женщина лучилась довольством, из чего можно было заключить, что ее ссора с Майлзом улажена наилучшим образом.
— Ну-с, молодые люди, где пропадали? — спросил Джеймс, когда они все вместе шли к дому.
— Мы остановились в маленькой гостинице неподалеку от деревушки Уиггинтон.
Джеймс кивнул.
— Помню, ты упоминал это название в телеграмме. А где вы еще побывали?
— Нигде. Мы в основном оставались в гостинице. Там… там было очень мило.
— Не сомневаюсь. — Глянув мельком на жену, Джеймс многозначительно ей подмигнул и получил в ответ понимающую улыбку.
— Хорошо, что вы успели к обеду, — сказала Мери, обращаясь к Виктории. — Нам с Джеймсом просто не терпится послушать ваши с Майлзом рассказы о путешествии.
Виктория натянуто улыбнулась и одарила Майлза беспомощным взглядом. Она не имела представления, как объяснить родителям мужа, что заставило их с Майлзом три недели почти безвылазно сидеть в гостиничном номере.
— Хм… Мы с женой были бы не прочь освежиться с дороги, — проговорил Майлз, положив руку на плечо Виктории. — Надеюсь, с обедом можно подождать четверть часика?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики