ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Дух у меня, конечно, рыцарский, но не настолько, чтобы я согласился на вынужденный брак! — выпалил Майлз.
— Майлз, — выразительно вздохнула Регина, — у тебя нет выбора. В сущности, не так уж и важно, что и как происходило между вами в конюшне. Важно, что репутация девушки погублена — и лишь ты один в силах это исправить.
Майлз нахмурился и сердито посмотрел на виконтессу.
— А ведь все происходящее тебе ужасно нравится, не так ли? Ты с самого начала хотела, чтобы я женился на Виктории, и вот теперь считаешь, что для этого нашелся достойный предлог.
Регина не обратила ни малейшего внимания на его нахмуренные брови и сердитый взгляд.
— Не стану скрывать, мне доставит большое удовольствие видеть, как вы с Викторией пойдете под венец. Но если ты полагаешь, что разыгравшийся вокруг доброго имени Уэлсли скандал тоже мне по нутру — то тут ты заблуждаешься.
Майлз шумно вздохнул и уставился на носки своих сапог.
— Честно говоря, я не знаю, что и делать. Даже если я сделаю Виктории предложение, а она его примет, я, возможно, до самой смерти буду считать, что наш брак был заключен потому, что на нас со всех сторон давили — и люди, и обстоятельства.
— Ты что же — не веришь, что девушка в тебя влюблена?
— Я этого не знаю. В чем я действительно уверен, так это в том, что нас сильно тянет друг к другу.
— Это очевидно, — хмыкнула Регина.
Майлз поднял на нее глаза.
— Ты думаешь, взаимного притяжения достаточно для счастливого брака? Ты уверена, что из этого чувства разовьется любовь? А если нет? Тогда, стало быть, мы просто обречены влачить тягостное существование?
Регина окинула внука полным сочувствия взглядом.
— Майлз, никто, кроме тебя, на эти вопросы не ответит. Тем не менее хочу тебе напомнить старую истину: счастья в бесчестье не бывает. Ты — потомок благородных людей, которые носили фамилию Уэлсли и ставили свою честь превыше всего. Это давняя и рыцарская традиция, которая, я уверена, найдет отклик в твоем сердце.
Майлз хмуро кивнул и вслух добавил:
— Это все, конечно, прекрасно, но мне, прежде чем принять решение, все-таки хотелось бы посоветоваться с отцом.
— Думаю, тебе удастся это сделать, — сказала с улыбкой Регина. — Я получила депешу от твоих родителей. Они сошли на берег в Ливерпуле и в пятницу уже будут здесь.
Впервые за все время разговора Майлз расплылся в широкой счастливой улыбке.
— Великолепно! Надеюсь, мы можем отложить решение вопроса до приезда моих родителей?
— Думаю, можем, — ответила Регина, — однако же не следует и затягивать с ответом. Пообещай мне, ради спокойствия Фионы Пемброк, обсудить этот вопрос с отцом в первую очередь, отложив на время разговоры о погоде, лошадях и видах на урожай…
Майлз ухмыльнулся и дал клятву, что заговорит о браке с Викторией в ту самую минуту, когда отец выберется из экипажа.
Поцеловав бабушку в щеку, он торопливо вышел из библиотеки, смутно радуясь, что непростое объяснение со старой виконтессой наконец закончилась.
Когда Майлз прикрыл за собой дверь, Регина откинулась на спинку кресла, сцепила на коленях пальцы и предалась размышлениям.
«Если ты полагаешь, мой мальчик, что отец позволит тебе ускользнуть от ответственности, — думала она, — то можешь на это не рассчитывать. Уж мне ли не знать своего сына? Хотя Джеймс и живет сейчас в Америке, он британец до мозга костей, а уж британцы убеждены, что с женщинами надо поступать честно».
Регина нисколько не сомневалась, что Джеймс одобрит ее планы насчет женитьбы Майлза. Оставалось надеяться, что Фионе тоже удастся преуспеть и склонить к этому браку Викторию.
— Если ты попытаешься принудить меня к замужеству, предупреждаю: я убегу. Клянусь, я это сделаю!
При этих словах глаза Виктории полыхнули мрачным огнем, а лицо обрело упрямое выражение. В ответ бедная Фиона только тяжело вздохнула, но, с минуту помолчав, возобновила атаки на несокрушимые, казалось, позиции падчерицы:
— Виктория, как ты не понимаешь, что иного выхода нет? Даже если ты и убежишь — где будешь жить, что станешь делать? Хочешь — не хочешь, а выйти за Майлза тебе придется. Этого требует семейная честь.
— Опять эти рассуждения о долге и семейной чести… Надоело! — бросила Виктория. — Замуж за него я не выйду, и уговаривать меня бесполезно.
— Но как быть со слухами, которые распространяет о тебе Хэррисон Гилфорд? Они порочат не только тебя, но и нас. Ты что же — хочешь, чтобы твое упрямство навлекло позор на всю семью?
— Если Гилфорд и говорит мерзости, то только обо мне, а я на его грязные измышления плевать хотела! С какой стати вы-то все разволновались? Господи боже мой, Фиона, ты ведь с близняшками уезжаешь в Америку — почему тебя так заботят слухи, которые распространяет обо мне Гилфорд?
— Виктория, я просто не в силах поверить, что все это говоришь ты! Ведь ты же знаешь, как я тебя люблю. Неужели ты думаешь, что я уеду в Америку, а тебя оставлю разгребать всю эту грязь?!
— Думаю, в твои намерения это не входит, — сказала Виктория, — а потому мне ужасно стыдно, и я прошу у тебя извинения за непослушание и упрямство. Но как бы то ни было, замуж за Майлза Уэлсли я не выйду.
— Ты его не любишь? — спросила Фиона.
Виктория с минуту помолчала, обдумывая вопрос мачехи.
— Не знаю, Фиона. Ничего-то я не знаю. Какие-то чувства я к нему испытываю — только я не уверена, что это любовь. Полагаю, это скорее плотское влечение — это-то меня и пугает.
— Пугает? Но почему?
Виктория скомкала носовой платок и пробормотала:
— Потому что Майлз пробудил во мне чувства, какие, на мой взгляд, уважающая себя леди испытывать не должна.
— Но ведь в этом ничего худого нет, Тори, — сказала Фиона, у которой вновь вспыхнула надежда. — В чувствах такого рода, хочу я сказать. Более того, я думаю, что это неплохое начало.
Виктория уныло покачала головой:
— Мне не нравятся чувства, которые вызывает у меня Майлз. Рядом с ним мне просто не по себе.
Фиона наклонилась к ней так близко, что они едва не столкнулись лбами.
— Не могла бы ты описать, что именно чувствуешь?
Виктория шумно вздохнула.
— Меня бросает то в жар, то в холод, по телу пробегает дрожь, колени слабеют. Не могу сказать, что все это меня радует.
На лице Фионы появилась улыбка умудренной жизнью женщины.
— Поверь мне, Тори, — многие женщины о таких чувствах только мечтают!
— Я, наверное, к этим женщинам не отношусь. И кроме того — если я даже соглашусь выйти замуж за Майлза, откуда ты знаешь, что Майлз на мне женится?
— Женится, — категорически заявила Фиона. — Он же все-таки Уэлсли, а у всех представителей этого рода удивительно развито понятие о чести. Майлз поступит с тобой честно, даже не сомневайся.
— А я не хочу, чтобы Майлз, как ты выражаешься «поступал со мной честно». Уж если я и выйду когда-нибудь замуж, то только за человека, который будет меня любить. Мне не нужен муж, который женился на мне из соображений долга или потому, что у него развито понятие о чести! Должна тебе заметить при этом, Фиона, что Майлз со мной о любви ни разу не заговаривал.
— Но, Виктория…
— Ни слова больше! — девушка повелительно вскинула руку. — Не ты, а я должна думать над тем, как вывести наше семейство из-под удара. В конце концов, скандал разразился по моей милости. Хочу тебе, однако, заметить, что брак с Майлзом в мои расчеты не входит. Постараюсь как-нибудь выкрутиться, не прибегая к такому радикальному средству.
Кивнув мачехе на прощанье, Виктория вышла из гостиной.
— Какая все-таки трудная девочка, — пробормотала Фиона, глядя ей вслед. Взяв в руки чашку с недопитым чаем, она с минуту задумчиво созерцала прихотливый узор на молочно-белом фарфоре.
«Что бы там ни говорила Виктория, — сказала себе Фиона, — она так или иначе вернется к мысли о браке с Майлзом. У Гилфорда слишком длинный язык, и, для того, чтобы заставить замолчать сплетников, девочке, очень может быть, придется прибегнуть именно к радикальному средству».
18
— Бабушка, мы приехали!
Десятилетний Натан Уэлсли распахнул парадные двери манора Уэлсли и застучал подошвами ковбойских сапог по мраморному полу холла.
— Бабушка-а-а, ты где-е-е?
Это неожиданное вторжение, сопровождавшееся грохотом двери и громким топотом, пробудило Седрика, дворецкого и старшего слугу в доме, от дневного сна, которому он неукоснительно предавался после обеда.
Натянув сюртук и выбежав в холл, он с яростью обрушился на странно одетого мальчика, который по-хозяйски топал по мраморным плитам:
— Что это вы здесь раскричались, молодой сэр? Извольте сейчас же замолчать! Отвечайте: вы кто такой?
Натан взглянул на старого, безукоризненно одетого джентльмена и ухмыльнулся:
— Меня зовут Натан Баффингтон Уэлсли, я приехал из Америки, чтобы навестить свою бабушку. Вы не знаете, часом, где она?
Седрику ничего не оставалось, как принять к сведению, что буйные американцы, родственники виконтессы, к его огромному неудовольствию, почтили-таки старый дом своим присутствием. Более того, они приехали на сутки раньше, нежели их ожидали, не прислав даже посыльного с запиской.
— Вы, молодой человек, нанесли в холл грязи, неужели не видите? — Седрик ткнул пальцем в запыленные, забрызганные грязью до самого верха сапоги мальчика.
Натан равнодушно пожал плечами.
— Подумаешь? Дело-то житейское… — Повернувшись к двери, он завопил: — Эй, Сет, давай бегом сюда! Увидишь, как живет наша бабуля! Тут такой коридорчик, что по нему можно кататься, как на лыжах…
В ту же минуту в холл проник еще один мальчуган, не менее громогласный и шустрый, чем предыдущий, и огласил дом радостным воплем:
— Ты прав, Нат! — Он устремился по коридору к массивной лестнице, которая вела на второй этаж. — Давай-ка попробуем съехать вниз по перилам!
К великому облегчению Седрика, на площадке лестницы появилась виконтесса и повелительным голосом заявила:
— Довольно, мальчики! Немедленно вернитесь к двери и ждите, когда родители вас представят!
Мальчики посмотрели друг на друга одинаковыми голубыми глазами, разом кивнули, послушно вернулись к двери и застыли, благонравно вытянув руки по швам.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики