ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Он не только хорош собой, но еще и добр, — продолжала нашептывать горничная на ухо хозяйке.
— Добр? Ты так думаешь? — удивилась Виктория. — Ты, наверное, забыла, Ребекка, что он явился к нам, чтобы выманить у нас лучших наших лошадей?
— Извините, мадам, но я не верю, что мистер Уэлсли способен на такое. Он приехал в Пемброк-хаус по приглашению сэра Джона, да упокоит господь его душу, не для того, чтобы выманить у вас лошадей, но чтобы купить их. Уверена, в его намерениях не было ничего бесчестного.
— Дай-то бог, чтобы все было так, как ты говоришь, — прошептала Виктория и неожиданно для служанки добавила: — Иди, Ребекка, — тебе пора приступать к своим обязанностям.
Служанка согласно кивнула и отправилась по своим делам. Правда, прежде чем спуститься в холл, она бросила через плечо задумчивый взгляд на свою хозяйку и пробормотала:
— Некоторые люди даже не подозревают, как им везет в жизни. Интересно, что бы леди Виктория запела, если бы ей пришлось провести хотя бы пару вечеров в обществе конюхов? Уверена, после этого она сразу бы поняла, какое сокровище мистер Уэлсли!
Между тем «сокровище» поднялся на ноги, чтобы приветствовать леди Викторию, которая в этот миг выглядела просто ослепительно. Она была одета в серый твидовый костюм для верховой езды, который так соблазнительно обрисовывал ее фигуру, что Майлз, помимо воли, ощутил прилив желания.
Молодой человек судорожно сглотнул, стараясь овладеть собой, и с явным усилием изобразил на губах вежливую улыбку.
— Доброе утро, миледи. Вы сегодня чудесно выглядите.
Виктория опустила глаза и с сомнением оглядела свой скромный серый костюм.
— Вы и вправду так считаете, мистер Уэлсли?
— Да, — честно ответил Майлз, — хотя серый цвет, на мой вкус, несколько блекловат.
Виктория удивленно изогнула бровь.
— Вот как? Какой же цвет предпочитаете вы?
Майлз ослепительно улыбнулся.
— На мой взгляд, к вашим волосам и глазам подходит один-единственный.
— Правда? И какой же?
— Красный.
— Красный? — выдохнула пораженная Виктория. — Так вы полагаете, мне нужно носить красное? Уверяю вас, вряд ли в Англии найдется уважающая себя дама, которая позволит себе…
— В красном вы были бы просто обворожительны, — твердо сказал Майлз. — Думаю, настанет такой день, когда я увижу вас в красном платье.
— Могу вас заверить, сэр, что этого не случится никогда.
Майлз как-то совсем по-мальчишески подмигнул ей:
— Поживем — увидим. Ну как, мы едем на прогулку или нет?
— Обязательно, — ответила Виктория, натягивая перчатки.
Они рука об руку вышли за дверь и стали спускаться по ступенькам.
Как это все-таки по-американски, рассуждала про себя Виктория, следуя рядом с Майлзом, избрать из всех цветов именно красный! Для английской девушки из хорошей семьи красное платье — верх дурного тона. Уж и не знаю, смогу ли я провести в обществе этого человека хотя бы один день, даже если это необходимо ради осуществления моих планов?
В сущности, Виктория ничего толком не знала о Майлзе Уэлсли и еще меньше его понимала. По сравнению с другими ее знакомыми этот человек казался ей чересчур порывист. Он был слишком открыт, говорил что вздумается, был прям и непосредствен до крайности. Столь же чрезмерными казались ей его красота и привлекательность. Ни один мужчина из тех, кого знала Виктория, не мог в этом смысле равняться с Майлзом Уэлсли. Неужели все американцы таковы? — задавалась она вопросом и сама же себе отвечала, что национальность, по-видимому, тут ни при чем.
Как бы то ни было, всякий раз, когда Майлз оказывался рядом, сердце у нее в груди замирало и становилось трудно дышать. Фиона называла подобных людей «жизнелюбами». Именно такому человеку, по мнению Виктории, серый цвет и должен был казаться тусклым.
— Надеюсь, вас не разочарует окончательно тот факт, что лошадь у меня тоже серая? — с иронией в голосе осведомилась она. — Увы, красных лошадей нынче не достать.
Майлз заметил, что девушка смотрит на него с вызовом, и решил поддержать игру:
— Очень жаль. Кобыла клубничного цвета как нельзя лучше подошла бы к алому костюму для верховой езды.
Улыбка, появившаяся было на губах Виктории, улетучилась: стрелы ее сарказма явно не достигли цели.
— Итак, куда мы поедем? — торопливо спросила она, чтобы сменить тему.
— Вы не против, если мы прокатимся по полям? Я слышал, что где-то на задворках вашего имения имеются луга, где вы выпасаете молодняк.
Виктория искоса на него посмотрела, сообразив, что кто-то уже поставил Майлза в известность о ее маленьком секрете, который, впрочем, был отлично известен всем местным жителям.
— Как скажете, но заранее вас предупреждаю, что эти лошади не продаются.
Вскочив на коня, она сразу же пустила его галопом в надежде, что Майлзу придется скакать сзади и глотать пыль.
Увы, уловка не удалась. Отличный наездник, Майлз рее через минуту нагнал девушку и помчался с ней бок о бок.
Так, галопом, они одолели несколько миль, после чего Майлз крикнул:
— Берегитесь! Так вы скоро загоните вашу лошадь!
Виктория, понимая, что он прав, натянула поводья, и кобыла перешла на рысь.
— Здесь пасутся ваши лошади? — спросил Майлз, Указывая на огороженное частоколом пастбище.
Виктория согласно кивнула.
— В таком случае давайте остановимся и посмотрим на лошадок.
Поколебавшись, девушка снова кивнула.
Они спешились, взяли лошадей под уздцы и направились к ограде, за которой на изумрудно-зеленой травке резвился молодняк из табуна Пемброков.
С минуту Майлз и Виктория созерцали молодых лошадок, которые в отдалении щипали траву, время от времени вскидывая головы и оглашая окрестности громким веселым ржанием.
К изумлению девушки, Майлз неожиданно сунул в рот пальцы и свистнул так пронзительно, что Виктория едва не свалилась с ног. Лошадки как по команде вскинули головы, повернулись на звук и зарысили в сторону молодых людей, будто желая узнать, кто их обеспокоил. Это позволило Майлзу присмотреться к статям молодняка и определить его достоинства и недостатки.
— Это лошади от тех самых маток, которых вы показывали мне в конюшне?
— Большей частью. А почему вы спрашиваете?
— Да потому что они точно так же засекают ногу, как и те, что были выставлены на продажу.
— Мистер Уэлсли, — Виктория в сердцах хлопнула перчатками по колену. — Если вы еще раз скажете мне, что лошади Пемброков засекают ногу, я сяду на лошадь и вернусь домой!
Майлз посмотрел на нее и ухмыльнулся:
— Не любите вы выслушивать неприятные истины, миледи…
В ответ Виктория выхватила у него поводья своей кобылы.
— С меня довольно! Я отправляюсь в Пемброк-хаус.
Она сунула ногу в стремя и хотела вскочить в седло, но Майлз крепко обнял девушку за талию, подхватил на руки и легко, как перышко, снова поставил на землю.
— Не уезжайте, — прошептал он, наклоняясь к Виктории так близко, что едва не касался губами ее ушка. — Обещаю вам хранить молчание.
Виктория попыталась высвободиться, но Майлз держал ее крепко. Убедившись, что вырваться ей не удастся, она решила применить другую тактику и нежным голоском пропела:
— Ах, мистер Уэлсли, отпустите меня, пожалуйста!
— Так вот же — не отпущу, — словно кот, промурлыкал ей на ухо Майлз. — Мне нравится сжимать вас в объятиях.
— Но, мистер Уэлсли… Это, в конце концов, неприлично…
— К черту все приличия, — вполголоса сказал он. — Иногда они ужасно мешают. К тому же, целуя вас на конюшне, я тоже вел себя неприлично, зато сколько удовольствия получил!
— Мистер Уэлсли, прошу вас!
— Майлз. Зовите меня Майлз. Мистер Уэлсли — это мой отец.
— Хорошо… Пусть будет Майлз, — едва слышно произнесла Виктория, чувствуя, что ее силы и желание сопротивляться иссякают. — Так вот, Майлз, мы с вами не должны…
Закончить фразу ей так и не удалось, поскольку миг спустя молодой человек развернул ее к себе и припал поцелуем к ее губам. Словно по волшебству, с головы ее соскользнула шляпа, и стянутые в тугой узел волосы, обретя свободу, волной хлынули на плечи.
Виктория понимала, что так продолжаться не может, что она просто обязана оттолкнуть Майлза, но не находила для этого сил. С огромным трудом удавалось ей пока лишь одно: хотя бы отчасти сохранять ясность мысли.
У нее кружилась голова, подгибались ноги, жар сильного мужского тела наполнил ее сладкой истомой. Майлз целовал ее жадно, неудержимо, властно, и его дерзкие поцелуи распаляли в ее крови неведомые прежде желания.
— Майлз!.. — едва слышно простонала Виктория — и не узнала собственного голоса.
Уверенно и нежно он ласкал ее плечи, перебирал пальцами шелковистые волосы.
Виктория понимала: еще немного — и она лишится чувств.
— Майлз, — простонала она, — прекратите… прекратите немедля…
К большому ее удивлению, он подчинился, но не разжал объятий, и его жаркое дыхание все так же касалось ее щеки.
Словно очнувшись от сна, Виктория открыла глаза. И сразу же увидела над собой голубые глаза Майлза, затуманенные страстью, чуть приоткрытые чувственные губы.
Девушка перевела дыхание, высвободилась наконец из объятий Майлза и отступила на шаг. На этот раз он даже и не пытался ее удерживать.
— Вы… Вам нехорошо? — тихо спросила она. — У вас такое странное лицо…
— Да уж, наверное… — пробормотал Майлз, прикоснувшись дрожащей рукой к своим губам. Желание терзало его нестерпимо.
Виктория все так же озабоченно на него смотрела, и он на миг прикрыл глаза, провел по лицу ладонью:
— У меня все хорошо.
Виктория знать не могла, что творится с Майлзом, но подозревала в этом последствия их страстного поцелуя.
Раскаяние захлестнуло ее. В самом деле, что должен был подумать о ней Майлз после того, как она позволила себе подобные вольности? Кто знает, вдруг он потерял к ней всякое уважение?
Придав на всякий случай своему лицу строгое выражение, она твердо заявила:
— Мистер Уэлсли, я не могу позволить, чтобы вы впредь…
Майлз в упор глянул на нее — и она смолкла.
— Прошу вас, ничего не говорите. Это все испортит. — Он притянул девушку к себе, зарылся лицом в ее темные волосы и шепотом добавил:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики