ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Уберите от меня этого мясника! — завопил Хэррисон, зажимая рукой разбитый нос. — Он же сломал мне переносицу!
Поднявшись кое-как на ноги, он хотел было ударить Майлза по лицу, но молодой американец по части драк был большой дока, поскольку обучился этому искусству еще в детстве, возясь со своими братьями. Майлз опять сбил Хэррисона с ног, прижал его руки к полу и, глядя в окровавленное лицо врага, прорычал:
— Сейчас же извинись перед леди!
Гилфорд упрямо хранил молчание.
Майлз нанес ему короткий удар в челюсть с правой.
— Извиняйся, я сказал!
Хэррисон застонал от боли и, испугавшись, что может лишиться зубов, крикнул:
— Хорошо! Я прошу у леди извинения!
— Так-то лучше, — проворчал Майлз, после чего отпустил руки Гилфорда и распрямился. — А теперь пошел вон отсюда!
Хэррисон поднялся на трясущихся ногах с пола и, чтобы не упасть, ухватился за столб, подпиравший потолок конюшни. Его измазанное в крови, исцарапанное лицо было страшным.
— Ты пожалеешь о содеянном, Уэлсли, горько пожалеешь, — прохрипел он, после чего посмотрел горящими от ненависти глазами на Викторию и добавил: — И ты тоже. Вы оба горько об этом пожалеете!
Двинувшись шаткой трусцой по проходу, он отбежал на почтительное расстояние от молодых людей и, повернувшись к ним, погрозил Виктории пальцем.
— Я еще до тебя доберусь, девка! — выкрикнул он. — Ты только корчишь из себя леди — на самом же деде ты ничуть не лучше какой-нибудь служанки-деревеншины, которая в свободное время приходит на конюшню, чтобы поваляться в грязи с конюхом!
Майлз погнался было за Хэррисоном, но тот, изведав уже вкус кулаков американца и понимая, что все преимущества на его стороне, не стал его дожидаться и бросился к двери.
— Беги, ублюдок, да быстрее перебирай ногами! — крикнул ему вдогонку Майлз. — Не то я буду гнать тебя пинками до самого Гилфорд-холла!
Выглянув из дверей конюшни, Майлз убедился, что Гилфорд ударился в паническое бегство, и вернулся к Виктории.
Она стояла на коленях возле новорожденного жеребенка и плакала навзрыд.
— Что случилось? — спросил он, опускаясь рядом с ней на корточки. — Надеюсь, мы в пылу драки не причинили жеребенку вреда?
— Нет, — всхлипнула девушка, покачав головой. — С крошкой все в порядке. Вот только я теперь пропала.
Невзирая на ее слабый протест, Майлз притянул девушку к себе и заключил в объятья.
— Ничего подобного, дорогая моя. Вовсе ты не пропала. Поверь, Хэррисон вряд ли обмолвится об этом происшествии хотя бы словом! Иначе ведь ему придется признать, что его разделал под орех дикий и невежественный болван!
Виктория громко всхлипнула и сквозь завесу спутанных волос посмотрела на Майлза.
— Откуда ты знаешь, что он так тебя называл?
— Он? — с ухмылкой осведомился Майлз. — Так или примерно так называла меня ты!
— Ox! — простонала Виктория, смутившись еще сильнее. — От кого же ты об этом узнал?
— Да об этом твердят все, кому не лень, — сказал со смехом Майлз, всматриваясь в ее лицо. — Ну, ты успокоилась? — спросил он, с минуту помолчав и уже без улыбки.
— Отчасти, — кивнула Виктория, стараясь не встречаться с ним взглядом. — Только на душе очень уж тоскливо.
— Потому что Гилфорд видел, как мы целовались?
— Хорошего в этом мало, — пробормотала девушка. — Однако есть и другая причина — много хуже. Мы и впрямь делали все то, в чем он нас обвинял.
Майлз нахмурился.
— Может быть, не стоит затевать весь этот разговор снова? Мы целовались, Тори, — и что же? Что в этом дурного?
Виктория вдруг вскочила и стремительно пошла двери.
— Ты все время это повторяешь, Майлз, но уверяю тебя — в этом случае ты ошибаешься! Настоящая леди нипочем не станет обниматься с мужчиной на соломе в стойле. Даже если Хэррисон будет держать рот на замке, я не смогу находиться в приличном обществе, зная, как низко я пала!
— Что это значит — «как низко я пала»? — недоуменно осведомился Майлз, следуя за Викторией по проходу между стойлами. — Намекаешь, что ты превратилась в падшую женщину? Но это же глупо! На самом деле ты самая настоящая женщина, чувственная и страстная! Неужели этого нужно стыдиться?
— Замолчи сейчас же! — вскричала Виктория, прижимая ладони к заалевшим щекам. — Ты не смеешь говорить со мной о таких вещах!
— Наоборот — как раз об этом нам и нужно разговаривать!
— Ты меня не понимаешь! — воскликнула Виктория.
— Не понимаю, — развел руками Майлз. — Может быть, ты все-таки объяснишь мне, что к чему?
Виктория с такой силой замотала головой, что ее черные волосы крылом взметнулись в воздухе.
— Ничего я тебе объяснять не стану! Я просто хочу, чтобы ты ушел. И ушел навсегда. Поверь, на этот раз я говорю совершенно серьезно.
Майлз на миг прикрыл глаза. Ему казалось, что он вот-вот взорвется. Решение, которое приняла Виктория и которое он был не в силах объяснить, окончательно вывело его из себя.
— Как скажете, миледи, — он остановился, склонил голову в поклоне и прищелкнул каблуками. — Если вы предпочитаете растравлять и лелеять в себе чувство вины, я воспрепятствовать этому не могу. В конце концов, кто я такой, чтобы лишать вас главного вашего удовольствия?
Обогнав Викторию, он большими шагами вышел из дверей конюшни, и миг спустя девушка услышала топот копыт лошади, уносившей его прочь от Пемброк-хауса.
17
Каролина пулей влетела в спальню Виктории и привалилась спиной к дверному косяку, переводя дух.
— Что случилось, Кэрри? — подняла на нее глаза старшая сестра.
— Ох, Тори! — едва отдышавшись, промолвила Каролина. — Как хорошо, что я тебя застала! Послушай только, что я тебе расскажу! Это просто какой-то ужас!
Лицо Виктории омрачила тень беспокойства.
— Что за ужасную историю ты собираешься мне поведать?
— Погоди, дай собраться с мыслями. — Каролина прошла наконец в комнату и плюхнулась на постель.
Викторию охватило нехорошее предчувствие. Она плотно прикрыла дверь, вернулась к кровати и уселась рядом с сестрой.
— Ну же, — сказала она, всматриваясь в лицо Каролины, — выкладывай, что ты узнала?
Каролина отпила глоток воды из стоявшего на ночном столике стакана и начала:
— Помнишь, меня приглашала на чай Пруденс Хетуэй?
Виктория кивнула.
— Так вот. Хочу тебе сказать, что вечер не сложился с самого начала. Дамы глазели на меня так, словно у меня лицо было выпачкано в грязи. Я даже сходила в дамскую комнату, чтобы глянуть на себя в зеркало, но ничего особенного не обнаружила. Когда я возвращалась в гостиную, леди там трещали, будто стая сорок. Стоило мне войти, как они словно по команде замолчали. Отсюда я сделала вывод, что они говорили обо мне. Тогда я, призвав на помощь всю свою смелость, прямо спросила, о чем это они шептались в мое отсутствие.
Виктория на секунду прикрыла глаза и с силой сцепила пальцы, чтобы не было заметно, как у нее дрожат руки. Она уже почти не сомневалась, что знает, кого именно обсуждали дамы в салоне Пруденс Хетуэй.
— И что же тебе ответили?
— Они мне рассказали…
Виктория ждала продолжения, но на Каролину словно напал столбняк.
— Что? Что они тебе рассказали? — выкрикнула девушка, разозлившись на сестру за молчание.
— Рассказали, о чем сплетничали в мое отсутствие. И знаешь, Тори, этот рассказ не имел ко мне ни малейшего отношения, зато напрямую касался твоей особы.
— Не может быть! — воскликнула Виктория, хотя знала, что может — да еще как!
— Увы, — кивнула Каролина. — Они сказали, что по округе распространился слушок, будто вас с Майлзом при компрометирующих обстоятельствах застукал Хэррисон Гилфорд. И где? — подумать только — на конюшне!
— Я с самого начала знала, что Хэррисон Гилфорд молчать не станет, — пролепетала Виктория, пряча лицо в ладони.
— Тори! — выдохнула Каролина. — Ты что же — хочешь сказать, что эти слухи справедливы? — Последнее слово она произнесла громким голосом, едва не сорвавшись на крик. — Нет, я этому не верю! Ты и Майлз Уэл-сли? Боже мой, что скажет мама? А виконтесса? Но что ты теперь будешь делать? Этот слух мгновенно разнесется по всему графству, и тогда…
— Замолчи! — воскликнула Виктория, затыкая себе уши, чтобы не слышать пронзительного голоса сестры. — Ни слова больше, Кэрри, прошу тебя!
Каролина озадаченно посмотрела на сестру, которая прежде славилась своей выдержкой.
— Тори, почему ты на меня кричишь?
Виктория ответила ей затравленным взглядом.
— Прости, дорогая, но я не могу долее слушать о том, что говорят люди, о чем они будут говорить, что Должна говорить я и что скажет наша мать или мистер Уэлсли… Боже! Лучше умереть, чем все это выслушивать!
Виктория снова закрыла лицо руками, но на этот раз Каролина заметила, что плечи сестры содрогаются от рыданий.
— Не плачь, Тори, — попросила девушка. В ее глазах тоже заблестели слезы. — Ты что-нибудь придумаешь. Ты же всегда была мастерица на выдумки! Прежде всего тебе надо решить, как ты все это объяснишь маме.
— Нет, — сказала Виктория, поднимая на сестру покрасневшие от слез глаза. — Это объяснить невозможно.
Каролина поднялась с места, подошла к инкрустированному перламутром изящному бюро и, вынув из ящика белоснежный батистовый платочек, протянула его Виктории.
— Только не надо пороть горячку, дорогая. Мы с тобой вместе все обдумаем и решим, что сказать маме. Прежде всего скажи мне, как толковать слова Гилфорда «при компрометирующих обстоятельствах». Я догадываюсь, что примерно это значит, но мне хотелось бы услышать твое собственное объяснение.
— Это значит, что меня застали за делом, которым мне заниматься вовсе не следовало.
Глаза Каролины расширились от любопытства.
— Значит, вы с мистером Уэлсли занимались какими-то неприличностями?
— Да.
— Ах, как это все волнительно! Так чем же вы занимались?
— Мы целовались, — невнятно отозвалась Виктория — в этот самый момент она энергично сморкалась. — Мы с мистером Уэлсли целовались в стойле.
Каролина мечтательно закатила глаза.
— Ах, Тори, какая ты счастливица!
— Счастливица? — выдохнула Виктория. — Как только тебе такое пришло в голову? Из-за этого проклятого поцелуя я по уши в грязи.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики