ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Здравствуйте. Как поживаете? Меня зовут Майлз Уэлсли.
Женщина холодно на него посмотрела и недовольно поджала губы. По-видимому, уклончивый ответ Майлза произвел на нее неприятное впечатление.
— Я не спрашивала, как вас зовут, сэр, я хотела узнать, что вы здесь делаете. Извольте немедленно убираться из конюшни, в противном случае я кликну сторожа.
Майлз в изумлении выгнул бровь — что, в самом деле, возомнила о себе эта дамочка? Судя по тому, что она облачена в потертые бриджи для верховой езды, блузку с длинными рукавами и запыленные высокие сапоги, ей приходится выполнять какую-то работу при конюшнях. С другой стороны, Майлз не мог припомнить ни единого случая, чтобы работу такого рода доверили женщине, и он решил, что перед ним, скорее всего, дочь конюха или старшего грума.
Майлз окинул взглядом стройную фигурку этой новоявленной амазонки. Лицо у нее было выпачкано в грязи, а пышные темные волосы стянуты небрежным узлом и заколоты на затылке. Однако ж, несмотря на такое не слишком подобающее молодой женщине обличье, Майлз наметанным взглядом определил, что амазонка очень даже ничего себе. Особенно привлекали ее глаза — большие и сверкающие, да и сердито поджатые губы были полными и свежими.
При всем том дерзкие речи незнакомки убедили Майлза, что эта женщина, выпроваживая его из конюшни, явно превысила свои полномочия. По этой причине он решил не обращать внимания на ее угрозы и уж, конечно, не спешить с выполнением ее требований. Опершись рукой о дверной косяк, Майл небрежно заметил:
— Я гость лорда Пемброка, и потому в том, что я здесь нахожусь, нет ничего зазорного. Как я уже говорил, меня зовут Майлз…
— Я знаю, кто вы такой, — грубо перебила его женщина. — О вас только и разговору.
Майлз выслушал ее с немалым удивлением и осведомился:
— Вот как? И кто же, интересно знать, вам обо мне рассказывал?
Незнакомка пропустила его вопрос мимо ушей:
— Меня ничуть не интересует, сколько у вас денег и сколько лошадей вы собираетесь приобрести на этой ферме, зато я с уверенностью могу сказать одно: Кингз Рэнсома вы не получите ни за какие деньги. Он не продается. А потому извольте немедленно выйти из этого стойла.
Майлз решил, что с него хватит. Хотя он был американцем до мозга костей и с неодобрением взирал на строгое разделение, существовавшее в Британии между классами, грубости он не стерпел бы ни от кого — ни от слуги, ни от британского пэра.
— Довольно слов, — произнес он, невольно повторяя любимое выражение бабушки, которая имела обыкновение именно так начинать свою речь, обращаясь к, провинившимся слугам. — Поскольку вы уже знаете, кто я такой, и догадываетесь о цели моего визита, нет никакой необходимости продолжать этот бессмысленный разговор. Приступайте-ка лучше к своей работе — и побыстрее!
Девушка, выслушав Майлза, от изумления широко раскрыла рот, а потом обрушилась на него с гневной речью, которая из-за ее волнения казалась несколько бессвязной.
— Как вы… неотесанный американский… мужлан… смеете разговаривать в таком тоне с женщиной? Уж не потому ли, что… вы богаты и… пользуетесь известным влиянием? Считаете, что вам все позволено? Думаете, что можете… все, что вам взбредет в голову, говорить… или отнять то, что… вам… хм… приглянулось?
Майлз оглядел ее, холодно прищурив глаза.
— Откуда, позвольте вас спросить, вы почерпнули сведения, которые позволяют вам столь откровенно судить меня?
— О, я наслышана о вас, можете не сомневаться! — со страстью в голосе воскликнула девушка. — Все только о вас и толкуют. Мистер Уэлсли то, мистер Уэлсли се… Мне все уши прожужжали о том, насколько вы пригожи и богаты. Говорят уже, что каждая незамужняя девушка в здешней округе думает лишь об одном — как бы привлечь ваше внимание. — Амазонка перевела дух и, окинув Майлза презрительным взглядом, добавила: — Честно говоря, не понимаю, из-за чего весь этот шум!
Если бы Майлз не был столь озадачен такой неприкрытой враждебностью, он, вероятно, отплатил бы маленькой злючке той же монетой. Сейчас, однако, он пришел к выводу, что вступать в перепалку с таким противником бессмысленно, и решил измыслить иной способ противодействия.
Сверкнув ослепительной белозубой улыбкой и устремив на девушку взгляд голубых глаз, от которого таяли представительницы прекрасного пола по обе стороны океана, он сказал:
— Откровенно говоря, я тоже не понимаю, отчего весь этот шум.
Девушка осеклась на полуслове и заморгала, поскольку никак не ожидала, что «американский мужлан» согласится с ее словами.
— Уже одно хорошо, — наконец сказала она, — что вы не воспринимаете всерьез все те глупости, которые распространяют на ваш счет. — Девушка склонила голову набок и снова посмотрела на Майлза, но уже без прежней предвзятости. — Все-таки нечто в вас, должно быть, есть, иначе бы о вас столько не говорили.
Между тем Майлз вышел из стойла, где находился Кингз Рэнсом, и прикрыл за собой дверь. Шагнув к девушке, он негромко проговорил:
— Давайте сделаем так: вы расскажете, что обо мне здесь говорят, а я вам скажу, что из всего этого соответствует истине, а что — нет.
Девушка окинула его изучающим взглядом, будто решая, стоит ли ей принимать участие в этой игре, а затем, с вызовом изогнув бровь, начала:
— Я вот слышала…
— Подождите минуточку, — перебил ее Майлз. — Прежде чем я займу оборону, поскольку, как я понимаю, сейчас мне придется туго, вы должны сообщить, от кого почерпнули сведения обо мне. Вы вот все время говорите — «я слышала»… Так вот, от кого вы все это слышали?
— Да от всех. Говорю же: все только о вас и толкуют.
— Но кто эти «все»? — спросил Майлз, разводя руки в стороны. — Уж не те ли люди, что трудятся вместе с вами на конюшне?
Девушка с минуту озадаченно смотрела на Майлза, потом у нее на губах заиграла хитрая улыбка.
— Ясное дело, это работа конюхов, — сказала она. — Что им еще делать, как не распространять сплетни? Ну и кое-кто из замка… тоже… приложил к этому руку…
— Понятно. Стало быть, на мой счет прохаживается прислуга?
Улыбка на лице девушки становилась все шире.
— Насколько я понимаю, мистер Уэлсли, на ваш счет прохаживаются все, кому не лень, — и слуги, и их хозяева.
— И что же они говорят?
— О, всякое! — Девушка просунула руку сквозь прутья и любовно провела рукой по морде Кингз Рэнсома.
— Что именно?
Она повернулась к Майлзу и снова с вызовом на него посмотрела.
— Говорят, к примеру, что у вас, как у всякого американца, непомерно развито самомнение, а еще говорят, что у вас непомерной толщины кошелек и вы желаете скупить всех лучших лошадей в графстве, а потом потихонечку переправить их к себе в Америку.
— Понятно, — сказал Майлз, нахмурившись. — А еще что говорят?
— Что вы ужасный циник и относитесь к женщинам с презрением. А потому светские дебютантки, которые стараются привлечь ваше внимание, выглядят до ужаса глупо.
— Неужели? Осмелюсь в таком случае спросить, удалось ли кому-нибудь из них привлечь мое внимание?
— Это вам лучше знать! — отпарировала девушка.
— Меня интересует, что слышали по этому поводу вы?
Девушка поколебалась, но все же заговорила:
— Признаться, я слышала, что таких уже несколько. А еще я слышала, что по отношению к ним вы позволяете себе бог знает какие вольности!
— Вольности? — с удивлением переспросил Майлз. — И какие же, если не секрет?
Амазонка сжала губы с такой силой, что они побелели.
— Как будто сами не знаете!
— Так вот же — не знаю! И какие же вольности я себе позволил?
Девушка на мгновение отвернулась, а когда повернулась снова, лицо у нее было постное и чопорное — точь-в-точь как у старой пуританки.
— Люди говорят, что вы позволяли себе — неоднократно причем… целовать девушек в губы!
Майлз едва не прокусил себе губу — такие героические усилия он прилагал, чтобы не расхохотаться. Более всего позабавило его прозвучавшее в голосе девушки нешуточное осуждение.
— Вот ведь ужас, правда?
— Конечно, ужас. Но хватит об этом. Вам давно уже пора удалиться из конюшни…
К тому времени Майлз настолько вошел во вкус разговора с прекрасной амазонкой, что попытка девушки прервать беседу вызвала у него недовольство.
— Погодите минуту, — сказал он, протестующе вскинув руку. — Прежде чем выгнать меня отсюда, ответьте мне еще на один вопрос.
Собеседница как-то совсем по-мальчишечьи шмыгнула носом, после чего, уперши руки в стройные бедра, сказала:
— Только при том условии, что вы дадите мне слово сразу же после этого удалиться.
Майлз придал лицу соответственно строгое выражение и, приложив ладонь к сердцу, сказал:
— Клянусь!
Девушка кивнула головой в знак того, что принимает его клятву.
— Итак, сударь, о чем вы хотите меня спросить?
— Я о тех девушках, которых якобы поцеловал… Кому-нибудь из них мой поцелуй понравился?
Прекрасная амазонка заморгала часто-часто — настолько ее, должно быть, поразил этот вопрос, — но потом оправилась и строгим голосом произнесла:
— Не могу вам сказать по этому поводу ничего определенного.
Майлз огорченно насупился.
— Так, значит, ни одна из этих юных красавиц не восславила мое умение целоваться?!
— Я ничего такого не слышала.
— В таком случае мне остается лишь посыпать голову пеплом. Оказывается, не так-то я в этом деле хорош, как думал.
Девушка сунула руки в карманы бриджей, обдумала сказанное Майлзом и, вскинув на него глаза, произнесла:
— Выходит, что так.
Теперь Майлз в свою очередь обдумал слова девушки. Дело ясное — ему бросили перчатку, а он, пообщавшись с этой амазонкой десять минут, находился в таком настроении, что был готов без малейшего колебания эту перчатку поднять. Наклонившись к девушке так, что его губы едва не касались ее уха, он прошептал:
— Что ж, тогда мне хотелось бы узнать ваше мнение.
Глаза девушки расширились, бравада на ее хорошеньком личике сменилась растерянностью.
— Мое?
— Ну, разумеется, — пробормотал Майлз, обнимая ее за плечи и притягивая к себе. — Кажется, кроме нас с вами, здесь никого нет.
Прежде чем она успела сказать хоть слово, он коснулся ее губ нежным поцелуем.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики