ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Она также передала, что сэр Джон возлагает почетную обязанность показать мне ферму и всех лошадей на вас.
— Неужели отец заболел? — воскликнула с испугом девушка. — Ребекка сказала вам, что с ним случилось?
Майлз удивился подобной озабоченности здоровьем родителя, который, по его мнению, просто-напросто переусердствовал вчера за столом.
— Нет, подробностей она мне не сообщила, но в то лее время не выразила ни малейшего волнения. Но отчего вы так разволновались — разве у вашего отца нелады со здоровьем?
Виктория минуту озабоченно смотрела на него, будто спрашивая себя, есть ли смысл сообщать чужаку такие личные сведения, но потом все же сказала:
— У сэра Джона больное сердце.
Теперь настала очередь Майлза озабоченно нахмуриться.
— Он серьезно болен?
Виктория провела ладонью по лоснящейся шкуре Кингз Рэнсома.
— У него время от времени появляются боли в груди, а иногда он начинает задыхаться.
Майлз нахмурился. У одного из ближайших друзей его отца в Америке были похожие симптомы, и после обширного сердечного приступа тот умер.
— Скажите, вы уже приглашали к нему врача?
Виктория нервно сцепила пальцы и утвердительно кивнула.
— Да, мистер Уэлсли.
— И что же он сказал?
— Да так, ничего особенного… но с какой стати это занимает вас? В конце концов, это не ваше дело, и вам нет никакой необходимости вмешиваться…
Хотя Майлз дал себе слово в отношениях с леди Викторией сохранять хладнокровие при любых обстоятельствах, на этот раз он все-таки не выдержал.
— Вот уж не думал, леди, что высказанная мною озабоченность будет истолкована как попытка вмешаться в дела вашего семейства, — холодно произнес он.
Хотя замечание Майлза заставило Викторию втайне пожалеть о допущенной бестактности, просить у него Извинения она не стала. Вместо этого она вышла из стойла Кингз Рэнсома, захлопнула за собой дверь и с деловым видом отряхнула ладони.
— Что ж, займемся делом. Коль скоро отец выразил желание, чтобы я показала вам лошадей, предназначенных для продажи, давайте пойдем и взглянем на них.
Заметив, что взгляд Майлза устремился в этот момент на Кингз Рэнсома, она добавила:
— Этот конь не продается.
— Вы мне уже об этом говорили. — Майлз не без сожаления отвел взгляд от великолепного животного. — В таком случае с какой лошади мы начнем осмотр?
Виктория промолчала и двинулась вдоль по проходу. Майлз пошел за ней следом, поглядывая на туго обтянутые бриджами бедра, которые соблазнительно покачивались в такт ее шагам. Миновав четыре стойла, располагавшиеся в ряд за стойлом Кингз Рэнсома, Виктория остановилась.
— Вот один из сыновей Рэнсома, — объявила она, указывая на жеребца в пятом стойле. — Его кличка — Разбойник. Хотя ему только три года, в будущем он обещает стать великолепным производителем.
Майлз скользнул глазами по груди и крупу лошади.
— По-моему, «великолепный» — понятие растяжимое.
— Что вы хотите этим сказать?
Майлз пожал плечами.
— На мой вкус, грудная клетка у него узковата.
Виктория одарила молодого человека враждебным взглядом.
— Если ваш вкус таков, тем хуже для вас. Пойдемте дальше.
На этот раз они остановились только в самом конце конюшни.
— Взгляните на этого. Возможно, его грудная клетка вам понравится больше.
— Это тоже сын Кингз Рэнсома? — спросил Майлз, подходя к девушке поближе и кивком головы указывая на жеребца.
Виктория утвердительно кивнула.
Майлз тщательно осмотрел коня, затем повернулся к Виктории и покачал головой.
— Что-то не похож.
Выражение лица девушки сделалось еще более враждебным и непримиримым, хотя Майлзу казалось, что она и так уже разозлена до крайности.
— Это почему же? Грудь у него хоршо развита.
— Согласен. Зато задние ноги никуда не годятся.
— Задние ноги? С ними-то что не так?
— С вашего разрешения, заднюю ногу он засекает.
— Не может быть!
— Очень даже может! Взгляните на его колени. Они направлены внутрь. А голень тонковата, и в этом не может быть никакого сомнения. Это, знаете ли, характеризует производителя не с лучшей стороны. — Со значением сдвинув брови, Майлз добавил: — У производителя задние ноги должны быть особенно развиты, иначе работа не сладится как надо.
Виктория отреагировала на его слова в точности так, как Майлз и предполагал. Возмущенно ахнув, она торопливо проговорила:
— Считайте, что ваших последних комментариев я не слышала! Что же до того, что этот конь засекает ногу, скажу еще раз: этого не может быть. В конюшнях Пемброков колченогих лошадей нет!
— Значит, этот первый, — пожал плечами Майлз, — и если вы вместо того, чтобы испепелять меня взором, как следует к нему присмотритесь, то убедитесь, что я прав.
— Ничего подобного! — воскликнула Виктория. — Просто вы смотрите на коня под каким-то странным углом. Может быть, если я выведу его из стойла…
— Не трудитесь! — Майлз повелительно вскинул руку. — Этот жеребец малость кривоног — под каким бы углом вы его ни рассматривали. И меня, ясное дело, он заинтересовать не может. Есть у вас еще жеребцы на продажу?
— Только двухлетки, — коротко ответила девушка. — Поскольку для роли… хм… производителей они еще слишком молоды, вряд ли они вас заинтересуют.
— Скорее всего, — согласился Майлз, — тем не менее я не прочь взглянуть и на них.
Виктория кивнула в знак согласия и подвела его к загону, где содержались три совсем еще молодых жеребчика. На этот раз Майлз не торопился с суждениями и высказал свое мнение только после того, как осмотрел всех троих.
— Итак, что вы думаете о молодняке? — не выдержав затянувшегося молчания, спросила Виктория.
— Боюсь, у них те же недостатки, что и у трехлеток — узкая грудь и слабые задние ноги. Неужели у Рэн-сома те же проблемы? Поверхностный осмотр, по крайней мере, этих недостатков у него не выявил.
— Это потому, что у него нет недостатков, — вступилась за своего любимца Виктория. — У него практически идеальное сложение. В конце концов, на скачках в Дерби он пришел вторым, а лошадь с узкой грудной клеткой, да еще засекающая ногу вряд ли способна на такое.
— Не спорю, — сказал Майлз, чуть наклоняясь вперед, чтобы еще раз взглянуть на двухлеток, — но, насколько я могу судить по его потомству, вам так и не удалось воспитать равного ему в беге скакуна. Или я ошибаюсь?
Виктория отвела взгляд, но тем не менее молчать не стала:
— Не ошибаетесь. Но если вы разбираетесь хоть немного в разведении лошадей, в чем я лично пока сомневаюсь, вы должны знать, что часто проходит много лет, прежде чем конюшне удается вырастить чемпиона. И мы тоже его вырастим. Обязательно. Это всего лишь вопрос времени.
Майлз покачал головой.
— Я как раз в этом не уверен. Разве что вы пойдете на коренные изменения процесса воспроизводства на ферме… Скажите мне вот что: кобылы, с которыми вы случаете ваших жеребчиков, принадлежат вам?
— Да.
— Можно мне на них взглянуть?
— У нас отличные кобылы! — взвилась Виктория.
— Я же не утверждаю, что они плохи, Виктория. Я просто хочу на них взглянуть.
Виктория заметила, что, обращаясь к ней, Майлз опустил титул, а это можно было истолковать как чуть ли не панибратство. Тем не менее девушка решила сделать вид, что не заметила подобного нарушения этикета, и, согласно кивнув, повела Майлза осматривать кобылиц. Они располагались в особых стойлах, которые находились в противоположном конце конюшен.
По мере того как осмотр кобылиц близился к концу, Майлз все больше хмурил брови, а потом сказал:
— Полагаю, основная проблема конюшни заключается именно в кобылах.
— У нашей конюшни нет проблем, мистер Уэлсли.
Майлз вздохнул.
— Хорошо, тогда позвольте представить дело так: возможно, ваши кобылы не так хороши и сильны, как того заслуживает Кингз Рэнсом. Ведь ваши кобылы имеют общую родословную?
— Да.
— В этом и кроется суть вашей проблемы! — заявил Майлз с видом знатока.
Глаза Виктории гневно сверкнули.
— Мне придется повторить, сэр: у нас нет проблем. Ферма Пемброков пользуется заслуженным уважением среди поклонников конного спорта в Англии на протяжении десятилетий.
— Не стану оспаривать этот факт. В противном случае я вряд ли бы сюда приехал. Я просто хочу сказать, что Кингз Рэнсом слишком хорош, чтобы растрачивать его силы на воспроизводство узкогрудых жеребят с тощими задними ногами. Ему необходимы кобылы с иной родословной.
Майлз медленно двинулся вдоль ряда стойл, где находились кобылы. На этот раз он осматривал лошадей куда тщательнее, чем в первый раз. Остановившись у последнего в этом ряду загончика, он воскликнул:
— Вот достойная леди, которая определенно заслуживает внимания нашего чемпиона!
Виктория торопливо подошла к нему, заглянула в загончик и вдруг залилась торжествующим смехом.
— Да это же Спринг Даффодил! Боюсь, мистер Уэл-сли, на этот раз вы себя выдали — ничегошеньки-то вы в деле разведения породистых лошадей не смыслите!
Майлз обернулся, посмотрел на Викторию, и у него перехватило горло — до того эта девушка показалась ему прекрасной. Нет, в самом деле, когда она улыбалась или смеялась, то превращалась в самую настоящую красавицу!
Тем не менее он решил не подавать виду, что красота Виктории глубоко его взволновала, и холодно осведомился:
— С какой стати вы мне это говорите?
— Потому что эта, как вы изволили выразиться, «достойная леди», пребывает в преклонном возрасте — ей по крайней мере четырнадцать лет от роду. Отец купил ее мне, когда я была еще ребенком, и я училась на ней ездить верхом. Даффодил давно уже ни на что не годна, но я так в детстве ее любила, что отец решил ее сохранить — из одной только сентиментальности, я полагаю.
Майлз повернул голову и с любопытством посмотрел на старую лошадь.
— Вы хотите сказать, что она ни разу не жеребилась?
— Только один или два раза. Я точно не помню — это было много лет назад. С тех пор она все больше ходила под седлом, и жеребцов к ней не подпускали.
— И очень зря, — заметил он с неподдельным сожалением. — Вы только взгляните на ее стати! Прекрасные голова и шея, большие глаза, широкая грудь, прямые, сильные ноги.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики