науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Что же вы, бандиты, вовремя не помогли товарищу?
— Господин капитан, — сказал Хольт, — я это увидел, когда было уже поздно. Мы перебежали на «Берту», мы ни о чем другом тогда не думали.
Кутшера снова кивнул.
— Ну, Вольцов, скажите честно, нагнали на вас страху?
Вольцов склонил голову набок и искоса посмотрел на капитана.
— Господин капитан! Нам не мешало бы иметь на позиции парочку дпадцатимиллиметровок! Ведь наш ближний огонь имеет чисто моральное значение.
— Вас тут много умников, всех не переслушаешь! — проворчал капитан, берясь за дверную ручку.
— Я пришлю к вам дежурного унтер-офицера для проверки связи, — сказал Готтескнехт. — Телефонная команда уже прибыла.
Кутшера, стоя в дверях, опять повернул к ним голову.
— Есть просьбы?
— Есть! — отозвался Феттер. — Господин капитан, по случаю такой бойни не мешало бы распить бутылочку-другую, да прикажите повару раскошелиться на банку мясных консервов.
— Вот фрукт! — выругался Кутшера. — Ему бы только пожрать да выпить! Ни о чем другом он не думает!
Хольт лег на койку. Он закрыл глаза. Вот и прошло, думал он, а теперь не страшно даже, если и опять повторится, я себе все куда хуже представлял. У меня просто не было времени испугаться. Пожалуй, не будет времени и почувствовать боль, если в тебя попадет… Шмидлинг погиб мгновенно. Но он содрогнулся при мысли, что придется лежать, как Цише, беспомощно глядя в небо, где снуют истребители… Это, должно быть, ужасно!
Санитар принес Цише снотворное, но, едва он ушел, Цише выбросил таблетки за окно.
— Правильно! — сказал Вольцов.
.Хольт думал: атака на бреющем полете куда страшнее, чем бомбовый ковер, как это было, когда погиб Фриц. Земцкий, Надлер — вот уже двух одноклассников мы потеряли… И Шмидлинг…
Шмидлинг, думал Хольт. Боялся фронта, а пришлось погибнуть на родине, в тылу. Может, на фронте он и уцелел бы? Или это было неизбежно и так уж ему суждено? Снова он задумался. Судьба, провидение… Или простая случайность? Шмидлинг всегда был мне чужд, человек другого мира. Что же это за мир?
Дверь распахнулась перед дежурным унтер-офицером.
— Проверка линии, а ну шевелись!
Хольт вместе с Вольцовом и Феттером направились к «Берте». Тягач, надсаживаясь, вытаскивал «Антона» из окопа. Отряд военнопленных засыпал воронки, восстанавливал разоренные окопы, чинил решетчатые настилы, разбирал сгоревшие бараки. Вольцов взялся за чистку боеприпасов.
— Нехорошо у нас получилось с заклинившейся гильзой, — сказал Феттер.
Хольт, оторвавшись от работы, удивленно на него посмотрел. Феттер был уже не прежним плаксивым увальнем, который вечно ныл и жаловался, что его обижают. Это был рослый крепкий малый, грубый и задиристый, отчаянный сорвиголова
Кутшера и в самом деле приказал раздать всем шнапс и «говядину в собственном соку». Вольцов раскупорил бутылку н протянул ее Цише.
— Сегодня, — сказал он, — ты пьешь первым. Если бы не твоя дурацкая манера вечно нести кисло-сладкую чепуху, мы бы с тобой были задушевными друзьями.
Цише улыбнулся и пригубил. Но Вольцов высоко поднял его руку вместе с бутылкой.
— Пей, не жалей, дружище! — Цише поперхнулся, водка залила ему лицо и потекла за воротник. — Нечего сказать, хорош германец! — смеялся Вольцов. — Даже пить не умеет! — Он передал бутылку другим. Хольт почувствовал, как алкоголь обжег ему гортань. Дрожь пробежала у него по спине. Но потом по всему телу разлилось благодатное тепло, и на душе сделалось спокойно и радостно. А все-таки жизнь хороша, думал он. Это хоть и опасная, но стоящая игра! Позвоню-ка я Герти!
В подвале командирского пункта, где временно помещалась канцелярия, сидел Готтескнехт и читал «Фелькишер беобах-тер». Хольт набрал телефон фрау Цише.
— Это ты, Вернер? Слава тебе господи! В городе говорят бог знает что! Это верно?
Хольт в присутствии Готтескнехта избегал личных обращений.
— Приходи! — сказала фрау Цише.
— Сегодня это невозможно.
— А как Цише — в порядке? — вспомнила она.
— Ему повезло, — сказал Хольт и спохватился, что теперь Готтескнехт догадается, с кем он говорит. — Отделался нервным шоком.
Он подумал, что связь оборвалась, но вдруг снова услышал ее голос:
— Жаль, что ты не можешь прийти. Жду тебя в самом ближайшем времени!
— Ясно. Постараюсь!
— И береги себя, слышишь?
Тревожится… — подумал Хольт, вешая трубку. Как охотно он помчался бы к ней. Все воскресенье у него испорчено. Ко многим курсантам из соседних городов приехали знакомые девушки. Почему у меня нет подруги, с которой можно было бы показаться на люди!
Феттер и Рутшер чуть ли не силком усадили Хольта за скат.
— Восемнадцать, — объявил для начала Феттер.
— Ничего я не умничаю, — жаловался Вольцов. — Нам действительно нужна двадцатимиллиметровка!..
— Двадцать четыре? — колебался Хольт. — Нет, я пас. Ты думаешь, что-нибудь от этого изменится?
— Четыре, семь, тридцать, три, шесть… — надбавлял Феттер.
— Еще бы! — сказал Вольцов. — Была бы у нас четырех-стволка — мы бы разнесли их в клочья!
— Они бы и четырехстволку превратили в металлолом!
— Сорок! — объявил Феттер.
— Но уж по меньшей мере двух «мустангов» бы не досчитались! — проворчал Вольцов.
— Гранд! — горделиво объявил Феттер.
Они начали игру. Вольцов, не отрываясь от Клаузевица, заметил:
— У них на БКП два пулемета, и хоть бы один выстрелил!
— Какое это имеет значение? — отозвался Гомулка со своей койки.
— Восемьдесят четыре, восемьдесят семь, девяносто один — половина очков! — объявил Феттер.
— Сегодня выбыло пятнадцать человек. Как бы не полетели наши отпуска!
— На нынешнем этапе войны отпуска — непозволительная роскошь, — откликнулся Цише, распростертый на своем ложе.
— Видали вы такое? Стоило Цише немного очухаться, как он опять несет чепуху, — сказал Феттер.
— Я подобных оскорблений больше терпеть не намерен! — взвизгнул Цише, весь трясясь.
— То есть как это не намерен? — осведомился Феттер. — Ты отлично знаешь: нам ничего не стоит всыпать тебе по мягкому месту!
Но тут вмешался Вольцов:
— Оставь его, Христиан! Цише теперь для нас свой брат — старый вояка!
Хольт и Гомулка переглянулись.
К вечеру пришлось все же отправить Цише на медпункт. Его по-прежнему трясло.
— Как бы он не остался таким! — выразил опасение Рутшер.
На что санитар со знанием дела ответил:
— Ничего! Вольем ему протонзил — встанет как встрепанный!
Вольцов провел весь день в столовой. Вечером он рассказал:
— Там сидят эсэсовцы, конвоиры русских военнопленных. Такую похабщину несут, что уши вянут!
Ночью небо сотрясалось от гудения моторов. Далеко на востоке падали сигнальные ракеты. «Это Дортмунд!» — сказал Хольт. Он был командиром орудия на «Берте». Кругом стреляли зенитки. Вскоре к ним присоединилась и сто седьмая.
Наутро учителя встретили в классе одни голые стены. Хольт, Гомулка и Вольцов помогали доставить на позицию орудие из ремонтной мастерской. «Антону» приварили новый накатник. Военнопленные исправили окоп, Вольцов приказал расчету заняться чисткой боеприпасов. «Я не хочу, чтобы у меня опять заклинилась гильза», — заявил он. Они разделись до пояса и усердно взялись за работу.
— Здесь, у орудия, жизнь еще терпима, — заметил Хольт.
После обеда была объявлена тревога. В сообщениях о воздушной обстановке назывались Людвигсхафен, Маннгейм и Швейнфурт. Другие группы самолетов летели через Альпы, направляясь в южные и юго-восточные районы Германии. После отбоя Хольт, измученный, прилег, но тут Гомулка, просунув голову в дверь, вызвал его наружу. Он был очень взволнован:
— Гляди, что делается!
У дерева группа военнопленных засыпала воронку. Конвоир-эсэсовец прикладом карабина повалил одного пленного на землю и с ожесточением топтал его ногами.
Хольт бросился назад в барак, где Вольцов, Феттер и Рутшер играли в карты.
— Гильберт! — крикнул он. — Там, на улице эсэсовец избивает пленного!
— Ну и что же? — с недоумением протянул Вольцов. — Какое мне дело до русских!
Да! Какое нам дело до русских!
— Но, Гильберт, этого же нельзя допускать!
— Отвяжись от меня со своей ребяческой блажью!
— Когда-то ты поклялся исполнить все, о чем бы я тебя ни попросил!..
Хольт настаивал, а у самого мелькала тревожная мысль: куда я лезу?
Но Вольцову отнюдь не улыбалось ввязываться в сомнительную историю.
— Неужели ты сам не справишься с этим типом?
Хольту было уже абсолютно ясно: это сумасшедшая затея!
— Был бы у меня дядюшка генерал, я бы к тебе не обратился!
Вольцов все еще колебался. Но постепенно им овладела ярость. Он швырнул карты на стол и зло посмотрел на Хольта.
— А мне, собственно, все равно, кому дать в морду! — Но Хольт видел, что Вольцову не хочется выполнить свое обещание.
Феттер распахнул окно. Все выглянули наружу. Избитый пленный все еще лежал на земле. Остальные продолжали работать. Конвоир стоял немного поодаль. Вольцов зашагал к нему прямо по полю и крикнул:
— Эй, ты, нельзя ли вести себя покультурнее!
— Это плохо кончится! — прошептал Гомулка.
Не слышно было, что ответил эсэсовец, но тут Вольцов за-к-ричал:
— Кто я такой? Я старший курсант Вольцов. Этого тебе достаточно?
Эсэсовец опять что-то сказал, потом отступил на шаг и поднял карабин.
— Избивай Иванов у себя в лагере! — продолжал ругаться Вольцов. — Но не смей этого делать здесь, на батарее!.. Ты! — крикнул он и, подскочив к конвоиру, схватил его за грудь. — Ты на кого поднял оружие? С ума сошел, что ли? Не хватает еще, чтобы немец стрелял в немца! — Он сильно тряхнул конвоира, а потом повернулся и зашагал прочь.
Молча вошел он в общую спальню, сел за стол и снова взял в руки карты.
— Здорово он струхнул! — сказал Феттер.
— Молчать! — крикнул Вольцов. И обратившись к Хольту: — Это первый и последний раз, что я позволил втравить себя в подобную историю. Ты с твоими бредовыми идеями! Нельзя быть таким слюнтяем!
— Ах, ты вот как! — взъелся Хольт. — Хочешь сказать что нашей дружбе конец? Так скажи это прямо! Уж не думаешь ли ты, что я тебя боюсь?
Вольцов удивленно посмотрел на Хольта:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики