науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Через плечо он спросил: — Куда, в сарай?
— Да.
Значит, она все-таки понимает по-немецки, с удивлением подумал он. Словачка открыла дверь. Хольт поставил корзину в угол, где уже была навалена большая груда сушняка. Девушка вошла за ним следом и поблагодарила:
— Спасибо.
Хольт выпрямился. Она стояла совсем близко, это волновало его. Неожиданно он схватил ее за плечи и привлек к себе, но получил такую затрещину, что едва удержался на ногах. Он рассвирепел. Был миг, когда он даже подумал кинуться на нее и овладеть ею силой. Но внутри голос шепнул: значит, и в тебе это сидит! Стыд захлестнул его горячей волной.
Девушка отскочила за чурбан, выдернула из него топор и, пригнувшись, стояла наготове. Правой рукой она судорожно сжимала топорище, а левую медленно подняла и указала на дверь. Она произнесла только одно слово:
— Вон!
Он хотел пролепетать какое-то извинение, как-то оправдаться, сказать, что она его не поняла, но глаза девушки глядели на него с такой безграничной ненавистью, что он, не проронив ни слова, покинул сарай.
Хольт ушел в сад. Он видел, как девушка, все еще держа в руках топор, метнулась через двор к домику. Но все это не доходило до его сознания. Как потерянный стоял он в школьном саду среди кустов. Он пытался отделаться от душившего его стыда. Он подумал: — Что она из себя корчит? В конце концов, я немец, а она… Но тут чувство стыда стало вовсе невыносимым. Лицо горело, словно опаленное огнем.
3
Три дня спустя отделение Шульце опять несло караульную службу в казарме. Хольт сидел в караулке, Шульце вышел из комнаты и, спустившись по ступенькам, направился к двери во двор. Несколько минут спустя Бем, выглянув из подвала, крикнул:
— Шульце!.. — И еще раз: — Шульце!
Венскат зашел в караульную и с ухмылкой сказал:
— Сейчас хоть из пушек пали, Шульце ничего не услышит. Я видел, как он крался за малюткой в сад, у него прямо слюнки текли!
Хольта будто кто стегнул. Но тут на пороге появился Бем.
— Вы что, дрыхнете в карауле? Хольт, Гомулка, живо за мной!
Венскат ушел во двор. Хольт спустился в подвал, вытащил из-под горы ящиков один с патронами для автомата Бема и вместе с Зеппом отнес его в караулку. Тут в комнату ворвался Венскат. На нем лица не было.
— Ребята!.. Господин унтер-фельдмейстер! Там в саду Шульце… убитый!
Бем уставился на Венската, беззвучно открыл и закрыл рот и вдруг рявкнул:
— За мной!
Они пересекли двор и вбежали в сад. В кустах лежал Шульце. Вид его был страшен. Вольцов хладнокровно наклонился над трупом. Лоб Шульце был рассечен топором. Он лежал на спине, как-то странно подогнув под себя ноги. Мундир и ширинка расстегнуты. В левом судорожно стиснутом кулаке зажат клок белокурых волос. Вольцов выпрямился.
— Крышка! — Он огляделся, чего-то ища. — Смотрите!
Хольт увидел в траве топор — тот самый топор.
— Господин унтер-фельдмейстер! — крикнул Венскат. — Ведь это швейцарова блондинка! Он пошел за ней, а когда я его хватился — смотрю, он тут лежит!
Но Бем уже мчался к дому швейцара. Из школы выбегали всё новые бойцы. Бем рванул дверную ручку.
— Выломать дверь!
Вольцов, грохоча, колотил и колотил прикладом, пока не сорвал запор. Венскат первый ринулся в дом, в два прыжка пересек переднюю и распахнул дверь.
Посреди комнаты с охотничьим ружьем в руках стоял швейцар и целился. Грянул выстрел. Венскат с воплем рухнул на пол. Бем вырвал у швейцара ружье и, избивая его прикладом, заорал:
— Сволочь! Бандит! Словацкая скотина!
Швейцар упал. Бем яростно топтал его подбитыми железом сапожищами.
— К стенке его… Сейчас же к стенке!
Девушка застыла у открытого окна. У ног ее лежал наполовину упакованный рюкзак.
Бем накинулся на девушку:
— Руки вверх, стерва!
Девушка подняла руки.
— Феттер, Вольцов! — скомандовал Бем. — Венската в лазарет! Гомулка, Шведт, поднять бандита и к стенке, живо! Хольт, что вы прохлаждаетесь? Отвести эту шлюху — и к стенке… Не опускать руки, стерва! Мерман, Рунге… за мной! — и Бем выбежал из дома.
Гомулка и Шведт подняли швейцара на ноги. Он, шатаясь, пошел перед ними по коридору во двор. Девушка, не ожидая приказа, сама последовала за ним.
Хольт шел в трех шагах от нее. Она сплела дрожащие руки на затылке, белокурые волосы рассыпались на руки и плечи. Спустив предохранитель, он держал карабин наизготовку. Левая рука обхватывала шейку приклада, палец правой лежал на спуске. Если она побежит, я должен выстрелить. И я выстрелю. Взгляд его уже нащупал точку между лопатками. Чуть левее, подумал он, тогда она ничего но почувствует.
Швейцар прислонился к стене, лицо его было разбито в кровь. Девушка встала рядом с ним. Хольт остановился в нескольких шагах с карабином наперевес. Он думал: вот-вот вернется Бем — и тогда я должен выстрелить…
Бем, выглянув из двери, заорал:
— В подвал обоих! Поживее!.. Что вы плететесь, как черепахи! — и отворил какую-то черную дыру — кладовую с массивными стенами и железной дверью. — Вы, Шведт, стойте здесь на посту, пока не сменят. Остальные за мной.
В караулке собралось все отделение. Вольцов доложил:
— Венскат убит. Четыре бойца на посту!
Бем переводил взгляд с одного на другого, бормоча фамилии:
— Гомулка, Хольт, Феттер, Цельнер, Мерман, Матцке, Руыге… Шведт в подвале… Вы, Вольцов, примете командование! Я звонил обер-фельдмейстеру. Он сейчас на станции. Когда вернется, хочет обоих допросить. Говорит, дело везде дрянь и тут не лучше… Первый взвод вызвали обратно, С третьим никак не удается связаться. Ночью посты будут удвоены. — Вольцов… Шульце отнести на медпункт. Потом очистить первый этаж от соломы — это слишком хорошее горючее, перевести всех на второй этаж, а внизу оставить только караул. Я пошел на мост. Как только обер-фельдмейстер вернется, явитесь к нему. Выполняйте.
— Первое отделение, слушай мою команду! — крикнул Вольцов. — Феттер, сообщите часовым, что их пока не сменят! Цельнер и Мерман, отправляйтесь за Шульце!
Феттер двинулся было к двери, но Вольцов его окликнул:
— Боец Феттер, почему не повторяете приказание?
— Слушаюсь, — опешив, пролепетал Феттер.
— Обращаясь ко мне, надо говорить: господин командир отделения!
— Слушаюсь, господин командир отделения!
— Ступайте! Живо!.. Порядок прежде всего! — крикнул Вольцов. — А мы пойдем очищать комнаты в первом этаже.
Вернулся первый взвод. Весь дом сотрясался от удара молотков. Окна первого этажа забивали изнутри сорванными с петель дверями. Кто-то даже приказал использовать для этого створки дверей черного и парадного ходов.
— Главное — чтобы они не швырнули нам в окно гранату! — пояснил унтер-фельдмейстер Ришка, командир первого взвода.
К вечеру вернулись Лессер и Ботхер. Вольцов спустился к ним на первый этаж отдать рапорт. Вернувшись наверх, он сказал Хольту:
— Можешь носить парабеллум, он не возражает.
Вечером явился Бем. Хольт видел, как он вслед за обер-фельдмейстером спустился в подвал. Вольцов сообщил:
— Обоих завтра утром передадут эсэсовцам.
Хольт промолчал.
Наконец в доме все стихло. Первый взвод под командованием Ришки благополучно отбыл; два отделения должны были охранять станцию и два — патрулировать город. Второй взвод назначили охранять мост и школу. Ночью Бем снял еще одно отделение из двух, охранявших школу, и послал на мост.
— Три отделения для моста… и только одно для школы? — заикнулся было Гомулка.
— Обленились, лодыри! — заорал Бем. — Будете сменяться каждые три часа и баста! Мне люди нужны! Мост важнее казарм, это приказ обер-фельдмейстера!
Оберформана Ресслера он отпустил с неохотой. Вольцов установил парные посты у обоих входов — на улице и во дворе. Кроме того, двое часовых должны были патрулировать вокруг школы.
Они сидели в караулке — Вольцов, Хольт, Гомулка, Феттер и оберформан Ресслер, тихий, спокойный человек, который сквернословил редко, только в минуты крайнего раздражения. Вольцов курил толстую сигару и комментировал события дня:
— Нас здесь четырнадцать человек, прибавьте еще Бетхера с Лессером. Ночью вернется третий взвод, тогда у нас людей хватит.
— К чему вся эта паника, не понимаю, — недоумевал Феттер. — Когда начальство лезет на стену со страху, никогда ничего не случается.
Хольт вышел из караулки. Болтовня ему опротивела. Постоял у двери, глядя на застывших в темноте часовых… Он думал о девушке в подвале. Эта мысль терзала его, как физическая боль. А ведь я бы ее застрелил, думал он. Он никак не мог разобраться в своих мыслях! Он пошел наверх и улегся на соломе, но сон не шел.
В одиннадцать часов они с Гомулкой сменили патрульных, Гомулка наказывал остальным:
— Не подстрелите нас ненароком!
Они не спеша делали обход: по улице, мимо школы, через сад, вокруг двора и с обратной стороны вновь выходили на улицу. Забор, примыкавший с двух сторон к школе, снесли. Оба молчали и напряженно вслушивались в ночную тьму.
Было около полуночи. Они вышли из сада на улицу. Вдруг в городе, почти рядом, хлопнул выстрел. Хольт замер. Завязалась беспорядочная перестрелка. Короткие, редкие автоматные очереди перемежались со все учащавшимися винтовочными выстрелами. У входа в школу прокричали: «Стой!» Потом и там грохнул выстрел. Гомулка сорвался с места и побежал к подъезду. Хольт услышал в саду, позади себя, торопливые шаги, кто-то продирался через кусты. Он выстрелил. В темноте впереди него сверкнуло пламя автомата. По ту сторону площади, там, где улица вела в город, разгорелась сильная стрельба, на мгновение стихла и вновь вспыхнула. Но вот стали стрелять и из школы.
По мостовой гулко протопали шаги, кто-то бежал со стороны города к школе, но около сада грохнулся наземь и закричал: «На помощь!» Хольт в два прыжка очутился возле упавшего; боец лежал ничком. Подняв голову, он прохрипел:
— Городской патруль… Всех…
Затем голова его в каске со звоном ударилась о мостовую. С той стороны площади, где начиналась улица, короткими очередями застрочил пулемет. Хольт поспешил спрятаться в кусты. Но стреляли и на дворе, и в саду за ним, совсем рядом, стреляли отовсюду.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики