науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Но Вольцов сильным толчком под ребро опять привел его в чувство.
— Слушай, тебе говорят!
Сделав над собой усилие, Хольт очнулся и заставил себя прислушаться к голосу, звучавшему в радиоприемнике.
— «…а потому приказываю, чтобы с этой минуты ни одно лицо на гражданской службе не выполняло распоряжений, исходящих из инстанций, подвластных узурпаторам. Во-вторых, чтобы ни одно военное учреждение, ни один командир, ни один солдат не выполняли приказов, отданных узурпаторами».
Что такое узурпаторы? — размышлял Хольт. Это, вероятно, от латинского корня, ну ясно — usu rapere, это уж по части Визе, Петера Визе, вот кому живется, сидит себе дома и дрыхнет сколько влезет! «…либо арестовать, либо, при малейшем сопротивлении, убить на месте…» Убить на месте, истребить с корнем, думал Хольт; его пробирал озноб, ну, что ж, тем лучше, по крайней мере не заснешь… »с удовлетворением приветствовать этот факт… — слышал он, ничего не понимая, так как утерял нить, — ибо мне дано было избежать гибели, которая ни капли меня не страшит, но которая привела бы к гибели весь немецкий народ. Я вижу перст судьбы в том, что мне дано завершить дело моей жизни, и я его завершу!..» Тишина. И следом другой голос: «Передача транслировалась радиостанциями Великогерманского вещания». Всё!
Внезапно раздалось громкое жужжанье — все, хоть и приглушенными голосами, заговорили наперебой. У Хольта стучали зубы.
— Ба-та-ре-е-ея! — протяжно гаркнул Готтескнехт, и гомон десятка голосов оборвался. — Внимание!
Мгновенный грохот топающих сапог. Курсанты и дружинники, руки по швам, стояли, затаив дыхание. Громовый рявкающий голос Кутшеры заполнил низкое помещение столовой.
— Приказы принимать только от ваших непосредственных начальников! — Пауза. — Сто седьмая тяжелая зенитная батарея ПВО хранит неколебимую верность фюреру! Если кто-нибудь на батарее… — Пауза. — …или кто из дружинников вообразит, будто теперь самое время вести разлагающую пропаганду, подстрекать исподтишка… — Пауза. — …того я сам, собственной рукой уложу на месте! Я не сочту это ни за унижение, ни за труд!
Дверь за ним захлопнулась. Готтескнехт приказал расходиться по баракам. Хольт посмотрел на часы. Половина первого. Курсанты и дружинники вскоре рассеялись по обширной территории батареи. Спотыкаясь в потемках, они кое-как перебирались через кучи земли и кратеры наполовину засыпанных воронок. На БКП с карабином на ремень нес охрану старший ефрейтор.
Прошло два-три дня. Ночь за ночью грохотало небо, падали ракеты, полыхали пожары.
Хольт спал как убитый. Когда кто-то стал трясти его за плечо, он еще долго лежал на боку лицом к стенке, не раскрывая глаз, пока наконец не очнулся. Повернувшись на другой бок, он с удивлением увидел перед собой желтый шнур и каску… У его койки стоял дежурный унтер-офицер. Хольт приподнялся на локте. Старший ефрейтор сказал негромко:
— Да проснитесь вы наконец! Вас шеф требует! Шеф требует!
Хольт с удивлением воззрился на дежурного.
Для чего это я ему сдался в четыре часа утра, чего хочет от меня Кутшера?
— А вы не знаете, зачем я ему нужен?
— Не разговаривать! Вставайте, да поживее! Хольт зашнуровывал башмаки, а в голове мелькали мысли одна другой тревожнее. Снова подкрался страх, мгновенно превратившийся в чувство панического ужаса… Это русские! Все дело в них! Надо же было так влопаться! Какое мне дело до этих военнопленных!
— Каску надеть! — приказал дежурный.
Кто же меня выдал? И это теперь, по прошествии трех недель! Он машинально провел рукой по френчу, проверяя, все ли пуговицы застегнуты. Или… Но почему же сейчас, ни свет ни заря? Тут он вспомнил дневник, который вел Цише. Проклятый дневник! Но ведь Готтескнехт взял его к себе, а Готтескнехт… Нет, быть того не может!
Было уже светло, почти как днем. На подъездной дороге ждал большой легковой автомобиль. Перед бараком начальства стоял Готтескнехт. Хольт, проходя мимо, бросил на него умоляющий взгляд, и Готтескнехт, кажется, кивнул ему, словно успокаивая.
В затемненной комнате шефа горела мутная лампочка. Унтер-офицер доложил, и Хольт остался один. Сиротливо стоял он на пороге, спиной к закрытой двери. Однако взял себя в руки. Щелкнул каблуками, правая рука взлетела для приветствия.
— Старший курсант Хольт по вашему приказанию прибыл! Секунды тянулись бесконечно, пока Кутшера не сказал ему «вольно».
Только теперь решился Хольт осмотреться в тускло освещенной комнате. В воздухе стлался густой табачный дым. Нетронутая походная кровать, у курительного столика два кресла, письменный стол, телефонный аппарат, знакомый радиоприемник… За столом — человек в штатском. В одном из кресел — Кутшера в расстегнутом мундире, а рядом с ним незнакомый офицер, нет, какой-то чиновный эсэсовец. Хольт напряженно соображал, что означают его эполеты. Он в чине обер-лейтенанта, следовательно оберштурмфюрер… Оберштурмфюрер — не спутать бы! Хольту вовремя вспомнилось, что в обращении к эсэсовцу слово «господин» отпадает.
— Подойдите ближе, Хольт! — сказал Кутшера. Даже когда он говорил негромко, голос его оглушал. Хольт повиновался. — Вы Вернер Хольт? — обратился к нему эсэсовец.
— Так точно, оберштурмфюрер!
Вопросы и ответы следовали друг за другом короткими ударами. Кутшера дымил сигаретой и слушал.
— Волонтер?
— Так точно, оберштурмфюрер! Зачислен в бронетанковые войска.
— Занятие отца?
— Он врач по профессии, оберштурмфюрер! В настоящее время служит контролером продовольственных товаров.
— Ваш отец был репрессирован в 1938 году. Как вы к этому относитесь?
Хольт не сразу нашелся что ответить.
— Я уже много лет не поддерживаю с ним связи. Он мне совсем чужой.
— А для чего вы поехали к нему в свой рождественский отпуск?
— Он… пригласил меня, оберштурмфюрер! — Это была ложь. — Я не мог ему отказать.
— Вы провели у отца только день и даже не зарегистрировались как отпускник в местном призывном управлении. Где вы провели остальные три дня?
Вот еще незадача! Откуда ему все известно?
— Отвечайте!
— Я провел их в деревне неподалеку отсюда, в Везельском округе. Деревня Дйнгден. Остановился в гостинице… В гостинице «У источника»…
— А там отмечались?
— Я был записан в книге для приезжающих, а уезжая, выписался, оберштурмфюрер!
Легкое движение руки налево — сидевший за столом штатский кивнул и что-то записал. Они проверят мои показания, подумал Хольт, проклятие, ведь Герти записана вместе со мной! Но чего он, собственно, от меня хочет? Вертится вокруг да около…
— Вы знакомы с полковником Барнимом?
— Так точно, оберштурмфюрер, вернее, нет, не знаком!
— Как же вас понять — знакомы или незнакомы?
Так вот он главный вопрос, Хольт безошибочно это почувствовал. Пот градом катился у него из-под каски и ручейками сбегал по лицу.
— Я не знаю его лично, оберштурмфюрер, я никогда его не видел и никогда с ним не говорил.
— Кого вы знаете в этой семье?
— Только обеих дочерей, оберштурмфюрер, старшая мне лично знакома, а младшую я видел издали.
— Старшую дочь зовут Ута?
— Так точно, оберштурмфюрер!
— Когда вы виделись с ней последний раз?
— В сентябре, в начале сентября прошлого года, oбeрштурмфюрер!
— Где у вас хранятся письма, которые вы от нее получаете?
Хольт проглотил слюну.
— Они у меня в шкафчике, оберштурмфюрер!
Обязательный жест в сторону Кутшеры.
— Готтескнехт! — гаркнул Кутшера. За спиной у Хольта открылась дверь.
— Господин капитан?
— Объясните, где лежат письма! — обратился эсэсовец к Хольту.
Хольт взглянул на Готтескнехта.
— Шкафчик у меня не заперт… На верхней полке слева папка, письма в ней, они связаны в пачку.
— Принесите всю папку! — распорядился оберштурмфюрер. Дверь захлопнулась. Не успел еще Хольт собраться с мыслями, как последовал новый вопрос.
— Знаете ли вы лейтенанта Кифера?
Хольт задумался: Кифер, Кифер, кто бы это мог быть?..
— Отвечайте!
— Как-то в обществе я встретился с одним лейтенантом, женихом Уты Барним. Может быть, его и звали Кифер, не припомню. Вполне возможно. Лейтенант бронетанковых войск.
— Когда это было?
— В прошлом году, в июле, оберштурмфюрер!
— Что это было за общество?
— У сестры моего школьного товарища был день рождения. Я попал туда случайно.
— Как зовут этого школьного товарища?
— Визе, оберштурмфюрер!
Вопросительный взгляд в сторону капитана. Кутшера отрицательно покачал головой. Движение руки налево, штатский сделал у себя заметку.
— Вы уже тогда были знакомы с Барнимами?
— Нет, оберштурмфюрер, я именно в тот день с ними познакомился.
В тот день… Незабываемая минута! Хольт чувствовал себя глубоко несчастным, он чуть не плакал.
Заскрипела дверь, Готтескнехт доложил: «Ваш приказ выполнен!» — и положил папку Хольта на курительный столик. Оберштурмфюрер вытащил из нее пухлую пачку и небрежно ее полистал. Писем накопилось порядочно.
— Здесь все письма, какие она вам прислала?
— Так точно, штурм… простите, оберштурмфюрер!
— Все до единого?
— Так точно, обер… штурм… фюрер!
— Что с вами?
— Ничего, оберштурмфюрер!
— Письма конфискованы!
Эсэсовец тщательно просмотрел содержимое папки — в ней не было больше ничего, кроме неисписанной почтовой бумаги. Движение руки налево — штатский поднялся и, ни с кем не простившись, вышел из барака.
Оберштурмфюрер устремил на Хольта испытующий взгляд — острый, пронизывающий взгляд холодных светло-серых глаз.
Хольт выдержал этот взгляд. Но где-то внутри он ощутил внезапную слабость, от которой задрожали колени. Голос обер-штурмфюрера прозвучал чуть не над самым его ухом.
— А известно вам, где сейчас находится эта Барним? Не можете ли вы подсказать нам, как ее найти?
— Я, право же, понятия не имею, оберштурмфюрер! — дрожащим голосом ответил Хольт.
— Если Барним даст вам о себе знать — письмом, по телефону или каким-нибудь другим образом — или если вам кто-нибудь сообщит о ее местопребывании, вы должны безотлагательно уведомить тайную полицию, полевую жандармерию или, в крайнем случае, вашего непосредственного начальника, с указанием, что означенная Барним разыскивается властями.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики