науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

А Цише продолжал срывающимся голосом: — За то, что ты эту женщину сделал шлюхой, ты ответишь моему отцу! Оба вы ответите! И вы пожалеете… ох как пожалеете… вы горько пожалеете о своем распутстве!
У Хольта опустились руки. Не зная, что делать, он вскочил и схватил Цише за грудь френча. Но тут раздался сигнал тревоги.
— Жаль! А я только собирался хорошенько тебя вздрючить! — сказал Хольт. — Ну, до следующего раза!
Весь трясясь от злости, Цише запихал свои бумажки за пазуху и побежал к орудию.
«Скоростные самолеты противника над северо-западной Францией направляются к нашей границе!» За этим долго ничего не следовало. Прошло битых три часа. Спустилась ночь. Дружинники спали в блиндаже. Но вот Цише крикнул: «Ни места-а-ам!» В окрестных городах завыли сирены.
— Это что же, сразу тревога? — удивился Гомулка.
«Крупные соединения бомбардировщиков противника над Голландией направляются в район Кельн — Эссеп», — передавал Цише. Вольцов пошел выгонять дружинников из блиндажа. Но самолеты изменили курс и пролетели много севернее.
— Ложная атака! Маскировочный маневр! — сказал Гомулка.. — Они хотят сбить с толку нас и наши ночные истребители.
Сирены провыли отбой. Позднее поступило сообщение, что бомбы сброшены в районе Большого Берлина.
Хольт переговаривался с Гомулкой. Слышно было, как на командирском пункте разоряется Кутшера. Два-три прожектора обшаривали небо. Ночь была светлая. Над самой головой высыпали звезды, но кругом грядами залегли облака. Где-то на юге выпускала плавку доменная печь, вырывавшиеся из нее клубы колошникового газа окрашивали небо в яркий багрянец.
— Сколько было сброшено бомб, — заметил Вольцов, — а заводам ничего не делается, работают и работают!
Но тут Цише крикнул:
— Соблюдать тишину! «Новая большая группа бомбардировщиков над Ламаншем, направление: Эмден — Ольденбург».
Опять в городах всполошились сирены. Спустя полчаса поступило сообщение: «У побережья бомбардировщики встретили густую полосу тумана. Ищут запасные цели».
— Теперь их можно ждать сюда!
Вольцов внушал дружинникам:
— Если они пойдут ставить рождественские елки, сразу же бегите за резервными боеприпасами. Понятно?
Снова по нарастающей и ниспадающей кривой провыли сирены. Тревога! В небе уже гудели звенья бомбардировщиков. Неподалеку, с восточной стороны ярко пылали осветительные ракеты, это засекли поселок, лежавший, словно остров, среди заводских зданий. Прожекторы суетливо метались по небу, угасая еще до того, как оптические приборы разведчиков успевали поймать цель. На северо-западе нарастало тяжелое гудение авиационных моторов. Кругом громыхали зенитные батареи. Каскады ракет освещали орудийный окоп.
— Стрелять по данным радиолокатора! — выкрикнул Цише. И тут же: — Радиопомехи! Неподвижный заградительный огонь — направление три! — Он продолжал объявлять данные для наводки. И наконец: — Огонь!
Грохот выстрелов и недалекие разрывы бомб смешались в раскатистый, долго не смолкающий гром. Хольту достаточно было повернуть голову, чтобы увидеть Вольцова: с непокрытой головой, он стоял у орудия, широко расставив ноги, и равномерными движениями вгонял в ствол патрон за патроном.
Перерыв огня.
Дружинники молча выбрасывали за бруствер закопченные гильзы. Кто-то подсчитывал:
— Тридцать девять, сорок, сорок один…
Сорок один выстрел? — удивился Хольт. Облака на востоке озарились багровым отсветом пожара, над расстрелянной рощей за рабочим поселком взвивались к небу языки пламени. До самой позиции веяло палящим зноем. А теперь и в густо застроенном поселке забушевал огненный смерч. Один из дружинников у стенки окопа вдруг согнулся пополам и закрыл лицо руками.
— У него там семья, — сурово пояснил чей-то голос.
— Неважно, — бросил ему Вольцов. — Возьми себя в руки, приятель! — Он смазывал затвор.
Воздух снова задрожал от гула моторов.
— Радиопомехи! — выкрикнул Цише срывающимся голосом. Нечего было загодя разоряться, злорадно подумал Хольт.
— Заградительный!.. Угол возвышения тридцать пять — тридцать, угол горизонтальной наводки сорок восемь — двадцать, взрыватель двести градусов!
Хольт поправил на голове наушники.
— Огонь! — крикнул Цише.
При каждом выстреле им в лицо ударяли фонтаны сухой пыли. Глаза горели, ослепленные молниями выстрелов. Хольт не расслышал команды «перерыв огня». Неожиданно в окопе воцарилась тишина. И в этой тишине послышался хриплый голос Вольцова:
— Мерзавцы, накидали в пожар фугасных бомб! Новые налеты. Над Францией большие партии бомбардировщиков летели по направлению к району Кобленц — Саарбрюкен.
— Сегодня у них обширная программа, — заметил Гомулка. Вольцов вместе с дружинником прочищал орудийный ствол. Только на заре, часов около четырех, было сообщено об уходе последних бомбардировщиков.
Хольт не переставая думал о том, как уладить давешнюю ссору. Когда они натягивали на пушку брезент, он глаз не спускал с Цише и немного успокоился, увидев, что он вместе с другими поплелся в барак и в изнеможении повалился на койку.
Тот ворох бумажек так, верно, и остался у него под френчем, соображал Хольт. На мгновение ему пришло в голову силой отиять письмо. Цише спал, тихо всхрапывая во сне. Спали и другие. Только Хольт лежал, не смыкая глаз; душевное напряжение и крайняя усталость мешали ему забыться. Мучительно искал он выхода. Снова и снова приходила ему в голову мысль довериться все же Вольцову, сослаться на данное им когда-то обещание. Около семи утра сигнал тревоги снова погнал их к орудию.
Было утро, свежее и ясное. Над поселком, который накануне подвергся бомбежке, по-прежнему непроницаемой пеленой стлался дым, скрывая горизонт. Не успели на огневой проверить связь с оптическими приборами, как поступили сообщения об отдельных скоростных разведчиках. Они летели вдоль
Рейна, держа курс на юг. Цише сообщил о крупных соединениях бомбардировщиков и истребителей над юго-восточной Голландией.
— Бомбардировщики под прикрытием истребителей? — откликнулся Гомулка. — Будет нашим истребителям работа!
Только бы не бомбометание на бреющем! — встревожился Хольт.
Вольцов ругался на чем свет стоит. Теперь, когда дружинники ушли с позиции и у орудий осталась одна молодежь, выяснилось, что на огневой за ночь израсходованы все боеприпасы.
— За дело! — скомандовал Цише. — Тащите сюда резервные патроны! — Но в то время как молодежь подтаскивала по полю корзины с боеприпасами, завыли сирены. С командирского пункта сразу же раздалась обычная команда.
Хольт бросил на поле корзину в центнер весом и побежал к орудию. От волнения ему никак не удавалось включить в механизм вилку наушников.
— Основное направление — девять! — крикнул Цише. Кто-то сказал:
— «Следопыты»!
Хольт слышал только слабый шум моторов. Он поднял глаза. Три машины с необыкновенной быстротой шли по небу. Должно быть, «лайтнинги»! В прозрачном воздухе вдруг выросли высокие, узкие, ясно очерченные столбы дыма. Хольт не сразу сообразил, в чем дело.
— Нас засекают дымовыми сигналами! — вне себя выкрикнул Цише.
Хольт с удивлением оглянулся: повсюду над позицией стояли дымовые сигналы, один — прямо перед ним, очевидно у дерева, соображал Хольт, другой — позади, рядом со столовой. Только тут он спохватился, что противник засекает цель и что эта цель — не что иное, как они сами… Даже голос Вольцова на сей раз звучал хрипло: «Сегодня добрались и до нас!» В отдалении, быстро нарастая, раздался гул моторов.
— Тревога!.. Основное направление — девять! — с отчаянием в голосе выкрикнул Цише. — Стрелять по данным прибора управления. Прямое приближение! — В наушниках у Хольта ясный, отчетливый голос произнес: «Угол горизонтальной наводки — сорок девять — тридцать».
— «Антон» к бою готов! — доложил Цише. — Беглый…
— Подносите патроны бесперебойно! — крикнул Вольцов, а Цише срывающимся голосом: — Огонь!
Хольт втянул голову в плечи и тесно прижался к орудию. Грянул выстрел, орудие закачалось, пустая гильза вывалилась на станину. Хольт сразу же успокоился: Вольцов ведет огонь! Но еще прежде, чем раздался оглушительный свист, налетевший грохочущий ураган смял все вокруг, дневной свет погас, земля дрогнула, вздыбилась, заколебалась, и Хольту почудилось, что он летит куда-то в бездонную пропасть… Когда он очнулся, еще не осознав, что произошло, воздух содрогался от гудения приближающихся моторов, а вокруг — ни малейшего намека па орудийный окоп, только взрыхленная земля и расщепленные балки, среди которых на корточках сидел Вольцов — Гомулка перевязывал ему голову. Хольт выплюнул набившуюся в рот землю и шлак. Где же пушка? Он увидел, что она лежит на боку и вместо стройного ствола в воздухе торчит только задранная станина, а под ней на усыпанной шлаком земле лежат неподвижно две серо-голубые фигуры. Хольт подполз к Вольцову, который нахлобучивал каску на забинтованную голову.
— Айда к «Берте»!
Хольт с трудом поднялся на ноги, еще раз оглянулся па неподвижные тела, распростертые под опрокинутым лафетом, и пустился бегом по изрытому воронками полю. Он взглянул вверх и увидел рассеивающиеся в воздухе дымовые сигналы, увидел цепочку четырехмоторных бомбардировщиков, приближающихся на небольшой высоте, и бросился наземь. Раздавшиеся выстрелы двух орудий так испугали его, что он скатился в огромную воронку. Там уже лежал Вольцов, лицо его было залито кровью.
— Вторая волна! — крикнул Вольцов. Рев идущих на бреющем полете бомбардировщиков мешал Хольту что-либо расслышать. Но тут его обдало словно сильным порывом ветра и так оглушило взрывной волной, что у него пресеклось дыхание. У самого его уха Вольцов простонал: «Боеприпасы! Боеприпасы взлетели на воздух!..» Громовое урчание моторов не утихало. Одинокое орудие выстрелило и умолкло. Хольт и Вольцов выкарабкались из воронки и побежали к «Берте».
Здесь укрылись от бомб Гомулка, Феттер и двое силезцев, все они с лихорадочной торопливостью готовились к стрельбе! Вольцов с усилием открыл затвор.
— Вернер — командир орудия! Зепп — первый номер! Христиан — шестой! Шредер, не стой без дела, будешь вторым!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики